Moscow Times: Россия возвращается к развитию ОДКБ в ответ на сближение Украины с НАТО

Пока российские чиновники и сторонники Кремля продолжают представлять НАТО в качестве угрозы существованию России и даже называют блок зачинщиком кризиса в Украине, Москва работает над укреплением легитимности своей собственной структуры безопасности: Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ).

Оригинал статьи опубликован на сайте газеты Moscow Times.

В то время как объединение шести бывших советских республик имитирует аспекты западного военного альянса, амбиции России создать аналог НАТО страдают от недостатка финансирования и разного видения цели странами-участницами.

Пока Кремль делает уклон на ОДКБ в глобальной политике, большинство его менее развитых союзников предпочитают использовать альянс в целях поддержки своих недемократических режимов, а не в противостоянии с Западом.

«Если честно, ОДКБ представляет собой подобие беспорядка», — считает Марк Галеотти, эксперт Нью-Йоркского университета по российским отношениям в области безопасности.

Шаткие основы

IMG_9416

Само собой разумеется, что Организация Североатлантического договора (НАТО) с ее 65-летней историей и 28 членами — более сильный и последовательный союз, нежели ОДКБ, существующая 22 года.

На самом деле, способности России отдалить от себя своих соседей ярко демонстрируются тем фактом, что с момента создания ОДКБ количество участников организации сократилось на треть.

Основаннная в 1992 году, вскоре после развала Советского Союза, ОДКБ изначально состояла из девяти государств — России, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Азербайджана, Узбекистана и Грузии.

В 1999 году, когда подписывалось новое соглашение по продлению договора, организацию покинули Азербайджан, Узбекистан и Грузия. Узбекистан снова стал членом ОДКБ в 2006 году, но покинул организацию в 2012 году, когда Россия получила право наложения вето на размещение иностранных военных баз на территории стран-участниц ОДКБ.

В результате, в альянсе доминирует Россия — безусловно самый сильный член ОДКБ. Из общего бюджета членов ОДКБ в 2,4 трлн. долларов США на Россию приходится 2,1 трлн.

Бюджет альянса ежегодно складывается из обязательных взносов государств-членов.

Совсем недавно совет ОДКБ договорился в декабре 2013 года о выделении 33 млрд. рублей для оснащения сил быстрого реагирования организации.

Хотя пока неясно, как члены ОДКБ поделят между собой этот бюджет, вполне вероятно, что Москва внесет существенно больше остальных участников, учитывая количество российских военных, отведенных для службы в миссиях ОДКБ — их больше, чем военных от других пяти членов.

Таким образом, организация построена по той же структуре, что и НАТО. Все 28 стран-членов НАТО несут ответственность за поддержание собственных вооруженных сил, просто обеспечивая организацию силами, которые способны в любой момент взять на себя обязанности коалиционных войск, когда это необходимо.

Этот аспект ставит Россию в ОДКБ в ситуацию аналогичную США в НАТО. Вашингтон тоже многие годы был вынужден взваливать непропорционально большую долю обязательств в НАТО для поддержания альянса, и, следовательно, влияние его было также непропорционально высоким.

Как и в НАТО, острие мощности ОДКБ сориентировано в двух боевых группах — на 5000 и на 20 тысяч солдат.

«Эти силы состоят в основном из российских, часто элитных, войск”, — говорит Дмитрий Горенбург, эксперт Гарвардского университета и американского военного мозгового центра CNA по российским вооруженным силам.

Смоделированные по образу войск НАТО повышенной мобильности и быстрого реагирования (25 тысяч солдат), контингенту ОДКБ поручено обеспечить коллективную защиту от внешних сил агрессоров — что эквивалентно известной статье пяти положений НАТО. Кроме того, мандат ОДКБ дает право на развертывание миротворческих войск за пределами границ блока и под мандатом Организации Объединенных Наций.

По уставу ОДКБ миротворцы и силы оперативного реагирования могут быть также направлены в любую точку внутри границ ОДКБ.

По словам директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова, Таджикистан, Кыргызстан и Армения являются странами, которые скорее пользуются преимуществами альянса, нежели вкладывают в его развитие.

Все три страны выделяют батальоны из нескольких сотен солдат, тогда как остальные члены выделяют полноценные бригады, состоящие из нескольких батальонов и поддерживающей техники.

ОДКБ ускоряется

IMG_9541

Как бы то ни было, в последние годы российская военная отрасль делает всё возможное, чтобы ОДКБ стала более сплоченной организацией, укрепляя свою приверженность Москве, в то же время, как Кремль стремится расширить своё экономическое влияние среди своих постсоветских соседей.

После того, как НАТО обвинило Россию в проведении тайных военных операций в Украине и поддержке сепаратистов на юго-востоке страны, процесс сплочения организации ускорился.

В прошлом месяце российский президент Владимир Путин попросил российских депутатов ратифицировать соглашение, которое усилит унифицированную командную структуру ОДКБ и увеличит количество новых агентств по обеспечению административной и информационной безопасности. Однако, пока документ не ратифицирован, и его детали остаются неизвестными.

ОДКБ также создает подразделение для ведения кибер-войны, которое будет защищать альянс от кибер-атак и, возможно, даже проводить кибер-наступления под эгидой блока, сообщал «Интерфакс». Эта структура похожа на подобные подразделения в НАТО и у Китая.

Россия, тем временем, укрепляет военную инфраструктуру в государствах-членах ОДКБ под предлогом защиты их от потенциальной угрозы со стороны НАТО.

Российский глава военно-воздушных сил генерал-полковник Виктор Бондарев рассказал ИТАР-ТАСС, что Москва планирует расширить свои авиабазы в Армении и Кыргызстане и создать авиабазу для истребителей в восточной Беларуси к 2016 году.

Генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа объясняет это расширение, как “ответные действия на развертывание авиабаз США в Прибалтике”.

Защищая авторитаризм

ОДКБ

Однако, новая структура и повышенное внимание на ОДКБ не решают главной проблемы организации, которую Москва должна решить — отсутствие общей цели.

Также как и США создавала НАТО для расширения своего глобального влияния, Россия использует ОДКБ для укрепления своей региональной гегемонии, говорит Пухов.

Пухов говорит, что другие члены ОДКБ видят в организации страховку для своего президентства от народного недовольства внутри страны, а также считают, что блок обеспечит сохранность их авторитарному режиму.

Результатом такой разнополярности во взглядах на цели организации со стороны России и других членов ОДКБ становится неудовлетворенность партнеров.

В 2010 году ОДКБ не вмешалось, когда в протесты в Кыргызстане угрожали режиму президента Курманбека Бакиева.

Белорусский президент Александр Лукашенко, который 20 лет находится у власти, и за это был назван «последним диктатором Европы», раскритиковал организацию за отсутствие поддержки Бакиева.

Хотя мандат ОДКБ не обязывает организацию защищать политических лидеров стран-участниц, сами лидеры недовольны нежеланием Москвы помочь одному из них.

Позже, в 2010 году, ОДКБ встала перед лицом ещё одного вызова, который, казалось, попадал под мандат организации. Временное правительство, которое управляло Кыргызстаном после свержения Бакиева, запросило развертывания миротворческих войск ОДКБ для подавления межэтнического конфликта между группами узбеков и кыргызов на юге республики.

Экс-президент России Дмитрий Медведев колебался. После консультаций между членами ОДКБ, генеральный секретарь организации Бордюжа отказал в вводе миротворцев, ссылаясь на то, что миротворческие обязанности организации не распространяются на подавление конфликтов.

Действительно, даже миротворцы ООН начинают развертывание в конфликтном регионе только после мирного соглашения между сторонами, но никак не для подавления конфликта.

Эксперт по Центральной Азии в Колумбийском университете Александр Кули считает, что Москва просто не хочет в течение длительного времени быть вовлечена в локальный конфликт.

“Предположительно, миротворцы ОДКБ или мандат на вмешательство могли бы сыграть важную роль, но это был случай, когда [делать это] не служит интересам Москвы”, — говорит Кули.

Беспорядок

Слева-направо: президент Азербайджана Ильхам Алиев, премьер-министр России Дмитрий Медведев и президент Армении Серж Саргсян.
Слева-направо: президент Азербайджана Ильхам Алиев, премьер-министр России Дмитрий Медведев и президент Армении Серж Саргсян.

Еще одним ключевым нерешенным вопросом, подрывающим блок, является его позиция по замороженным конфликтам, которых большое количество на постсоветском пространстве.

Внезапный распад Советского Союза в 1991 году повлек за собой множество войн среди теперь уже независимых республик, стремящихся изменить свои территориальные границы. Многие конфликты до сих пор являются причиной региональной нестабильности, так как стороны не смогли разрешить их напрямую.

Россия не желает поддерживать интересы своих союзников по ОДКБ в рамках приграничных конфликтов — к примеру, интересы Армении, которая на протяжении последних 20 лет ведет ожесточенные бои с Азербайджаном за Нагорный Карабах.

Армения рассматривает ОДКБ, как главную гарантию против азербайджанской агрессии, и все чаще требует от организации более жесткой линии в соответствии с армянскими интересами.

Когда произошел последний всплеск насилия в Нагорном Карабахе в августе 2014 года, президент Армении Серж Саргсян снова упрекнул ОДКБ за бездействие. Россия, в свою очередь, “покрутила пальцем у виска”, так как в начале августа глава ОДКБ совершил свою первую в истории поездку на армяно-азербайджанскую границу.

Будущее ОДКБ

IMG_9446

Александр Кули, эксперт по Центральной Азии в Колумбийском университете, считает, что роль России как государства, обеспечивающего региональную безопасность, повысится после того, как коалиционные войска НАТО уйдут из Афганистана — это поспособствует легитимизации российского военного присутствия в регионе для предотвращения распространения афганского конфликта.

Однако, чтобы ещё больше укрепить свою легитимность в регионе и обеспечить лояльность партнеров, к примеру Армении и Кыргызстана, Россия будет вынуждена принять их сторону в противостоянии с Азербайджаном и Узбекистаном.

«Вы получаете однозначную лояльность партнера в поддержке вашей повестки безопасности в обмен на вашу лояльность в локальных конфликтах — такова природа бартера», — говорит Кули.

«Если Москва начнет использовать блок для достижения гегемонии на Евразийском пространстве, то она может столкнуться: с затягиванием этого процесса — в лучшем случае, в откровенной враждебностью — в худшем, так как её интересны слишком явно расходятся с интересами партнеров», — говорит эксперт по российской безопасности Марк Галеотти.

Перевод: Улугбек Акишев