Фото: Пресс-служба правительства Кыргызстана.

Больше половины товаров для борьбы с коронавирусом, поступивших из Германии и Турции, осели на складах Минздрава — об этом говорят данные официальных сайтов ведомства. Двадцать тысяч ПЦР-тестов из России в лаборатории так и не поступили. Что случилось с остальной гумпомощью, неизвестно: отчеты Минздрав не публикует, на запросы не отвечает.

С начала пандемии Минздрав Кыргызстана регулярно получал гуманитарную помощь для борьбы с COVID-19 от иностранных спонсоров и кыргызских бизнесменов.

Сведения о ее поступлении публикуются на сайте Минздрава, в информационной системе учета гуманитарной помощи, на сайте “Электронного здравоохранения” и портале help.covid.kg. Но три последних работают с перебоями: в последнюю неделю перед публикацией они были недоступны.

* Программа развития ООН
**Детский фонд ООН
***Всемирная Организация Здравоохранения
****Евразийская Экономическая Комиссия
***** Фонд ООН в области народонаселения

Единой формы отчетности о распределении гумпомощи не существует: в каждом из источников данные опубликованы частично, и понять по ним, куда именно направлены те или иные товары, практически невозможно.

Помимо товарной помощи Кыргызстан получал гранты и кредиты на закупку товаров первой необходимости, медицинского оборудования, строительство и оснащение больниц. Но как были потрачены эти деньги, узнать не удается: эти данные Минздрав не публикует.

Что известно о гуманитарной помощи?

С апреля дата-отдел «Клоопа» собирал информацию о судьбе гуманитарной помощи, поступившей в Кыргызстан от иностранных спонсоров. Мы говорили с врачами, обзванивали больницы, но так и не узнали, кому и по какому принципу достается поступающее в страну оборудование, медикаменты и защитные средства.

На официальные запросы о распределении гумпомощи — а их было пять — Минздрав не ответил.

Но нам удалось выяснить, что более половины товаров для борьбы с коронавирусом, поступивших в страну из Германии и Турции, так и остались лежать на складах. А ПЦР-тесты из России — 20 000 комплектов — так и не передали в лаборатории.

Что лежит на складах Минздрава?

В июле 2020 года Турция направила в Кыргызстан гуманитарный груз: 20 аппаратов ИВЛ, 50 кислородных концентраторов, 20 000 комплектов ПЦР-тестов, средства индивидуальной защиты и 10 000 таблеток противомалярийного препарата гидроксихлорихин, который использовался для лечения COVID-19 (по данным ВОЗ он не имеет доказанной эффективности в борьбе с коронавирусом).

Аппараты искусственной вентиляции легких и кислородные концентраторы уже отправлены в больницы. Но часть СИЗов до сих пор лежат на складах Минздрава. Тесты в лаборатории тоже не поступили.

Предоставленный Германией в ноябре 2020 года пакет гуманитарной помощи распределен лишь наполовину.

В декабре 2020 года Россия прислала в Кыргызстан 20 тысяч ПЦР-тестов, но к апрелю 2021 года их так и не смогли передать лабораториям.

По словам начальницы Центра лабораторных испытаний при Минздраве Айгуль Джумакановой, тесты «лежат на складе», поскольку они «не укомплектованы необходимыми реагентами». По данным МИД КР, в январе 2021 года Россия все же передала Кыргызстану реагенты для 20 тысяч исследований. На запрос «Клоопа», почему полученные в январе реагенты не использовались для укомплектования тестов, в Минздраве не ответили.

Отчетов по кредитам нет

В 2020 году Исламский Банк Развития выделил Кыргызстану кредит в размере $15 млн на закупку респираторов, приобретение 30 автомашин и строительство 10 лабораторий.

На эти деньги было закуплено 15 санитарных автомашин, которые передали больницам в регионах. Информации о распределении лекарств и СИЗов на официальном сайте нет, а запрос «Клоопа» Минздрав проигнорировал.

По данным ведомства, строительство лабораторий ещё не началось, а только прорабатывается. Когда приступят к строительству — неизвестно.

По остальным грантам и кредитам внятной информации найти не удалось.

Непрозрачная гумпомощь

Об отсутствии внятных сведений о распределении гуманитарной помощи говорится и в выводах межведомственной комиссии по расследованию работы госорганов и муниципалитетов по борьбе с коронавирусом. Она была создана в Кыргызстане в 2020 году, в нее вошли медработники, депутаты парламента, работники СМИ и госслужб, гражданские активисты, независимые эксперты и родственники погибших от COVİD-19.

Комиссия выяснила, что данные МИДа и Минздрава Кыргызстана по поступающим в страну средствам для борьбы с коронавирусом разнятся: часть поставок в отчетах Минздрава вовсе не отражена, у других — не сходится количество.

«Представленные отчёты по распределению гуманитарной помощи неполные и по отдельным пунктам непонятные», — заявила председатель комиссии, вице-премьер Эльвира Сурабалдиева на пресс-конференции в январе 2021 года. Она также отметила, что в отчетах Минздрава не указаны количество и наименования поступивших в Кыргызстан лекарств.

В начале марта 2020 года пограничники контрольно-пропускного пункта «Чон-Капка — Автодорожный» задержали партию контрабанды из почти 100 тысяч масок, которую пытались вывезти в Казахстан. Позже в том же месяце была задержана еще одна партия масок в 1,9 млн штук.

Комиссия выяснила, что из числа конфискованных весной 2020 года на границе масок и респираторов только 6% были направлены в государственные больницы, а остальные — проданы фармацевтическим организациям. Из-за нехватки СИЗов медикам самим пришлось покупать маски и респираторы в аптеках по высоким ценам, говорят члены комиссии.

