1 min read

Власти России обвинили 22-летнего Акбаржона Жалилова в теракте в петербургском метро, в результате которого погибли 14 человек, включая его самого. Каким запомнили его близкие из Оша, где он провел своё детство?

В петербургском метро 3 апреля произошел взрыв, в результате которого погибли 14 человек, десятки пострадали. Следственный комитет России объявил главным подозреваемым 22-летнего Акбаржона Жалилова, гражданина России, который всё своё детство прожил в кыргызском городе Ош.

Корреспондент Kloop.kg Акылай Каримова побеседовала с близкими Акбаржона в Оше и узнала, каким они запомнили 22-летнего парня, который по версии следствия совершил самоподрыв в вагоне с людьми.

«Самый послушный в семье»

Родные Акбаржона до сих пор не оправились от шока, что он может быть причастен к теракту в Санкт-Петербурге. «Как он мог быть в каких-то террористических группах, если он работал днями и ночами, занимался спортом, общался с друзьями?» — задается вопросом Яркиной, тетя Акбаржона.

Дом родственников Акбаржона Жалилова. Фото: Акылай Каримова.

Она говорит, что Акбаржон читал намаз и посещал мечеть по пятницам, но не был таким религиозным.

«Он как и все читал намаз. Ну и что с того, что читал. Мы все мусульмане. Но он никак не был таким [религиозным]. Он был из таких мальчиков, которые одевали рваные джинсы», — говорит она.

По ее словам, Акбаржон был самым послушным в семье.

«Ему скажешь растопить казан, он накроет, сам дрова растопит. Скажешь присмотреть за братиками, он обязательно сделает. Даже сестра его не была такой помощницей по дому как он», — вспоминает тётя.

Родители Акбаржона не смогли дать комментарии Kloop.kg — они вылетели в Санкт-Петербург после того, как их допросили кыргызские спецслужбы о причастности их сына к совершению теракта в метро.

«Мягкий и застенчивый»

Первые восемь классов Акбаржон учился в средней школе №26 имени Токтогула Сатылганова. Учителя вспоминают его как «доброго и спокойного мальчика», который «любил рисование».

Фатима Кадырахунова преподавала Акбаржону узбекский язык и литературу и была его классным руководителем. По ее словам, он был «мягким и застенчивым».

Учительница Фатима Кадырахунова. Фото: «Азаттык».

«На него никогда никто не жаловался. Я не видела, чтобы он кого-то обижал даже словом, тем более дрался», — вспоминает Кадырахунова.

Она говорит, что к Акбаржону не было никаких претензий, кроме успеваемости. Жалилов учился средне — по русскому языку и информатике у него были хорошие отметки, а по узбекскому — тройки.

«Когда я его строго спрашивала, почему он получил плохие отметки по диктанту или контрольным заданиям, он тут же мог заплакать. Даже девочки так не делали», — говорит она.

Кадырахунова узнала, что её бывшего ученика подозревают в теракте от директора школы, который попросил её дать информацию об Акбаржоне журналистам, пришедшим в школу на следующий день после взрыва в метро.

Учительница огорчена тем, что журналисты назвали Жалилова «террористом-смертником», не дождавшись итогов следствия.

«Хотел построить дом»

Друг и сосед Акбаржона, пожелавший остаться неизвестным, узнал о теракте в метро ночью, когда подрабатывал частным извозом. Он был сильно потрясен и не мог поверить в то, что его друг мог быть террористом-смертником.

«Я сидел в машине и листал ленту фэйсбука. Где-то промелькнула новость про взрыв с фамилией террориста-смертника. Я не обратил внимания. Когда в другой новости я увидел его фотографию, я аж вскочил от шока. Сразу поехал домой, разбудил отца, показал ему фотографию и рассказал, что он (Акбаржон) якобы взорвал метро», — говорит он.

Дом родителей Акбаржона Жалилова. Фото: Акылай Каримова.

Сосед вспоминает Акбаржона как добродушного и ответственного парня с постоянной улыбкой на лице. Он не верит в причастность его друга к каким-либо террористическим группам или религиозным течениям.

«Быть того не может. Потому что ни он, ни его родные не были такими. Он был работящий парень, и я не замечал за ним какие-то изменения в сторону религиозности. Да, мы ходим в мечети, читаем намаз. Но это же не значит, что мы все фанатики. И он таким не был», — говорит он.

«Если бы вы с ним общались, вам стало бы даже стыдно подумать о нем что-то плохое. У меня вот очень много друзей и знакомых, но он единственный из всех, кого я даже дураком не обозвал. Такой вот был хороший парень», – продолжает сосед.

Он вспоминает, что Акбаржон собирался заработать себе на дом, и было «не похоже, что он хотел или собирался умирать».

Дом родителей Акбаржона Жалилова. Фото: Акылай Каримова.

«Он в семье старший из сыновей, и по нашим традициям он должен обзаводиться своей крышей над головой, а родительский дом остается самому младшему сыну. Вот поэтому у него были планы еще подзаработать и начать строить себе дом», — продолжает он.

Друг Акбаржона рассказывает, что сейчас многие, кто дружил с Жалиловым, отказываются признавать факт знакомства — боятся гонений со стороны спецслужб. Но сам он не планирует отказываться от друга, потому что «ничего плохого Акбаржон не сделал ни ему, ни кому-то другому».

По теме: