Депутатская комиссия сомневается, что строительство объектов Верне-Нарынских ГЭС может стоит затраченных 37 млн. долларов. Депутаты подозревают «темные схемы» в тендерах.

Член депутатской комиссии Исхак Масалиев сказал Kloop.kg, что парламентарии изучат на этой неделе тендерные документы и сами поедут в Нарын, чтобы оценить стоимость построенных сооружений.

«Например, тендер на строительство — это одно дело, там могут быть субподрядчики. А когда тендер проводится на покупку какого-то оборудования, и выигрывает его российская компания, а поставляет кыргызская, то, безусловно, это наталкивает на мысль, что здесь действует какая-то темная схема», — сказал он.

По его словам, комиссия постарается изучить траты на строительство объектов Верхне-Нарынских ГЭС — вахтового посёлка, общежитий и моста — в течение месяца.

Полное интервью с Масалиевым:

Айжамал Мураталиева, Kloop.kg: Каким образом осуществлялась закупка? Кто её производил?

Депутат, член комиссии Исхак Масалиев: По сведениям, которые нам предоставили представители ЗАО «Верхне-Нарынские ГЭС», закупку осуществляла специальная комиссия во главе с руководителем от российской стороны.

Но наш представитель был членом комиссии, поэтому фактически он участвовал в этом тендере. Он утверждал, что это комиссионное решение, тендер проводился в рамках закона и процедура не была нарушена.

А.М. Kloop.kg: То есть государство контролировало движение средств?

И.М.: Нет, со стороны государства это не контролировалось. Потому что это совместное предприятие, 50 на 50, закрытое акционерное общество. По идее, они должны руководствоваться законом о закупках, и формально все [так] осуществлялось.

Другое дело, что ценообразование у нас вызывает глубокое сомнение. Поэтому в пятницу (прим. 5 февраля) представители закрытого акционерного общества должны предоставить все необходимые документы.

А.М. Kloop.kg: Почему вы считаете, что общая сумма завышена?

И.М.: По некоторым сведениям, в частности, по сообщению председателя комиссии Алмамбета Шыкмаматова, рыночная стоимость некоторых объектов в разы меньше, чем та, за которую ее купили.

И потом, понимаете, тендер тендеру — рознь.

Например, тендер на строительство — это одно дело, там могут быть субподрядчики.

А когда тендер проводится на покупку какого-то оборудования, и выигрывает его российская компания, а поставляет кыргызская, то, безусловно, это наталкивает на мысль, что здесь действует какая-то темная схема.

А.М. Kloop.kg: Есть ли у вас догадки, кто может стоять за этими схемами?

И.М.: Вероятнее всего, у кого-то появился соблазн откусить какой-то кусочек. Мы предполагаем, что у нас еще появятся вопросы. Об окончательных итогах говорить еще рано. В любом случае, сомнения есть.

А.М. Kloop.kg: У нас есть сведения, что 6 или 7 февраля комиссия поедет в Нарын.

И.М.: В пятницу ЗАО нам предоставит комплекты документов по тендерам, в воскресенье депутатская комиссия выедет на место, чтобы визуально посмотреть, что было построено. А потом мы будем делать анализ и сверять, насколько [построенное] соответствует затратам.

Например, любой предмет имеет рыночную цену, и тут не сложно догадаться, даже привлечь специалистов торговой палаты или других специалистов, провести независимую оценку, и если будет завышение, оно будет видно.

Завод, который стоит 75 тысяч долларов, ну никак не может стоить 500 тысяч, понимаете?

А.М. Kloop.kg: Когда завершится расследование?

И.М.: Мы не думаем, что это затянется надолго. В течение месяца, наверное, вопрос будет решен.

А.М. Kloop.kg: Что будет дальше?

И.М.: Если все будет нормально, чисто, у комиссии и правоохранительных органов сомнений не будет, то в этом случае процесс будет продолжаться. Касательно 37 млн., правительство на двусторонней встрече будет разговаривать, возмещать или не возмещать эту сумму.

Но пока с российской стороны требования возмещать сумму не было. Возможно, если найдется новый инвестор, он возьмет на себя эту расходную часть тоже.

Затраты на объекты ГЭС

37 млн. долларов — это деньги потраченные на строительство зданий и других объектов, составляющих инфраструктуру Верхне-Нарынских ГЭС. Реализацией всего проекта по строительству гидроэлектростанций занималась российская госкомпания ОАО «РусГидро».

В конце 2015 года президент Алмазбек Атамбаев заявил, что из-за экономических сложностей в России компания не сможет выполнить свои обязательства по строительству станций.

Соглашение с Россией было прекращено, и Кыргызстан стал искать новых инвесторов для строительства ГЭС.

«Я все-таки хотел бы, чтобы до конца моего срока в 2017 году запустилась хотя бы первая очередь каскада ГЭС», — сказал Атамбаев на итоговой пресс-конференции.

При этом, Россия потребовала вернуть потраченные 37 млн долларов — это стало поводом для досконального изучения затрат, насколько они были обоснованы.