Один из инициаторов законопроекта – Мирлан Жээнчороев – говорит, что нецензурные слова не употребляет и даже конкретные примеры матерных слов привести не может, парламент – публичное место.

Оригинал материала опубликован на сайте «Настоящее время», автор материала — Жибек Бегалиева.

 Мирлан Жээнчороев - инициатор законопроекта.
Мирлан Жээнчороев – инициатор законопроекта.

«Я не могу вам повторить те слова, которые считаются оскорбительными. Жогорку кенеш – здание официальное, мы в кабинете находимся официальном», – считает депутат Жогорку Кенеша Кыргызской Республики Мирлан Жээнчороев.

Тех, кто в выражениях не стесняются, по задумке депутата и его коллег, будут бить рублем, ну, или отправлять подметать улицы.

Бектур Искендер
Бектур Искендер

«Ну первое что я подумал: “Я буду на х@ю вертеть этот законопроект”», – заявил журналист Бектур Искендер.

Штрафов и общественных работ Бектур Искендер не боится. Для начала, считает журналист, чтобы норма заработала, в законе нужно прописать что такое ненормативная лексика: «Непонятно мат это или нет. Слово “хрен”. Я думаю, когда остановит милиционер могут возникнуть жизненные ситуации, когда ты можешь сказать слово “хрен”. И вот здесь начинается поле для манипуляций. Я не так часто использую мат, как людям кажется. По крайней мере, я не лицемерю, как депутаты, которые, я уверен, маты тоже произносят».

Депутат Кожобек Рыспаев
Депутат Кожобек Рыспаев

Сами народные избранники, по словам социал-демократа Кожобека Рыспаева, говорят на языке исключительно литературном, мол желание ввернуть крепкое словцо, пропадает вместе с получением мандата.

– А в парламенте бывают матерятся?
– Нет, это же политическая элита, – отвечает депутат на вопрос корреспондента Настоящего Времени.

В то, что рядовые граждане теперь совсем перестанут употреблять ругательства в публичных местах, Кожобек Рыспаев не верит. Эксперты также к инициативе относятся скептически и полагают, что закон не доработан.

«В РФ правоприменительная практика пошла таким путем, что у них определенный перечень слов, которые признаны нецензурной бранью. У нас такого пока нет, поэтому сложно говорить, как пойдет правоприменительная практика. Такие законы нечеткие могут порождать коррупционные действия со стороны правоохранительных органов, способом давления на простых граждан», – уверен юрист общественного фонда «Институт медиаполиси» Алтынай Исаева.

Впрочем норма, запрещающая нецензурную брань в общественных местах, существовала и раньше. Разница теперь лишь в размере штрафа. При этом конкретно за матерные слова на публике до сегодняшнего дня в республике еще никого не наказывали.