Во время обхода больниц в Бишкеке и регионах комиссия пришла к выводу, что к «третьей волне» коронавируса, которая началась летом 2021-го, система здравоохранения тоже не была готова: в большинстве больниц по-прежнему не хватало лекарств.

Как распределяют помощь?

Один из сотрудников Минздрава в разговоре с «Клоопом» рассказал, что все средства, полученные от других стран и международных организаций, распределялись по необходимости. Больницы сами отправляли заявки, которые Минздрав тут же удовлетворял. Товары на складах — это «просто остатки».

Возможно, большое количество «остатков» говорит о хорошей оснащенности кыргызских больниц?

«Клооп» обзвонил 24 медицинских учреждения по всей стране. Но лишь семеро главврачей и директоров больниц, работавших с коронавирусными больными, согласились поговорить об оснащении ковидных отделений. Администраторы заверили, что, несмотря на короткие задержки в самом начале пандемии, дефицита медицинских средств и лекарств в больницах не было, а гумпомощь от Минздрава поступала вовремя.

У рядовых врачей, работавших в «красных зонах», мнение несколько иное.

Что говорят врачи?

«Черный» июль 2020 года — месяц, когда смертность в стране подскочила сразу на 30%. Всю весну Кыргызстан просидел в строгом карантине, а к лету жесткие ограничения были сняты. Началась первая волна.

Скорые и мобильные бригады поликлиник едва справлялись: люди ждали врачей по несколько дней. Чтобы как-то помочь отчаявшимся людям, медики привлекали волонтеров: студентов медвузов и училищ. Добровольцы собирали средства на закупку лекарств — от банального парацетамола до антибиотиков, защитных средств и кислородных концентраторов и развозили необходимое нуждающимся.

В больницах ситуация тоже была тяжелой: в ковидных зонах не хватало мест, а пациентов нечем было лечить — не хватало ни лекарств, ни оборудования. Все это родственники заболевших искали по соцсетям.

Сами медики жаловались в соцсетях на отсутствие качественных СИЗов — из-за нехватки респираторов и защитных костюмов врачи стали массово болеть. Врач Иссык-Атинского ЦСМ Бектур Апышев опубликовал в твиттере фото маски из марли, «через которую могут проскочить даже мошки».

Позже тот же врач выпустил видеоролик, где извинялся за «предоставление недостоверной информации» и показывал респираторы высокого качества. Апышев уверял, что подобных СИЗов в его больнице достаточно. Но так ли это?

На условиях анонимности «Клооп» переговорил с врачами, работавшими в «красных зонах» в прошлом году. Вот что они рассказывают.

«СИЗы были из ужасной ткани, кустарный пошив какой-то, — говорит врач одного из стационаров. — Были спонсоры, они и предоставляли СИЗы, диаспоры наши из-за рубежа помогали. Минздрав не принял никакого участия ни в чем».

Врач другой больницы вспоминает, что им выдавали один комплект СИЗ на смену, и не всегда он был по размеру.

«В прошлом году мы работали по шесть часов, затем отдыхали 12 часов — и снова в “красную зону”, — говорит он. — На каждый заход выдавали новый СИЗ. Качество было разное. Сначала были СИЗы большого размера или, наоборот, [маленькие], респираторы тоже были разные. Лекарств не хватало. Больные сами покупали, сами приносили концентраторы. Не хватало антибиотиков, несчастного гепарина, банального физраствора, анальгина, димедрола».

Еще один медик рассказывает о перебоях с поставками.

«Два дня все мы в июле носили нестандартные костюмы — целлофановые. Тогда очень тяжело было, после работы мы сливали воду из обуви», — говорит он.

Все медики говорят об одном: к «черному июлю» Кыргызстан был не готов — ни лекарств, ни медаппаратуры не было, «красные зоны» заранее не оборудовались. «Все это закупалось в авральном порядке, доставлялось хаотично», — говорят они.

Трудно, но привычно

Сейчас ситуацию вряд ли можно назвать стабильной. Медики признают, что в больницах то и дело пропадают нужные лекарства. С СИЗами, правда, стало полегче: и в больницах они есть, и в аптеках можно купить по доступной цене. В целом же врачи к коронавирусу привыкли: то, что еще год назад казалось страшным и непонятным, сейчас воспринимается как рутина.

«В “третью волну” [летом 2021 года] тяжелых только стало больше, не удается вытащить даже молодых. Если человек попадает на ИВЛ — это приговор. Почему? Не знаю, видимо, медицина у нас в Кыргызстане такая», — поделилась в разговоре одна из врачей.

Непробиваемый Минздрав

За последние четыре месяца «Клооп» направил в Минздрав пять официальных информационных запросов. Ни на один из них ведомство так и не ответило. Сперва исполнители уверяли, что не получали от журналистов никаких писем, затем — что «готовят ответы». Но в положенные по закону сроки ни одной строчки по сути вопроса мы так и не получили.

А еще были десятки звонков — и рядовым клеркам, и руководящим сотрудникам. Каждый собеседник уверял, что не знает, как распределяется гуманитарная помощь, и не в курсе, кто этим вопросом занимается.

Во всем министерстве здравоохранения Кыргызстана нам не удалось обнаружить человека, который знал бы, кому и какое оборудование уже поставлено. И какие больницы и в чем нуждаются прямо сейчас.

Материал подготовлен при содействии проекта «Мониторинг международной помощи по COVID-19», который финансируется Фондом «Сорос — Кыргызстан». Мнения и выводы в материале могут не совпадать с мнением Фонда.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!