Когда в Центральной Азии сорвут последний подснежник?

Шафран Алатауский или Юнона Николая – все это научные названия первоцветов, которые появляются в нашем регионе ранней весной, и которые обыватели называют подснежниками. Продают их за копейки, товарный вид этих цветов держится несколько часов, и все они занесены в Красную книгу. Но каждую весну на них есть спрос и, конечно, предложение. Корреспонденты «Открытой Азии онлайн» прошлись по цветочным точкам Душанбе, Бишкека и Алматы и узнала, когда в наших странах сорвут последний подснежник.

Оригинал материала опубликован на сайте «Открытая Азия онлайн». Автор: Лилия Гайсина.

Казахстан

Найти подснежники в Алматы не так просто, но у нас получилось. В этом городе есть, по крайней мере, одно место, где в начале марта подснежники можно найти всегда — это оживлённый перекрёсток рядом со станцией метро, центральной аптекой и большим книжным магазином.

И по традиции: импровизированный прилавок и «бабушка».

– Почём подснежники?
– Недорого. По 200 тенге (0, 63$, – прим. ОА).
– А что вы с ними делаете, если продать не удаётся? Выбрасываете?
– Вы что? Их сразу разбирают! Ни разу не выбрасывала.
– А вы знаете, что продавать их запрещено законом?
– Знаю, дочка. Но жить-то на что-то надо, денег не хватает.

Цена низкая до смешного, если учесть, что речь идёт о растениях, занесённых в Красную книгу Казахстана.

Вообще эти дикие цветы называются Шафраном Алатауским (Crocus alatavicus). Настоящие подснежники из рода Galanthus могут существовать здесь только в искусственных условиях. Но для республики шафран и есть подснежник — первый цветок, появляющийся в предгорьях. Он жил здесь четыре тысячи лет подряд, а сейчас — на грани исчезновения.

«Если целенаправленно искать точки их сбыта, то обязательно найдёшь ещё, и немало», — уверена координатор проектов экологического общества «Зелёное спасение» Светлана Спатарь. Их организация совместно с полицией каждый год проводит рейды по таким местам. Продавцов наказывают.

Статья 339 Уголовного кодекса Казахстана предусматривает за «уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов растений» штраф в размере до трёх тысяч месячных расчётных показателей (до 6 807 000 тенге, это 21 610$) либо исправительные работы; либо до трёх лет лишения свободы.

«Зелёное спасение» надеялось и в этом году провести подобную акцию, отправили официальное письмо в акимат Алматы, руководству городской полиции, но на их предложение в этот раз не откликнулись.

«А силами одной общественной организации процесс уничтожения не остановить», — уверяет Спатарь.

Та бабушка-продавец на перекрестке показывала аккуратно срезанные ножом стебли и успокаивала: мол, мы не с луковицей подснежники выкапываем, а бережно срываем, поэтому ничего плохого не делаем.

«Это огромное заблуждение, — заверяет Светлана. — Что мы и пытаемся все эти годы людям объяснить. Многие считают, что если срезать цветок, то вреда это не приносит. На самом деле вред есть, потому что эти цветы размножаются семенами, а не луковицами. Так что, если кто-то сорвал цветок — неважно, выдрал с луковицей или ножом срезал, — однозначно у него не будет потомства. В следующем году в этом месте просто не будет расти первоцвет.

«Зелёное спасение» своими небольшими силами проводит информационную акцию с призывом: «Не рвать, не продавать и не покупать первоцветы!» Пока, видимо, достучаться не могут.

«Нас обвиняют, что мы лишаем людей заработка. Мол, продажа подснежников — это доход бедных бабушек. На самом деле это не так: бабушки не собирают эти цветы сами, этим занята молодёжь», – говорит Светлана.

Полиция Алматинской области как раз занялась этим вопросом. «В весенний период на территории нашего региона наблюдается большой наплыв любителей первоцветов. Нашим законодательством сбор этих цветов строго запрещён. В этой связи полиция региона настаивает на более бережном отношении казахстанцев к природным богатствам края», — обращается к людям пресс-служба Департамента внутренних дел Алматинской области.

Их природоохранные рейды начались 6 марта и продлятся до 6 апреля. Но направлены они не на поиск торговцев, а на поимку тех, кто цветы собирает. За три дня полицейские выявили 22 нарушения природоохранного законодательства, одно из которых связано со сбором подснежников.

«Факт выявлен в Талгарском районе, где за незаконный сбор «крокуса-первоцвета» уголовное производство по ст. 339 УК РК возбуждено против 52-летнего местного жителя», — сообщили в областной полиции.

Кыргызстан

В Кыргызстане подснежники — это тоже Шафран Алатауский. Лет 10 назад их можно было купить на местных рынках, но сейчас невозможно встретить в продаже. Хотите полюбоваться красотою этих цветов — отправляйтесь примерно за 20 км от Бишкека или покупайте специально выращенные в теплицах.

Родители Алины и Романа уже 20 лет занимаются цветочным бизнесом. На каждое 8 марта в теплице выращивается более пяти тысяч саженцев шафрана разных расцветок — начиная от привычного белого, заканчивая ярко-фиолетовым. Все луковицы привозят специально из России. Их сажают в маленькие горшки в ноябре, чтобы успеть к весеннему празднику.

