Бишкекские феминистские инициативы (БФИ) и творческая группа «705» создали серию роликов о нарушении прав женщин. Это видео показывает «недружелюбное» отношение властей в отношении женщин, переживших насилие.

Ролик показывает ситуацию, в которую попадает пережившая насилие женщина. Ветер олицетворяет препятствия, с которыми она сталкивается, когда решает не молчать и говорить о насилии.

Поддержите петицию против насилия в отношении женщин: change.org/morethan16days

Автор проекта Рада Галкина говорит, что когда женщина решает защищать свои права с помощью закона, она сталкивается с недружелюбной государственной системой, которая не считает насилие в отношении женщин серьезными преступлениями.

Повествование ведется от имени автора:

В Кыргызстане привлечь насильника к ответственности тяжело не только юридически, но и морально. Работа правоохранительных органов построена таким образом, чтобы потерпевшие женщины не выдерживали заволокиченных и унизительных процедур борьбы за справедливость и отказывались от обвинений.

Весь правовой процесс от кабинета участкового милиционера до зала судебных заседаний пропитан ненавистью и презрением к женщинам. На каждом этапе потерпевшим демонстрируется незаинтересованность в законном расследовании случаев насилия и наплевательское отношение к правам женщин.

Правосудие Кыргызстана давно превратилось в кривосудие, которое считает, что прав тот, у кого больше прав. В преступном нежелании выполнять свои обязанности, сотрудники ОВД прикрываются традициями и предрассудками.

В своем покровительстве насильникам сотрудники правоохранительных органов передают друг другу эстафету: если участковому милиционеру не удалось убедить женщину отказаться от оформления заявления, то следователь старается поскорее закрыть дело. Дело закрывается, если отсутствует событие или состав преступления, а также если стороны мирятся.

Правозащитная организация «Хюман Райтс Вотч» в докладе за 2016 год приводит пример из жизни Айсулуу, дело о жестоком избиении которой закрыл следователь. В заключении экспертизы было написано, что телесных повреждений не было, несмотря на то, что она получила сотрясение мозга и множественные переломы.

Радио «Азаттык» в декабре 2015 года рассказало случай Сабины — её в кабинете следователя избил муж, с которым она развелась из-за побоев. «Один раз подавала заявление в милицию. Меня вызвали следователи, я пошла одна. Муж тоже был там. Следователь ушел, а он меня сильно избил. Мне показалось, что они заранее договорились. После этого я не верю милиции», — сказала Сабина.

Порой и вынесение приговора судом не гарантирует безопасность потерпевшей. В Кыргызстане широко известен случай, когда жительницу Таласской области, заявившую на своих насильников, два года спустя снова избили и изнасиловали. В одном из нападающих она узнала осужденного в первом преступлении. До второго нападения подсудимые были признаны виновными и осуждены на восемь лет. Однако они не были взяты под стражу. Осужденные являлись судебными исполнителями областного суда.

Калия Арабекова: «Я открыла дверь, мне на шею накинули веревку и стали таскать за нее меня по комнате. Я упала от сильных ударов, меня стали пинать в живот. У меня не было сил что-то сказать. Я только кричала, чтобы моих детей оставили в живых. В темноте я не видела лиц, но по голосу в одном из них узнала Ильгиза Карымбаева. Как мне его не узнать, если я разбираюсь с ним уже два года?! Они раздели меня и начали насиловать. Они бы меня задушили и убили. Избивая меня, они приговаривали, что я умру, и их не осудят».