Настоящее время

Все чаще трудовые мигранты из Кыргызстана оставляют своих детей в детских домах. Уезжая на заработки, многие из них не могут устроить детей у родственников. Так, в кыргызских приютах и детдомах появилась новая категория воспитанников — сироты при живых родителях, которые уехали на заработки.

Оригинал материала опубликован на сайте радио «Азаттык». Автор статьи — Жибек Бегалиева.

Мирлан — любимец всех воспитательниц. В приюте центра защиты детей малыш живет с сентября. Уехав на заработки в Россию, его мама не нашла другого способа пристроить ребенка. Очень похожая история и у другого мальчика из приюта — Тимура.

— Здесь, оказывается, нет работы, и она нашла ее в России. Там работал брат бабушки. Маму позвал он. Она сказала: «Останься здесь на время». Я сказал ладно, пожелал ей доброго пути и остался здесь, — рассказывает Тимур.

Тимур очень верит, что мама заберет его. А пока, чтобы скоротать дни, он ходит во все кружки в приюте. Больше всего Тимуру нравятся танцы. Этим он хочет заняться, когда вырастет:

— После того, как она уехала, я стал плохо спать. Плакал около месяца, скучал. Конечно, если она меня впервые оставила и уехала в Россию. Но я все равно стараюсь ее радовать. Я хожу на швейные курсы и через два месяца получу сертификат. Мы шьем здесь тапочки и сердечки.

Очень часто родители не спешат возвращаться с заработков. Дети не могут оставаться в приюте слишком долго, поэтому руководству приходится иногда таких родителей даже припугивать. Через дипломатов в России родителей оповещают о том, что их фамилии могут занести в черный список мигрантов.

Координатор приюта «Центр защиты детей» Роза Сулайманова:

— Родители, честно говоря, только на такие вещи реагируют. Потому что редко кому говоришь, и они приезжают. Как только родители узнают, что у детей все в порядке, родители расслабляются. Наверное, только единицы скучают по своим детям и приезжают.

Детям постарше такой поступок мамы или папы сложнее простить. 16-летний Ахмат всем говорит, что уже больше не хочет видеть свою маму.

— В принципе нет. Скучаю по бабушке. Она больше времени проводила со мной, меня бабушка вырастила. Мама все время уезжала в Россию, в Москву. Я ее не люблю. Она меня любит, а я не люблю. Потому что я ее не видел особо, — говорит воспитанник приюта Ахмат.

— Ты на нее обиделся?

— Давно, если она придет, я скажу, что не пойду с ней, «нет»​ скажу.

Точное число детей трудовых мигрантов в детских домах неизвестно. Тех, кто остался с бабушками и дедушками, дядями и тетями намного больше. Их учет никто не ведет. Только по официальным данным и только в одной России работают около полумиллиона кыргызстанцев. По неофициальной информации, их там около миллиона.

Директор Центра реабилитации беспризорных детей Алексей Петрушевский:

— Многие родители уезжают в Россию, бывает, оставить некому, поэтому оставляют родителям. Но там может быть хуже. За ними не смотрят, над ними совершают насилие. Последний случай — жена бросила, мать. Отец троих детей уехал на заработки, он троих сыновей поднимает. Я просто горжусь им. И маму, и папу заменил, и до последнего бьется за них.

Папу этих мальчиков мы встретили в приюте. Вернуться из России ему пришлось из-за внезапной болезни старшего сына. Но таких случаев немного. Иногда миграция родителей заканчивается настоящей трагедией.

В прошлом месяце под Бишкеком покончила жизнь самоубийством восьмиклассница Эльвира. Оба ее родителя в это время были на заработках в России. Кыргызские психологи уже не раз говорили, что депрессии чаще всего подвержены именно дети трудовых мигрантов.

По теме:

  • IWPR: Дети кыргызских мигрантов растут без родителей
  • Миграция: Почему некоторые матери отказываются от своих детей?