Депутаты кыргызского парламента проголосовали против законопроекта, который предусматривал наказание за (цитирую) “нарушение законодательства о брачном возрасте при проведении религиозных обрядов”.

Автор колонки: со-основатель Kloop.kg Бектур Искендер.
Автор колонки: со-основатель Kloop.kg Бектур Искендер.

Законопроект предлагал наказывать за проведением “религиозного обряда по бракосочетанию” с несовершеннолетним человеком следующих людей: совершеннолетнего супруга, священнослужителя и родителей.

Идея на первый взгляд кажется неплохой, поэтому когда большинство депутатов проголосовали против этих изменений, негодование со стороны общественности было неизбежным.

Известный в Кыргызстане колумнист Данияр Айтман даже назвал тех депутатов, что проголосовали против принятия этого законопроекта, педофилами.

Масла в огонь народного гнева добавляло то, что некоторые депутаты, отвергнувшие законопроект, дали совершенно идиотские объяснения своему действию, типа таких:

Isxak_Masaliev

Или таких:

Iskender Matraimov

И вроде бы я сначала даже встал на сторону Айтмана, но что-то меня продолжало настораживать во всей этой истории, и, после разговора с доктором Ринатом Тухватшиным, другим основателем Клоопа, я понял, что именно меня напрягает — я не прочитал самого текста законопроекта.

А он-то вообще-то лежит в открытом доступе, как и остальные законопроекты, так что я скачал его и это было моим занимательным чтивом перед сном.

(Чуть позже выяснилось, что я скачал старую версию этого законопроекта, поэтому пришлось даже текст этой колонки переписывать, прошу перед всеми прощения, хорошо, что я быстро это заметил, в том числе благодаря Данияру Айтману.)

Почитайте и вы, текст-то оказался не таким уж большим:

ЗАКОН КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

О внесении изменений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики (Семейный кодекс Кыргызской Республики, Уголовный кодекс Кыргызской Республики)

Статья 1

Внести в Семейный кодекс Кыргызской Республики (Ведомости Жогорку Кенеша Кыргызской Республики, 2004 г., № 1, ст.1) следующее изменение:
статью 14 дополнить частью 3 следующего содержания:

«3. Лица, виновные в нарушении требований настоящего Кодекса о брачном возрасте, несут ответственность в соответствии с законодательством Кыргызской Республики.».

Статья 2

Внести в Уголовный кодекс Кыргызской Республики (Ведомости Жогорку Кенеша Кыргызской Республики, 1998 г., № 7, ст. 229) следующее изменение:
главу 20 дополнить статьей 155-1 следующего содержания:

«Статья 155-1 Нарушение законодательства о брачном возрасте при проведении религиозных обрядов

Родители (лица их заменяющие) лица, в отношении которого совершен религиозный обряд по бракосочетанию, лицо, совершившее религиозный обряд по бракосочетанию, а равно совершеннолетнее лицо, в отношении которого был совершен религиозный обряд по бракосочетанию с несовершеннолетним, с нарушением законодательства о брачном возрасте –
наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет.».

Статья 3

Настоящий Закон вступает в силу по истечении одного месяца со дня официального опубликования.
Правительству Кыргызской Республики привести в соответствие с настоящим Законом изданные им нормативные правовые акты.

Президент
Кыргызской Республики

А теперь устроим разбор. Законопроект показался мне слабым, юридически неграмотным и, в целом, не таким уж и нужным. Что же в нем не так?

1. Внутренние противоречия в терминологии

Давайте почитаем определение “брака” согласно тому же Семейному кодексу Кыргызской Республики:

“Брак — равноправный союз между мужчиной и женщиной, заключенный при свободном и полном согласии сторон в установленном законом порядке, с целью создания семьи, порождающий имущественные и личные неимущественные отношения между супругами”.

Под “установленным законом порядке” имеется в виду регистрация в ЗАГСе, других порядков законы Кыргызстана не предусматривают.

Соответственно, в принципе такого понятия, как “религиозный обряд по бракосочетанию” быть не может, а ведь именно эта формулировка используется в законопроекте. Получился такой юридический оксюморон.

Если был просто религиозный ритуал, а регистрации в ЗАГСе не было, то это и не бракосочетание вовсе. И пусть даже этот ритуал обозначал бракосочетание — с точки зрения светского закона, любой “нике” или обряд какой-либо иной религии является не более чем имитацией брака.

2. Бюрократизация религии

Как в принципе предлагалось определять, что считать “религиозным обрядом”?

По поводу религиозных обрядов в Семейном кодексе написано только следующее:

“Религиозные обряды, касающиеся вопросов брака и семьи, правового значения не имеют.” (Статья 1, часть 2.)

Поэтому в случае принятия законопроекта возможны были бы два исхода: либо было бы практически невозможно доказать, что имел место “религиозный обряд по бракосочетанию”, либо пришлось бы дополнять законы Кыргызстана новыми понятиями.

Но и это, в свою очередь, привело бы к невероятной путанице, хотя бы просто потому, что религий много, обряды внутри каждой из них разнообразны, и я даже не представляю, как нужно прописать эти термины так, чтобы можно было точно определить, что имел место “религиозный обряд”.

Инициатор законопроекта — депутат и бывший генпрокурор Аида Салянова. Фото: Мирлан Токталиев.
Инициатор законопроекта — депутат и бывший генпрокурор Аида Салянова. Фото: Мирлан Токталиев.

Будет ли это касаться только официально зарегистрированных религий? А что если обряд проводят, например, пастафарианцы? Они-то себя считают религией, а государство их таковой не признаёт.

И в каком случае пастафарианскому пастору или пасторше предъявят обвинения? Он или она должны будут сказать “объявляю вас мужем и женой”? Будет ли это включаться в состав преступления? Или нужно будет, чтобы новобрачным надели пастафарианский дуршлаг на голову?

Я могу продолжать задавать эти вопросы до бесконечности, и именно тот факт, что к законопроекту возникает столько вопросов без ответов, показывает его слабость.

3. Законы против педофилии уже есть

Это моя самая главная претензия.

То, с чем призывают бороться авторы законопроекта, уже прописано в законах Кыргызстана!

Рассмотрим классический и, к сожалению, популярный в Кыргызстане пример — 15-летнюю девочку заставляют жить со взрослым мужиком. Происходит тот самый религиозный обряд (неважно даже мусульманский ли, христианский ли, или какой-либо другой), девочка переселяется к мужику, он её подвергает сексуальному насилию, она беременеет и так далее.

Как можно будет судить этого мужика? О, очень просто, если кому-то сильно захочется. Для этого есть следующие статьи в одном только Уголовном кодексе:

Статья 154: Принуждение к вступлению в фактические брачные отношения с лицом, не достигшим семнадцатилетнего возраста (максимальное наказание — 10 лет лишения свободы);

Статья 129, часть 3, пункт 1: Изнасилование, совершенное в отношении несовершеннолетней (максимальное наказание — 20 лет лишения свободы);

Статья 132: Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (максимальное наказание — три года лишения свободы).

В принципе, уже этих статей Уголовного кодекса будет достаточно, чтобы любого омерзительного педофила, прикрывающегося религиозным браком, посадить в тюрягу.

Родителей же ребёнка можно будет смело судить по следующей статье:

Статья 121: Оставление в опасности (максимальное наказание — три года лишения свободы).

А есть ещё статьи о незаконном лишении свободы, о развратном действии, о торговле людьми, в конце концов — всё зависит от нюансов каждого отдельно взятого случая.

Поэтому зачем нужен новый закон, который по сути ничего нового не приносит, кроме усложнения терминов и понятий? По-моему, будет гораздо лучше, если наше общество направит все силы на то, чтобы заставить работать уже существующие законы, вместо того, чтобы плодить кучу новых, неработающих и дублирующих друг друга.

4. Борьба со следствием, а не с причиной

Но и самое печальное в том, что борьба с религиозными обрядами не искореняет причину ранних фактических браков.

Для того, чтобы подростков не заставляли жить со взрослыми; для того, чтобы насилия в отношении детей было меньше, нужно заняться образованием и просвещением, в первую очередь. Потому что именно незнание лежит в корне этой проблемы.

(Ну и, конечно, это не отменяет того, что наказывать педофилов согласно действующим законам тоже надо.)

Нужно обеспечить девочек возможностью получения качественного светского образования, независимо от места их проживания, релегиозных взглядов и родного языка.

Нужно заняться и обучением взрослых, а особенно родителей в тех семьях, где есть маленькие девочки.

Нужно, разумеется, обучать и мальчиков, и девочек правам человека с ранних лет. Чтобы сама идея принудительного сожительства с несовершеннолетними казалась им отвратительной с раннего детства.

А депутатам нужно научиться объяснять за и против чего они голосуют.

Официально разрешаю Исхаку Масалиеву и Искендеру Матраимову цитировать мою колонку, а-то совершенно по-дурацки они выглядят со своими ответами.

Изображение на главной: Фрагмент картины “Неравный брак” художника Василия Пукирева, 1862 год.