«Эркинай». Рассказ о парне, который отказался похищать девушку

1 min read
Иллюстрация: Татьяна Зеленская

«Эркинай» — это история о парне из Кыргызстана, который в последний момент передумал похищать свою подругу для насильного замужества. Рассказ писательницы Алтын Капаловой с иллюстрациями художницы Татьяны Зеленской вышел в Бишкеке в виде книги на трех языках: кыргызском, русском и английском. Ее будут распространять в школьных библиотеках регионов Кыргызстана. Так же она доступна в электронном виде.

Рассказ написан в рамках проекта Академии ОБСЕ в Бишкеке и Institut für Auslandsbeziehungen (IFA) по изменению отношения к похищению невест, при финансовой поддержке программы IFA CCP Plus (Германия). Печать книги поддержал Программный офис ОБСЕ в Бишкеке.

– Руслан! Руслан! Как же так?

– Извини, Акыл. Так будет лучше.

– Лучше для кого? Руслан, ты же мой друг!

– Да. Именно поэтому я так поступаю.

– Руслан, я не знаю этих людей!

– Познакомишься.

– Руслан, я думал, мы друзья!

– Да. Мы – друзья. Тебе здесь будет хорошо.

– О чём ты, Руслан, я не знаю этих людей!

– Всё. Заходи в дом. Не сопротивляйся.

– Не-е-е-е-е-е-т! – закричал я – и проснулся.

Сердце бешено стучало в груди. Я не понимал, где я и что происходит. «Я завтра женюсь» – внутренним голосом прорвалась реальность в мой ночной кошмар.

В моём сне незнакомые люди привезли меня в дом, в чужой дом. Там был праздник, но это был не мой праздник. И мне не было весело. Да. Мне не было весело, потому что меня похитили – так же, как я хочу завтра похитить Эркинай.

Я побежал к маме, она ещё не спала.

– