Ринат Тухватшин
Ринат Тухватшин
Повествование ведется от лица со-основателя Kloop.kg Рината Тухватшина и воображаемой аудитории, задающей вопросы.

Давайте на секунду представим, что Сергей Брин и Ларри Пэйдж открыли Гугл не в США, а в Кыргызстане.

Сейчас бы мы все жили по-другому. Уже два года назад подоходный налог, выплачиваемый Гуглом, превысил доходную часть бюджета Кыргызстана на 500 миллионов долларов. Это без учета налогов с зарплат сотрудников и социальных отчислений.

В 2012 году доходы Гугла превысили ВВП Кыргызстана почти в семь раз.

При этом, изначально американское правительство или еще кто-нибудь не вкладывали миллионы долларов в создание поискового гиганта.

Гугл основали два аспиранта из Стэнфорда. Сначала это даже была не компания, а просто университетский исследовательский проект.

Первая инвестиция, которую они привлекли, составила всего 100 тысяч долларов (сейчас в Бишкеке столько стоит новая трехкомнатная квартира). Потом они чуть не продали компанию за один миллион. Сейчас ее капитализация составляет почти 400 миллиардов долларов (чтобы вы представили масштаб: 1 миллион — это примерно три килограмма в купюрах по сто долларов, 400 миллиардов — это 1200 тонн).

Ну, то есть, понятно, что было бы просто замечательно, если бы Кыргызстан был родиной таких хай-тек гигантов, как Гугл, Фэйсбук, Яндекс, Твиттер, Интел.

А теперь вопрос на засыпку: а что нам, собственно, мешает?

Пожалуйста, сразу идите на хрен те, кто считает, что этого не может быть.

Идите на хрен те, кто считает, что США — это США, а Кыргызстан — это Кыргызстан. (Мне в свое время сказали, что в Кыргызстане невозможно вырастить культуру бета-клеток. Вырастили уже три года назад. Я даже в Инстаграм выложил. Кстати подписывайтесь: @rinat.t).

Если что-то не происходит или происходит, на это есть конкретные причины. Давайте попробуем разобраться:

Что больше всего мешает появлению у нас глобальных высокотехнологичных компаний?

[divider]Может быть коррупция?[/divider]

Ну да, коррупция у нас есть. Но кто сказал, что коррупция — это помеха для развития высокотехнологичного бизнеса?

Коррупция вредна для бизнеса только в случае, если она создает неравные условия, несправедливую конкуренцию (ну типа, как при бизнесе, связанном с гос. заказом или застройкой, землю под которую выделяет государство). В случае, если коррупционная нагрузка одинакова для всех, взятки легко относятся на расходную часть и бизнес продолжает развиваться. (Как-нибудь напишу про плохую и хорошую коррупцию подробнее.)

[divider]Может быть бюрократия и налоги?[/divider]

Если вы считаете, что налоги у нас выше, чем в США, а бюрократия хуже, то вы глубоко заблуждаетесь. Что может сравниться с патентом для программиста стоимостью меньше двухсот долларов в месяц? Да ничего!

[divider]Может быть к нам не едут одаренные и молодые?[/divider]

Да половина Пакистана и четверть Индии обучаются в наших медицинских вузах. И среди них на каждые сто человек наверняка найдутся хотя бы 1-2 исключительно одаренных.

Заветная мечта всех моих друзей из Туркменистана — это кыргызское гражданство. Причем у всех этих друзей есть высшее образование и они побывали зарубежом по несколько раз.

ID-паспорта

[divider]Может быть бытовые условия у нас не на уровне?[/divider]

А вы поживите в Бруклине и поездите в Манхэттен на работу или учебу, всего-то три часа под землей каждый день.

Я лично знал одного американца, который обожал Кыргызстан, прожил здесь несколько лет, а потом без проблем поступил в Стэнфорд. То есть, он жил здесь, потому что ему нравилось, а не потому что деваться было некуда. Даже сейчас десятки волонтеров из США живут в самых отдаленных селах. В Клоопе наш радио-отдел возглавляет редактор из Германии.

[divider]Может быть технологий у нас нет?[/divider]

А какие технологии вам нужны? Все серьезные интернет-проекты имеет смысл размещать сразу на облаках Амазона или Гугла, которые базируются на серверах, разбросанных по всему миру.

Для создания прототипов можно использовать 3D-принтер. Готовую продукцию надо заказывать в соседних Китае и Индии. Как делает тот же американский Эппл, например.

Подпись
Да, все оригинальные Айфоны производятся на китайских фабриках корпорации Фоксконн. Даже не в Тайване, блин.

С поставками из Китая в любую точку мира тоже проблем нет.

Конечно, во всех вышеперечисленных областях у нас полно проблем. Но такие проблемы есть в любой стране мира. Те же Штаты не исключение.

[divider]Так почему Кыргызстан пока не стал родиной ни одного хай-тек гиганта?[/divider]

Главная причина — это отношение нашего общества к бизнесу. Причем даже не всего общества, а прежде всего самих бизнесменов и инвесторов.

У нас, к сожалению, не выработана культура стартапа. А именно — у нас с американцами диаметрально противоположное отношение к стартовому капиталу, инвестиционным рискам и провальным проектам.

Стартовый капитал

В Кыргызстане, чтобы начать бизнес, нужны деньги.

Если у тебя есть идея и команда, но нет денег, приходится брать страшно невыгодный кредит в банке (почти всегда под залог жилья). Выплаты по такому кредиту очень сильно отвлекают от творческого процесса и тщательной проработки идеи. Все усилия приходится сосредоточить на получении быстрой прибыли, пусть это даже и убивает перспективу дальнейшего развития.

Если кредит в банке не получается, приходится находить так называемого партнера/инвестора с деньгами. При этом, как правило, авторы бизнес-идеи становятся фактически наемными сотрудниками, которые в любой момент могут быть выведены из бизнеса. Нематериальный вклад в общее дело у нас, к сожалению, ценится крайне низко.

В Штатах инвестор тоже играет огромную роль и, конечно, никто не дает денег на реализацию голой идеи. Деньги даются, когда начинающая компания способна доказать, что она сможет выпустить продукт, который в перспективе будет востребован на рынке. При этом такая перспектива может быть весьма отдаленной, но инвесторов это не смущает.

Компания “Твиттер”, созданная в 2007 году, до сих пор остается убыточной. При этом в нее вложили уже почти 60 миллионов долларов, и ее акции прекрасно торгуются на бирже и периодически резко повышаются в цене. А представляете, что было бы, если создатели Твиттера взяли бы 60 миллионов в кредит? Я что-то не представляю.

Штаб-квартира Твиттера в Сан-Франциско.
Штаб-квартира Твиттера в Сан-Франциско.

Инвестор, естественно, получает определенный контроль над компанией, в которую вкладывает деньги.

Сергей Брин и Ларри Пэйдж сейчас владеют всего лишь 12 процентами Гугла (это, правда, все равно больше 40 миллиардов).

При этом подразумевается, что, как правило, нет никакого смысла отстранять основателей от руководства компанией. Так как те, кто основал и привлек первые инвестиции, смогут привести компанию к дальнейшим успехам. Те же Брин с Пэйджем подписали контракт, согласно которому будут работать в Гугле как минимум до 2024 года. (Из любого правила есть исключения, ну как история с уходом и возвращением Стива Джобса.)

Инвестиционные риски

В Кыргызстане инвестор, как правило, ожидает, что вложенные деньги обязательно принесут прибыль. Американский инвестор понимает, что больше 95% стартапов никогда не станут прибыльными.

Вы бы дали денег, если бы знали, что с вероятностью 97% они не вернутся? Скорее всего большинство местных инвесторов ответили бы на такой вопрос отрицательно.

Подпись
А зря.

У нас появится куча успешных стартапов, только в том случае, если наши инвесторы будет рассуждать примерно вот так: “Есть 97% вероятности того, что деньги не вернутся — это значит, что существует 3% вероятности, что деньги вернутся. Значит, если я дам деньги тысяче компаний, есть хороший шанс, что 30 из них преуспеют. А что такое преуспевающий стартап? Гугл за 16 лет подорожал в 40 000 раз. Хм, стоит рискнуть.

Провальные проекты

Высокая частота провалов стартапов не означает, что за неудачными проектами стоят неудачники. И в Кремниевой долине это прекрасно понимают.

В Калифорнии существует целая культура провальных проектов. Проводятся конференции, посвященные бизнес неудачам, так называемые “фэйл кэмпы”. Стартаперы, которые пережили несколько таких провалов, считаются более перспективными.

А теперь представьте — вы инвестор в Кыргызстане, к вам приходят молодые ребята и говорят: “У нас была одна бизнес-идея и нам дали на нее 20 миллионов, но по определенным причинам бизнес не пошел, потом на другую бизнес-идею нам дали 40 миллионов, но тоже что-то не сложилось. Но сейчас у нас есть новая супер идея, мы набрались опыта, дайте нам 60 миллионов, и в этот раз у нас точно получится”.

Что вы им скажете? Ничего хорошего? Вот это и есть разница в менталитете.

Что делать?

Понятно, что на пути к высокотехнологичной экономике стоит наш образ мышления. Как его поменять? Понятия не имею. Зато я точно знаю, с чего надо начать.

Надо начать с подробного изучения опыта Кремниевой долины. Надо, значит надо. В октябре вылетаем в Калифорнию. Ждите наши материалы :)

crowdfunding


1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Ку главным препятствиям я хотел бы добавить даже:
    1. отсутствие качественного образования и опыта (в ИТ разработке, в технологиях, в управлений и руководстве, в маркетинге).

    2. отсутствие успешных примеров, сделанных в нашей стране.

    3. отсутствие такого начального сообщества (community) разработчиков, инвесторов, бизнесменов, которые смогут развивать ИТ-продукты и технологии, делиться знаниями и опытом, помогать друг другу развиваться лучше продукты, услуги.

    4. малые размеры местного рынка и покупательной способности, что замедляет скорость развивания продуктов, услуг.

Comments are closed.