1 min read

За последние две недели власти подали против журналистов 4 иска на сумму в 33 млн сомов. Кто-то называет такие действия властей давлением на СМИ и свободу слова, кто-то борьбой с информационным произволом и клеветой. Мы обсудили это с правозащитницей Ритой Карасартовой и журналистами Кубаном Таабалдиевым и Нарынбеком Идиновым (Нарыном Айыпом).

Злоупотребление свободой слова

Соучредитель издания «Загоза» Нарынбек Идинов (Нарын Айып) не понимает, почему два иска о защите чести и достоинства президента были поданы именно на его издание. По его словам, заявление юристов «Ата Мекена» о причастности Алмазбека Атамбаева к грузу в рухнувшем «Боинге-747» и заявление Текебаева об имуществе президента и его бизнес интересах на Кипре публиковали и другие СМИ. Кроме того, издание опубликовало версию власти в другом материале.

По мнению директора национального информационного агентства «Кабар», иски против журналистов связаны с тем, что «СМИ стали злоупотреблять свободой слова».

«Явный перехлест замечается. Власти к этому и подошли, что начали использовать свои властные инструменты, чтобы направить их против тех, кто неправильно информирует», — считает Таабалдиев.

Идинов считает, что в информационном пространстве «слишком много свободы не бывает».

«100% — это свобода. Если даже 99,99% — это уже не свобода. Так нельзя относиться к свободе слова», — сказал Идинов.

Правозащитница Рита Карасартова считает, что свободные СМИ позволяют читателю самостоятельно отбирать качественную информацию.

«Если будет очень много разной, полярной информации, то у человека вырабатывается навык анализировать, сопоставлять информацию, критически мыслить», — сказала Карасартова.

Она добавила, что высокопоставленные чиновники, в том числе и президент должны быть более терпимыми к критике.

«Когда в стране начинают преследовать за клевету, то, скорее всего, это преследование будет с прицелом на здравую критику», — считает правозащитница.

Таабалдиев сказал, что абсолютно свободное информационное поле, напротив, приводит читателя в замешательство. По его мнению, читателю сложно определить источники информации и ее достоверность.

«Может быть перехлест лжи был настолько, что он [президент] не мог уже сдержать себя и вынужден был не только в судебные инстанции обращаться, но и такие вещи открыто говорить. Ему [президенту] кажется, что это ложь. Надо доказать, что это не так», — сказал Таабалдиев.

Спорные материалы

Кубан Таабалдиев во время беседы сказал, что для достоверного материала необходимо обращаться, как минимум, к двум источникам. По его мнению, в материалах издания «Заноза», из-за которых генпрокуратура обратилась в суд, был нарушен баланс.

«Информация была односторонняя. Поэтому там баланс был изначально нарушен. В одной статье информация одной стороны, а в следующей статье — другой стороны», — сказал Таабалдиев.

Ему возразил Идинов. По его мнению, баланс сохранен, так как после материала с пресс-конференции юристов «Ата Мекена» издание опубликовало заявление турецкого посла Метина Кылыча о том, что документы, представленные юристами, оказались подделкой. Идинов считает, что принцип двух источников применим в случаях, если журналист пишет от своего имени, а не ссылается на кого-то.

«Президент назвал какую-то партию “вонючей”. Мы должны ехать и нюхать эту партию, чтобы удостовериться или проверять? […] Это факт, что президент или человек что-то сказал. Мы сообщаем об этом факте […] После этого мы берем другую сторону. Они говорят: “Мы не вонючие”, и так далее», — сказал Идинов.

Таабалдиев добавил, что остается на стороне СМИ из журналистской солидарности, и считает суммы компенсаций морального вреда президента «несоразмерными». С этим согласился и Нарынбек Идинов.

«Должно быть доказано, что человек морально страдал, убытки понес. Но если этого ничего нет, и с потолка взять три миллиона… Тем более, когда президент сам выступает и говорит, что СМИ богатые […] Тогда давайте 100 миллионов. А почему не миллиард?» — сказал Идинов.

По мнению Карасартовой, споров вокруг материалов можно было бы избежать, если бы власти предоставляли официальную информацию.

«Если бы какую-то информацию госорганы просто вывешивали бы официально, о достоверности или о лживости вообще никто бы не говорил. […] Официальную информацию о грузе [с разбившегося «Боинга-747»] можно было бы уже давно опубликовать. И чем больше власти тянут, тем больше они создают ажиотажа вокруг этой информации», — считает Карасартова.

Злоупотребление полномочиями

Идинов считает, что имея такие полномочия, находясь на такой высокой должности, президенту очень легко обвинять всех остальных.

«Все силовые органы в руках президента, это не есть баланс. Судей назначает президент, председателя ГКНБ назначает президент, генпрокурора тоже, уже создалась ситуация дисбаланса. И в этой ситуации пользоваться тем, что в руках накопилось — это еще больше создает дисбаланс», — сказал он.

По словам Карасартовой от имени президента выступает генпрокуратура, которая может возбуждать дела на судей. По ее мнению, это давление на суд.

«Суды встанут в очень щепетильное положение, потому что они очень сильно зависят от аппарата президента и прокуратуры», — сказала она.

Правозащитница считает, что власти должны использовать критику, чтобы понять, над чем нужно работать, а не давить на всех. По ее словам, президент должен оставить ту свободу слова, которая сейчас имеется.

Таабалдиев считает, что сейчас в Кыргызстане высокий уровень свободы слова и демократии.

«Та степень свободы, которая есть в Кыргызстане, позволяет президенту обратиться в суд. Это прецедент, когда ни на улице кирпич на голову упал, ни какие-то случайности, а более или менее цивильным путем решаются такие вопросы. Это показатель уровня нашего общества. У него полномочий много, он мог бы без суда и следствия закрыть человека и все. Он публично хочет доказать свою правоту. Это, я думаю, демократия, это то, к чему мы стремимся», — сказал он.

Давление на СМИ

Президент начал выступать с критикой в адрес отдельных СМИ после того, как они опубликовали высказывания оппозиции о нем.

Генпрокуратура подала два судебных иска против интернет-изданий «Азаттык» и «Заноза» и потребовала от редакций суммарно 26 миллионов сомов в качестве компенсации.

Генпрокуратура обвинила издания в том, что они опубликовали заявление юристов «Ата Мекена», заявивших на пресс-конференции 1 марта, что президент Атамбаев и его семья якобы являлись владельцами груза, рухнувшего «Боинга-747» возле аэропорта «Манас» 16 января 2017 года.

Второй иск был подан из-за перевода статьи турецкого издания Haberler о якобы встрече Омурбека Текебаева и экс-президента Курманбека Бакиева на Кипре. Издания также взяли комментарий у Текебаева, который опроверг информацию о встрече с Бакиевым. Генпрокуратура обвинила издания в «необъективном освещении непроверенных сведений».

Сами издания считают иски необоснованными, потому что они дословно цитировали источники.

Кроме того, пропрезидентская фракция СДПК подала в суд на еще одно издание ― 24.kg ― и правозащитницу Риту Карасартову 9 марта.

Издание 24.kg опубликовало материал под заголовком «Регионы показали зубы партии власти». Карасартова дала комментарий иданию и заявила, что СДПК «заигрались в политику, продают должности направо и налево».

Партия потребовала по миллиону сомов от правозащитницы и редакции в качестве компенсации за моральный ущерб.

Текстовая трансляция:

Соавтор: Регина Им.