«Аль Джазира»: Кыргызстан рассматривает «антигейский» закон на фоне опасений о влиянии России

Бывший «аналог Швейцарии в Центральной Азии» столкнулся с проблемой поиска идентичности и ценностей.

Оригинал материала опубликован на сайте американского бюро международного информационного агентства «Аль Джазира».

В конце зимы 2014 года, а именно 27 февраля, когда эйфория россиян по поводу недавней аннексии Крыма была на пике, кыргызская националистическая группа «Калыс» провела протест у здания посольства США в Кыргызстане.

На той демонстрации они объявляли, что выступают против «западной гей-пропаганды» и против недавнего отчета международной правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч», в котором говорилось о насилии против геев в Кыргызстане.

Активисты «Калыса» сожгли портрет местного этнического украинца и активиста, который выступал за антироссийский «Евромайдан» в Украине. Националисты назвали его «гей-активистом» и призвали кыргызский парламент принять закон, запрещающий «гей-пропаганду».

Этот протест, с его переплетением культурных ценностей и геополитических интересов, открыл последний фронт новой «Холодной войны» между Россией и Западом.

Месяц спустя кыргызские депутаты представили закон «о запрете гей-пропаганды». А за полгода до этого парламент принял другой закон, который они назвали «об иностранных агентах».

(Первую версию закона «об иностранных агентах», принятую парламентом осенью 2014 года, президент Алмазбек Атамбаев отклонил и отказался подписывать, — прим. Kloop.kg)

Оба закона были скопированы со своих российских аналогов, которые были приняты в 2012 и 2013 годах соответственно.

«Это действительно влияние России. Я уверен, что они [законы] связаны между собой», — говорит Амир, ЛГБТ-активист, который попросил не называть его фамилии. Его слова — это общее мнение большинства либеральных активистов в Кыргызстане.

Ни один из этих законов пока не был принят. Оба документа медленно движутся через законодательные процедуры. На оба документа может наложить вето президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев, который пока отказывается говорить о своем отношении к этим законам.

Однако, вопрос остается на повестке: управляются ли все эти процессы Россией закулисно? Или, Россия выступает вдохновителем этой реакционной политики?

Спустя два с половиной десятилетия после обретения независимости, многие постсоветские страны ведут борьбу с вопросами идентичности, которые поднимаются через запугивание комплексом сильных насущных проблем: разочарование от демократических и капиталистических реформ, возрождающейся Россией, распространение (преимущественно через интернет) глобальной культуры и возрождение досоветских форм религии и традиционных ценностей.

Все эти явления стали с особой силой применяться в борьбе за кыргызские ценности.

«Потухший маяк»

После развала Советского союза маленький и обедневший Кыргызстан стал, и это нечто невероятное, маяком в демократическом прогрессе в Центральной Азии. В первые годы независимости его часто называли «Швейцарией в Центральной Азии» за его красивые горные пейзажи и правительство, организованное в европейском стиле.

Одновременно с этим, республика стала одним из самых близких союзником США в Центральной Азии. Американские гуманитарные программы и продвигающие демократию группы активистов почувствовали себя в Бишкеке как дома, и это в регионе, где автократы регулярно расправляются с гражданским обществом.

И, после терактов 11 сентября 2001 года, Кыргызстан согласился на размещение американской авиабазы и контингента численностью 1400 человек — позже её статус был изменен на транзитный центр для американских военных и их союзников, которые приезжали или покидали Афганистан.

Кроме того, базу использовали для дозаправки самолетов-топливозаправщиков, которые обеспечивали топливом воздушные суда над Афганистаном.

После длительных периодов политической нестабильности, включая два насильственных государственных переворота, о днях «центральноазиатской Швейцарии» вспоминают с иронией или грустью.

Тем не менее, страна до сих пор является единственным государством в Центральной Азии, с какой-либо претензией на существование демократического правительства, с намного более свободными выборами и более сильной прессой на региональном уровне.

В то же время, Кыргызстан становится все ближе к России. Республика согласилась в 2013 году выгнать американскую авиабазу — это происходит из-за нескольких лет российского давления по этому вопросу, а в этом 2015 году Кыргызстан вступает в основанный Россией Евразийский экономический союз.

Официальные представители США предостерегают, что растущее влияние России в Кыргызстане может угрожать демократическим достижениям страны, которые были достигнуты в предыдущие годы.

