Киргизия заключила с Россией необычную сделку: государственная компания «Кыргызгаз» продана «Газпрому» за символический один доллар. Усилению российских позиций в экономике Киргизии, однако, противостоит экономический натиск Китая. Предсказать исход борьбы между Москвой и Пекином за экономическое и политическое влияние в Киргизии пока трудно, но уже ясно, что эта борьба будет ожесточенной.

Оригинал опубликован на сайте русской службы Радио «Свободы». Тимур Токтоналиев является выпускником школы журналистики Kloop.kg (выпуск «Лето-2007»).

Парламент Киргизии на днях ратифицировал соглашение о фактической передаче «Кыргызгаза» «Газпрому». После аналогичной процедуры в Госдуме российский газовый монополист станет единственным поставщиком газа и получит право на геологоразведку в Киргизии. Взамен «Газпром» обязуется погасить долги киргизского предприятия, которые составляют 50 миллионов долларов, и инвестировать в обновление инфраструктуры около 670 миллионов долларов.

Газ

Правительство уверяет, что такое решение наиболее выгодно для Киргизии, но критики предупреждают: Москва, получив контроль над газовым хозяйством страны, обзавелась дополнительным рычагом давления на Бишкек. Сейчас Россия является основным поставщиком топлива в Киргизию. «Газпром», в частности, обеспечивает топливом аэропорт «Манас» в Бишкеке и владеет сетью автозаправочных станций.

Вдобавок Россия подписала соглашение с Киргизией о строительстве двух крупных ГЭС и списала Бишкеку долги почти в полмиллиарда долларов. «Мы превращаемся в буферную зону России», – заявил на заседании парламента депутат от оппозиционной фракции «Ата-Журт» Мыктыбек Абдылдаев, который вместе с 18 коллегами голосовал против продажи «Кыргызгаза».

Доктор экономических наук Джумакадыр Акенеев обращает внимание на ряд обстоятельств, сопровождавших покупку «Кыргызгаза» «Газпромом»:
– Была просьба со стороны руководства Киргизии, чтобы «Газпром» взял «Кыргызгаз» со всеми его долгами, с перспективой модернизации, чтобы у нас был бесперебойный и относительно дешевый газ. «Газпром» откликнулся. Для него выигрыш в одном – будучи российской компанией номер один по выработке и продаже газа, он распространяет свое влияние дальше. Киргизия у «Газпрома» будет одной из экономически освоенных территорий, – считает Акенеев.

У России, однако, есть очень серьезный соперник в борьбе за экономическое влияние в Киргизии – Китай. Китайские компании активно работают в горнодобывающей отрасли страны, запущен крупный нефтеперерабатывающий завод и увеличивается объем товарооборота – по данным Таможенной службы Киргизии, в 2012 году он вырос почти на 32 процента, в то время как с Россией – на 20. Россия стала главным торговым партнером Киргизии – уровень товарооборота в прошлом году составил свыше двух миллиардов долларов. Китай идет по этому показателю вторым – 1,3 миллиарда долларов.

Однако в бизнес-кругах данные по Китаю считаются сильно заниженными, и посол Китая в Киргизии Ци Даюя на пресс-конференции подтвердил эти сомнения. По его данным, уровень товарооборота между Киргизией и Китаем в прошлом году составил 5 миллиардов долларов, что в два с половиной раза больше, чем с Россией.

Как говорит бывший министр экономического развития Эмиль Уметалиев, Россия вряд ли сможет остановить китайское экономическое наступление:
– Очевидность торговой экспансии Китая доказана десятилетиями, и ничто не предвещает ломку этого устойчивого процесса. Сегодня я не вижу серьезных и устойчивых альтернатив, которые может предложить Россия. Все предложения, на мой взгляд, кажутся сомнительными, включая проект «РусГидро».

Экономист Искендер Шаршеев полагает, что хотя у российского бизнеса есть интерес к Киргизии, однако двусторонние отношения монополизированы и чрезмерно политизированы государством:

– Я знаю многих людей в крупных российских компаниях, которые планируют разворачивать здесь свой бизнес. Сами бизнесмены хорошо относятся к нашей стране, но руководство России больше видит в нас политическую единицу, нежели экономическую, – говорит Шаршеев.

Кыргызгаз

По его словам, подход китайских компаний другой, он предполагает бóльшую степень партнерских взаимоотношений:

– На данный момент экономическая стратегия Китая выглядит более интересной, она позволяет и нам сохранить самоуважение, в отличие от стратегии России, в которой больше просматривается стремление к подчинению. Мы близки по культуре и менталитету, мы знаем русский язык, но сейчас происходит страшное – Россия пытается сделать из нас подчиненного. И если так и будет продолжаться, то у Китая все шансы перехватить инициативу, – считает Искендер Шаршеев.

Во время сентябрьского визита в Бишкек председатель КНР Си Цзиньпин сообщил, что Китай готов инвестировать в Киргизию около трех миллиардов долларов. На данный момент Китай занимается реконструкцией киргизских дорог, Бишкекской ТЭЦ и строит линии электропередач. Через Киргизию пройдет газопровод, ведущий из Туркменистана и Узбекистана в Китай.

Джумакадыр Акенеев, тем не менее, считает, что Россия уже увеличивает свое присутствие в киргизской экономике за счет энергетических проектов, и после вступления Киргизии в Таможенный союз это влияние будет только усиливаться:
– Россия борется за Киргизию. Если мы войдем в Таможенный союз, то, естественно, отношений больше будет с Россией, Казахстаном и Белоруссией. Китай мы, конечно, никак со счетов не сбросим. Здесь могут создаваться какие-то совместные предприятия, но маятник все же качнется в сторону России и других стран Таможенного союза, – объясняет Акенеев.

До появления Таможенного союза Киргизии удавалось умело балансировать в своей экономике российское и китайское присутствие. Но как только Россия и Казахстан начали строить свою экономическую политику в соответствии с правилами нового объединения, у Киргизии уже появились трудности с реэкспортом китайских товаров. Со вступлением страны в Таможенный союз она сможет экспортировать в Казахстан, Россию и Белоруссию только товары собственного производства.

– Скорее всего, одна из главных причин приглашения Киргизии в Таможенный союз – попытка ослабить китайское присутствие в нашей экономике. Россия очень неумело пытается изолировать себя от торговых успехов и экспансии Китая, применяя старые советские методы. Это бесперспективно и мешает нам. В геоэкономическом плане – это просто мыльный пузырь, – полагает бывший министр экономического развития Эмиль Уметалиев.

В то же время экономисты напоминают: Россия предоставляет почти миллион рабочих мест для киргизских мигрантов, денежные переводы которых тоже являются существенным вкладом в киргизскую экономику. Балансируя российские и китайские интересы в национальной экономике, Киргизия не может не учитывать и этот фактор.