«The Life of Pablo» Канье Уэста: нас не догонят

На прошлых выходных Канье Уэст выпустил свой новый альбом The Life of Pablo, над которым работали Рианна, Фаррелл Уильямс, Кендрик Ламар, The Weeknd, Andre 3000 из OutKast, Young Thug и другие. Обозреватель Kloop.kg Азамат Омуралиев считает, что это самая необычная работа в дискографии Уэста.

Месяц назад Канье Уэст анонсировал, что одновременно с выходом The Life of Pablo (который тогда назывался то ли SWISH, то ли Waves) в Нью-Йорке пройдет презентация нового альбома. 11 февраля на всемирно известной концертной площадке Madison Square Garden Канье вышел на сцену, окруженный моделями, на которых были вещи из его новой коллекции, и нажал кнопку play на своем ноутбуке.

И это — лишь одна из самых неприметных эскапад Уэста, вновь утвердившего себя в звании главного рэпера современности (или, по его словам, величайшего артиста всех времен). Кажется, только он способен собрать половину главных персон музыкального и фэшн миров, транслировать видео со своей презентации в десятки кинотеатров по всему миру — и именно презентовать альбом, а не исполнить его.

И в этом весь Уэст. Он никогда не делает то, чего от него ждешь — и речь не только о выходках с Тейлор Свифт, перепалках с Уизом Халифой, нападениях на журналистов или трех сменах названия нового альбома.

В тот момент, когда весь мир наконец привыкает к тому, что каждый новый альбом Уэста — это не эволюция, а революция, он приходит к нам с The Life of Pablo.

На своем дебютном The College Dropout он перенес хип-хоп из плоскости районных тем и наркоторговли на рельсы гламура и духовности, на Late Registration переиначил всю культуру сэмплирования, на Graduation принес в рэп электронику, на 808s & Heartbreak показал всему миру, как нужно использовать автотюн (и как можно читать сентиментальный рэп), а на Yeezus наглядно доказал, что хип-хоп является не только главным жанром современной музыки, но и самым новаторским.

И вот — The Life of Pablo. Величественный, гениальный, ни на что не похожий, и в то же время скромный и неидеальный. Диск, на котором Канье ни на что не замахивается и не меняет правила игры, решается добавить в треклист недоработанные песни и понижает тон.

Но все равно, по словам самого Уэста, это один из лучших альбомов в истории человечества и его собственный ‘album of a lifetime’.

Здесь нет никаких противоречий. Великие альбомы можно делать, не ставя под вопрос устои жанра и не закапываясь в злободневность и политизированность. Это не откровение, но Канье эту прописную истину принял только сейчас.

В комментариях к новости о запоздалом выходе альбома (его отложили на три дня) на музыкальном портале The Flow кто-то сравнил Ламара с Есениным, а Канье — в противовес, с Маяковским.

И есть в этом большая доля правда. Ламар — писатель невероятного таланта, способный написать целую поэму, разбить ее по кусочкам на самом умном альбоме о проблеме расизма в Соединенных Штатах, и при этом удерживать при себе лирику мыслей.

Канье — напротив, оголтелый формалист, для которого оболочка и идея всегда стояли выше содержания. И на The Life of Pablo эта его черта наконец принимает форму настоящего заявления.

Новый альбом Уэста — манифестация всех его талантов. Смелые сэмплы на каждом втором номере альбома (с кульминациями на ‘Famous’ и ‘30 Hours’, где Уэст повторяет трюк шестилетней давности, выстраивая длинный пятиминутный трек на 20-секундном отрывке из малоизвестной песни), коллаборации недосягаемой высоты (с пронзительным и «меняющим игру» куплетом Chance The Rapper на открывающем треке ‘Ultralight Beam’) и уморительная риторика (особенно на ‘I Love Kanye’).

Всё это одновременно напоминает каждую из его прошлых работ, но в то же время задает четкий вектор в будущее, в котором Канье не перестает находить способы удивлять публику и быть главным диссидентом планеты.

Ругать Канье на этот раз можно (и то с натяжкой) лишь за невероятный политический и социальный нейтралитет. Так уж сложилась ситуация в последние годы, что хип-хоп стал жутко злободневным политическим инструментом, в прямом и переносном смыслах. Кендрик Ламар воздвигает монументальное политическое произведение To Pimp a Butterfly и встречается с Бараком Обамой, а Киллер Майк из дуэта Run The Jewels, каждый второй трек которого тонет от обилия едкой общественной дидактики, открыто помогает претенденту на пост президента США Берни Сандерсу.

Уэст, который на своем прошлом альбоме тоже не поскупился на меткие упреки, в этот раз (даже несмотря на его недавнее, кажется шуточное, намерение участвовать в президентской гонке 2020 года) снова сконцентрировался на себе.

Подобная интроспективность The Life of Pablo, отнявшая у альбома социальную актуальность, взамен подарила ему глубокий пласт экзистенциальных переживаний со всем соответствующим: антидепрессантами, религиозными отсылками и исповедями.

Самое сложное с этим нереволюционным The Life of Pablo — это попытки описать альбом одним словом (с каждой прошлой работой Уэста подобное легко удавалось) и определить его местоположение в дискографии самого Уэста. Остальное в отношении нового альбома Канье односложно и не ново: снова все как обычно, а значит невероятно хорошо.