«Новое руководство Кыргызстана приветствует сотрудничество с США, но отдает приоритет отношениям с Россией, что встает нам в копеечку. Вопрос в том, как Кыргызстан сможет поддерживать демократическое направление в рамках сближающихся кыргызко-российских отношений», — написала бывший посол США в Кыргызстане Памела Спратлен осенью 2014 года.

Россия, тем временем, действительно пошла в наступление против американского влияния в Кыргызстане.

США строят новое здание для своего посольства в Бишкеке, и местная пресса была полна неподтвежденной информации о том, что американцы в подвале этого строения сооружают сложный электронный наблюдательный центр для слежки за всем регионом.

По словам одного из российских аналитиков, живущих в Бишкеке и разговаривавший с «Аль Джазирой» на условиях анонимности, чтобы иметь возможность критиковать российские власти, слухи, скорее всего, были запущены Россией.

«Эта кампания была организована оппонентами США также, как США организует информационные кампании против России», — говорит он.

(Он подчеркнул, что верит в то, что США сооружает центр для слежки в посольстве, добавив с усмешкой: «Конечно, есть возможность того, что подвал в посольстве России также не пустует».)

Поддерживаемые Россией группы организовали протесты и медиа-кампании против нового посла США Ричарда Майлза (временного поверенного, — прим. Kloop.kg), заостряя внимание на том факте, что дипломат был послом в Грузии и Сербии в те времена, когда там происходили так называемые «цветные революции». Активисты предостерегали, что его назначение в Бишкек означает организацию подобных событий и в Кыргызстане.

Однако, протесты были организованы неуклюже — надписи были с грамматическими ошибками и другими штрихами, выглядевшими по-любительски так, что они имели обратный эффект, говорит российский аналитик.

«Российские структуры организовали настолько глупые, тупые, неуклюжие протесты, что для меня и многих моих друзей было стыдно… люди, которые организовывали эти протесты реально не показывали лучшие стороны России. Один из моих коллег написал на “Фэйсбуке”, что “посольство США должно выплатить им вознаграждение за это”, и я полностью с ним согласен», — говорит он.

Культурная война?

Если российская рука в разжигании антиамериканских чувств в Кыргызстане очевидна, то не совсем понятно, будет ли это иметь какой-либо эффект на демократическое развитие страны.

Движение против прав геев и западных НПО возглавила небольшая группа националистических организаций, и, пока постоянные слухи среди бишкекских либералов связывают их с российским влиянием, для этого есть лишь косвенные доказательства.

«Теперь они называют всех, кто против Таможенного союза, “гей-активистами” или “гей-пропагандистами”. Это стало главным способом для дискредитации любого инакомыслия», — говорит Алия Молдалиева, медиа-координатор для группы неправительственных организаций — Коалиции за справедливость и недискриминацию.

«Россия пытается создать эту культурную войну, чтобы мобилизовать людей против США. Они делают это, чтобы Запад критиковал нас, и затем мы будем ещё ближе в российской орбите с этим антизападным отношением», — говорит Эдиль Байсалов, прозападный либерал, который был старшим советником бывшего президента Розы Отунбаевой.

Другие, однако, связывают «антигейский» и «антиНКОшный» законы не столько с давлением России, сколько с вдохновлением. Некоторые из них, кстати, обвиняют западные НПО в том, что те заостряют внимание на правах ЛГБТ в слишком консервативной Центральной Азии.

Фокус на правах геев вызвал противодействие, говорит Марат Мамадшоев, таджикистанский журналист в Бишкеке.

«Теперь мы наблюдаем очень сильную волну консерватизма; даже если люди, кто потенциально мог поддержать Запад и достаточно либерален для этого — они тоже очень против этого. Так что, политика западных НПО возымела в точности обратный эффект», — говорит Мамадшоев.

Для многих в Кыргызстане американская риторика о демократии воспринимается как фальшивка. Американская авиабаза стала источником серии скандалов, связанных с членами двух бывших президентов — среди прочего назывались «серые схемы» вокруг заключения контрактов на поставки топлива для военных США.

В одной из дипломатических депеш за 2009 год, рассекреченных «Викиликсом», сына бывшего президента (Максима Бакиева, — прим. Kloop.kg) называют «смышленным, коррумпированным и хорошим союзником в перспективе».

«Скандалы вокруг авиабазы, по моему мнению, испортили имидж США больше, чем усилия всей российской пропаганды вместе взятой», — говорит Мамадшоев.

Байсалов признает, что популистские и нелиберальные призывы в современном Кыргызстане могут найти готовую аудиторию, и неважно, с внешней поддержкой или нет.

«Мы кочевники — наша национальная ментальность такова. Мы учимся быстро, адаптируемся быстро — в советский период мы были намного более советские, чем кто-либо. Посмотрите на наших трудовых мигрантов в России — у них там все хорошо. Однако, иногда это плохо, как будто у нас нет своих корней, как будто у нас нет идентичности, чтобы двигаться своим путем — особенно в это неспокойное время», — говорит Эдиль Байсалов.

Архаичное государство

В одной из величайших новелл советского времени «И дольше века длится день» кыргызского писателя Чынгыза Айтматова есть герои — «манкурты» — рабы, чьи мозги были промыты, чтобы они забыли свою историю и исполняли только повеления их нового хозяина.

Определение стало очень популярным по всему СССР, и описывало всех нерусских, которые потеряли их традиции в результате советизации и модернизации.

Многие кыргызстанцы видят повторение этого феномена в современном Кыргызстане, однако способы промывания мозгов более рассеянные и в более зачаточном состоянии, чем в советскую эпоху.

И Байсалов, и Григорий Михайлов, российский журналист из Бишкека, используют одно и то же определение того, что происходит с кыргызским обществом с обретения независимости — «архаизация», которое обозначает откат государства в прошлое.

«Люди противостоят меняющемуся миру. Они не понимают его и реагируют на это возвратом к ценностям их бабушек и дедушек. И эти события вокруг России в последний год-полтора — они только повысили это чувство непредсказуемости. И, консерватизм, опора на патриотизм, это оскорбленное чувство собственной гордости — это всё очень удобная площадка для политических игр», — говорит Михайлов.

В эту среду вступило и движение «Калыс» вместе с несколькими другими ультранационалистскими группами. С момента появления в начале 2014 года «Калыс» стал скандально-известным движением за организацию антигейских демонстраций, включая насильственный срыв закрытого празднования Международного дня против гомофобии.

«Калыс» не фокусируется только на гомосексуальности, но также пообещало проводить акты самосуда против педофилов, если власти страны не вернут смертельную казнь за это.

Лидер движения Жениш Молдокматов, вопреки подозрениям бишкекских либералов, отрицает слухи о том, что «Калыс» — «российские куклы». Это «неверное мнение», по его словам, стало результатом того, как движение начало свою публичную деятельность — с протестов напротив посольство США.

«Мы должны были сказать в самом начале, что мы против пророссийских и прозападных организаций. Наша первая публичная акция — протест против США — и вот так все началось. Это было нашей ошибкой. Мы против прозападных организаций, пророссийских, проарабских, и прокитайских», — уверяет Молдокматов.

В дополнении к тому, что он называет продвигаемым Западом гомосексуализмом, Молдокматов добавляет радикальный Ислам, продвигаемый арабскими странами; и Евразийский союз, продвигаемый Россией — это все он называет угрозами кыргызской идентичности.

Однако, фокус на сексуальной ориентации — это политическая тактика, говорит лидер «Калыса».

«Это не просто гомосексуализм. Это намного сложнее — все эти НПО имеют огромное влияние на сознание, на подсознание наших людей. Однако, это сложно объяснить людям. Поэтому мы сфокусированы на геях и педофилах», — говорит Молдокматов.

По его словам, слишком много в законах «о запрете гей-пропаганды» и «об иностранных агентах» было взято из российских аналогов документов.

«Индия тоже обсуждала эти законы, и многие штаты в США. Это не проблема здесь, это проблема защиты нашей культуры», — говорит он.

В 2016 году российско-кыргызский националистский альянс столкнется с новым испытанием — 100-летием восстания кыргызов против царского режима, которое известно под название «Уркүн», в ходе которого были убиты тысячи кыргызов.

Некоторые кыргызские движения, включая Калыс, выступают за то, чтобы признать эти события «геноцидом» — Россия очень сильно противостоит этому. В мае президент Атамбаев подписал указ о годовщине этих событий, в котором не использовалось слова «геноцид», и российский посол в Бишкеке назвал это «корректным шагом».

Однако, российский журналист Григорий Михайлов отметил, что в указе говорится об убитых 40 процентах кыргызского населения в ходе восстания — цифра, которая значительно выше, чем цифры, в основном называемые российскими и, в большинстве своем, кыргызскими историками.

«Националисты выступают за отказ от российского влияния, и русской культуры, языка и алфавита — это может привести к потере влияния России в регионе в целом. С российской позиции, рост национализма — это угроза», — говорит Михайлов.

Перевод: Улугбек Акишев.