1 min read

В 16 лет Жалалдин Абдувалиев полностью потерял зрение. Молодой парень погрузился в тяжелую и затяжную депрессию: не знал, как дальше жить, что делать. Сейчас Жалалдин — бронзовый призер не только Чемпионата Кыргызстана по триатлону, но и чемпионата Азии.

Оригинал материала опубликован на сайте Открытая Азия.

Незрячий спортсмен из Джалал-Абада Жалалдин Абдувалиев завоевал бронзу на Чемпионате Азии в триатлоне. Этот вид спорта сочетает в себе плавание (750 м), велогонку (20 км) и бег (5 км) — в отличие от обычных спортсменов, Абдувалиев преодолевает дистанцию с закрытыми глазами.

Повествование ведется от лица Жалалдина Абдувалиева.

Фото: фэйсбук

Я знаю, как выглядит моя мама, я видел небо, но появился на свет с проблемой — врожденной катарактой. В детстве у меня видел только один глаз.

Врачи предлагали двухлетнему мне сделать операцию. Но у моих родителей не было денег.

С тех пор они поставили для себя цель — вернуть мне зрение. Спустя восемь лет, когда мне было десять, меня прооперировали, но операция не помогла.

Было слишком поздно — болезнь «сожрала» полглаза, и второй глаз начал плохо видеть. Я понимал, что теряю зрение.

Из-за того, что я плохо видел, меня не хотели брать в первый класс — не мог различить черточки в тетрадке и писать. В семь лет я так и не пошел в школу с большим ранцем на плечах и букетом цветов.

Помню, что очень разозлился и целый год готовился к новому набору. В 8 лет я уже сидел за партой.

Я был счастлив. Мне удалось окончить девять классов в обычной школе – там я был первым выпускником-отличником за последние 15 лет.

Затем поступил в колледж, но, к сожалению, продолжить обучение не смог — надо было помогать родителям.

Фото: Жаныбек Султанбеков

Детство у меня было тяжелым, на поле я работал уже с 11 лет, так как мой отец – инвалид, и необходимо было помогать маме.

Ночью подрабатывал официантом в кафе — на тот момент мой глаз видел все еще на 60 процентов. Однажды я обслуживал свадебный банкет, и меня ни за что избил один из пьяных гостей.

Он повалил меня на пол и начал пинать прямо в тот глаз, который видел. После этого наступила полная темнота.

Моего обидчика никто не наказал.

Я два года ходил по врачам – это очень долго. Ездил и к московскому доктору, который тоже развел руками и сказал, что однажды наступит день, когда я полностью ослепну.

Сейчас у меня осталось светоощущение, и я вижу некоторые силуэты.

Фото: Федерация триатлона КР

У каждого человека есть свой порог шока, когда он теряет зрение. У меня была тяжелая и затяжная депрессия, не знал, как дальше жить, что делать.

К тому же много сидел дома. Однажды осмелился выйти — друзья позвонили и пригласили меня в кафе. Это было вечером. Я сел на такси, друг пообещал меня встретить.

Подъехав на место, я позвонил ему и спросил, где он. Друг сказал мне идти прямо. Я пошел. Затем он попросил меня повернуть направо, потом снова налево. Но там никого не было.

До меня дошло, что они сидят в дальнем углу зала и надо мною издеваются. Я, как дурак, кружился по залу. Мне было так обидно. Это был очень большой удар для меня.

Думал, что я больше не смогу жить, как обычные люди. Я замкнулся. Но я все равно понимал, что с депрессией надо что-то делать.

Однажды я просто решил, что больше не буду сидеть дома. Это нехорошо психологически и физически. В 2014 году услышал, что в Бишкеке проводят тренинг для незрячих людей, чтобы учить их самостоятельности.

Я принял участие в проекте, который учит слепых передвигаться по городу. Удивительно, что моими учителями были тоже незрячие люди.

Фото: фэйсбук

Честно: брать белую трость и ходить с ней по улице было для меня крайне трудно. Я всегда думал в этот момент, что люди говорят обо мне.

Когда я учился передвигаться по столице, каждый второй подходил ко мне и в буквальном смысле слова навязывал свою помощь — брали меня за руку и тащили туда, куда мне совершенно было не нужно.

Это меня убивало. Я думал, что не смогу принять себя.

Смог. Часто требуется нестандартный подход. Слепота научила меня мыслить «вне коробки».

Жизнь незрячего человека – это ежедневный поиск неординарных решений повседневных задач. Теперь во время передвижений по городу я в основном ориентируюсь по звукам и с помощью длиной белой трости.

Конечно, хотелось бы немного улучшить город – сделать ровную тротуарную плитку, внедрить места для озвучки городского транспорта.

Фото: Федерация триатлона КР

Я свободно пользуюсь компьютером. Постоянно обучаюсь новым программам, их достаточно выпускают для незрячих.

Есть весомая проблема – количество книг, напечатанных шрифтом Брайля. К сожалению, в Кыргызстане их выпускают очень мало. Сейчас все переходят на электронику, аудиокниги.

Но тактильные ощущения нельзя заменить. Еще эти аудиокниги не могут дать грамматических знаний, а это особенно важно для детей, которые недавно пошли в школу.

Теперь мне всегда что-то хочется делать. Прошло уже восемь месяцев, как я начал заниматься триатлоном.

Помню, как было сложно для меня преодолевать каждодневный челендж — бегать с помощью гайда (люди бегают, держась за веревку с видящим человеком).

Нужна определенная техника, но в целом это несложно и интересно.

Поначалу на эти тренировки я ходил с неохотой. Но потом я вдруг ощутил себя свободным.

Так я полюбил бег, и каждое воскресенье меня сопровождали разные люди. Мне это нравилось.

Фото: Федерация триатлона КР

Помню, как я учился плавать, боялся утонуть в бассейне. Хлебнул немало воды. Мой тренер Андрей Ханадеев вдохновил меня, сказав: «У тебя есть потенциал. Тренируйся!»

Результаты улучшались не так хорошо, как хотелось бы. То есть половину бассейна, там, где я достаю до дна, еще как-то проплывал.

А потом меня просто переставали слушаться руки и ноги. И хоть я не вижу, но эта глубина просто чувствовалась. Мы с Андреем долго работали, чтобы преодолеть этот страх. Сегодня я выступаю в разных странах и проплываю 750 метров.

Восемь месяцев назад для меня это казалось нереальным. Если бы не он, таких успехов не было бы.

В этом году я получил бронзу на чемпионате Азии по триатлону в Филиппинах. Буквально месяц назад мы вместе с моим тренером на чемпионате Кыргызстана завоевали тоже бронзовую медаль.

В моих планах на ближайшее будущее — новые спортивные победы в триатлоне, покорение Паралимпийских игр 2020 года в Токио.

Я лишился зрения совсем давно. Сейчас могу сказать, что между обычным человеком и незрячим нет разницы. Разделять их – это все равно что разграничить людей с любыми другими проблемами со здоровьем.

Каждый человек – индивидуум, и нет разницы, есть у него зрение или слух.

По теме:

  • В погоне за ветром: Кыргызстанец бросил работу ради экстремальных видов спорта
  • Футболистка национальной сборной о том, как она пришла в спорт
  • Первая кыргызстанка, прошедшая Ironman 70.3