Назгуль Турдубекова: Ранние браки — это сексуальная эксплуатация

Парламентарий от фракции «Кыргызстан» предложила запретить проведение религиозных браков с несовершеннолетними. Правозащитница Назгуль Турдубекова считает, что регулированием ранних браков должно заняться духовенство.

Руководитель Общественного Фонда «Лига защитников прав ребенка» Назгуль Турдубекова сказала в интервью Kloop.kg, что правозащитников «серьезно беспокоит» увеличение ранних браков, проведенных посредством религиозного обряда нике.

Назгуль Турдубекова, руководитель Общественного Фонда «Лига защитников прав ребенка»
Назгуль Турдубекова, руководитель Общественного Фонда «Лига защитников прав ребенка»

«По нашим наблюдениям, и исходя из исследований организаций, исследующих гендерное равенство, доказано, что в Кыргызстане уровень ранних браков стремительно увеличивается», ― отмечает правозащитница.

По ее словам, проводя обряды нике, взрослые мужчины тем самым прикрывают факт сексуальной эксплуатации несовершеннолетних девочек.

«Разве можно называть брак с 15-летней так ― это же сексуальная эксплуатация. Эти девочки не могут сопротивляться. Они еще не окрепли физически и морально. Они становятся заложницами своего возраста и немощи. Ранние браки еще являются частью многоженства. Эти маленькие девочки становятся женами мужчин, которым по 30-40-50 лет, у которых уже есть первые, вторые жены. Поэтому, я считаю ранние браки легализованной сексуальной эксплуатацией несовершеннолетних», — говорит Турдубекова.

Читать по теме: Депутат предложила запретить религиозные браки с несовершеннолетними

Она считает, что государство, муфтият и общественность должны придти к согласию для искоренения насилия в отношении несовершеннолетних.

«Ранний брак вреден для психического и физического здоровья девочки. Они выходят замуж не по желанию, а потому что украли. Потому что их решили продать, потому что их принуждают. Взрослые мужчины ставят метку — говорят, будет моей женой. Где бедность — там ранние браки. В Кыргызстане некоторые семьи не способны прокормить детей, поэтому пытаются найти для девочек другую семью. Это же торговля своими детьми», — возмущается директор фонда.

Турдубекова считает, что нике — символический акт — сегодня подменил институт брачных отношений.

«Представители духовенства должны поддерживать светскость и способствовать сохранению правового пространства. Молдо перед заключением нике должны узнать, сколько лет девушке. Необходимо, чтобы молодожены сначала сочетались в загсе и лишь потом заключали нике. Это дает невесте имущественные права, исключает многоженство. Дети, рожденные в таком браке, будут иметь документы», — предлагает она.

Правозащитница считает, что молдо должны проверять, было ли совершенно насилие в отношении невесты. Она приводит в пример случай в Оше, когда несовершеннолетняя девочка выпила уксус в знак отказа от брака с взрослым мужчиной, но её все же выдали замуж.

Турдубекова считает, что введение штрафов за проведение нике с несовершеннолетними может загнать имамов в подполье, и подобные браки будут практиковаться тайно.

«Необходимо договориться с руководителями духовенства, чтобы выдавали аккредитацию тем, кто делает нике. У молдо должно быть заключение брачного агентства. У тех, кто будет нарушать закон — отзывать лицензию», — подытожила Турдубекова.