«Мы поняли, что люди хотят дарить не только огромные букеты срезанных роз или тюльпанов, но и весенние цветы в горшках. Помню, раньше на рынке продавали срезанные горные ирисы или посаженные в пластмассовые стаканчики. Сейчас я их уже давно не вижу. Наверное, большой ассортимент других цветов и специально выращенных подснежников составил дворовым мальчишкам конкуренцию», — говорит продавец цветов Алина.

Однако эколог Дмитрий Ветошкин считает иначе: «Их по-прежнему рвут ради забавы. Ареал первоцветов очень сократился в предгорьях Бишкека. Есть и другой первоцвет — Иридодиктиум Колпаковского (Iridodictyum kolpakowskianum) или, как его еще называют, ирис — краснокнижный вид. Раньше встречался повсеместно в предгорьях. Сейчас его практически не найти».

Причину исчезновения этих цветов эколог связывает с человеческим фактором. «Они не представляют коммерческого интереса: нетоварный вид, срезанный цветок долго в воде не стоит. Но отдыхающие в горах собирают их для букетов», — говорит Ветошкин.

По его словам, под угрозой исчезновения находятся и другие горные цветы. «К примеру, краснокнижник Юнона Орхидная (Juno orchioides) и Хохлатка Ледебура (Corydalis ledebouriana); также страдает и когда-то распространенный первоцвет — гусиный лук. Тюльпаны стали очень редкими в предгорьях. Все эти цветы уничтожаются исключительно потому, что люди их собирают для букетов и частично из-за перевыпаса скота», — объясняет Ветошкин.

Таджикистан

В этой стране первоцветы появляются еще в середине февраля: как только на холмах близ Душанбе растает снег, на обочинах дорог появляются мальчишки с букетиками сиреневых цветов. В народе их называют «сиехгуш», научное название — Юнона Николая (Juno Nicolai). Эти цветы находятся в Красной книге республики еще с 1988 года; в прошлом году вышла новая редакция этого издания, и сиехгуш снова в нее попали как растение, «находящееся на грани исчезновения».

Стоят эти цветы так же, как и в Казахстане — копейки, букет можно купить и за $0,3. За цены торговцы не держатся, потому что через пару часов подснежники завянут, и букет превратится в пожухлый пучок травы.

О том, что эти цветы находятся на грани исчезновения, продавцы сиехгуша даже не догадываются; а вот про штрафы за их сбор знают, поэтому фотографироваться отказываются. Впрочем, рассказывают о своем занятии охотно. «Да этих цветов везде полно, все горы ими усыпаны, собирай — не хочу, всегда так было, — рассказывает нам продавец Саид, которого мы нашли в подземном переходе в центре Душанбе. — Сейчас их сезон уже заканчивается, дальше будут тюльпаны».

Саид рассказывает, что собирает первоцветы на Восточных холмах близ столицы. Вернее, собирает не сам, а его сыновья и племянники, а он только реализует товар. Доход невелик — в день не более $3,7, но другого занятия у мужчины нет. «Что найдем, тем и живем; сейчас сиехгуш, потом тюльпаны, кислячка, что еще делать», — говорит он.

 

Что делать с такими предпринимателями — не знают и в Комитете по охране окружающей среды при правительстве Таджикистана. «За незаконный сбор растений, занесенных в Красную книгу Таджикистана, законодательством предусмотрены денежные штрафы: от 500 ($61) до 5000 сомони ($617), — рассказывает руководитель отдела контроля, использования и охраны растительного и животного мира Комитета Абдукадыр Маскаев. — Но на практике добиться ответственности за такую деятельность нелегко».

Дело в том, что сбором первоцветов занимаются преимущественно несовершеннолетние дети, такие дела рассматривают суды, но даже если дело дойдет до этой инстанции и будет выписан штраф, взыскать его часто не представляется возможным.

«Вот, например, совсем недавно одному из жителей Мургабского района за незаконную охоту на архара суд выписал штраф в размере 160 тысяч сомони ($19,7 тысяч), — продолжает Маскаев. — Он смог выплатить только 3 тысячи сомони ($370) и все, больше у него денег нет, никакого имущества, чтобы его конфисковать, тоже нет, что с ним делать? Население в районах живет бедно, и зачастую платить штрафы им просто нечем».

Маскаев объясняет, что рейды, которые направлены на пресечение сбора первоцветов, Комитет проводит совместно со специальными подразделениями МВД РТ, каждый год отправляет телефонограммы в региональные администрации с напоминанием о том, что сбор сиехгуша и других краснокнижных растений запрещен, однако эффекта эта деятельность не дает.

«Я считаю, что лучшая борьба со сборщиками первоцветов — это повышение информированности покупателей: не будут покупать — не будут продавать. В противном случае это борьба с ветряными мельницами», — говорит Маскаев.

Но продавец Саид из подземного перехода считает, что и эта мера не сработает, потому что покупатели «клюют» на низкую стоимость сиехгуша, дешевле этих цветов в Таджикистане не найти. «А дарить цветы всем хочется», – заключает он.

А в то, что скоро дарить будет нечего, он так и не поверил.

По теме: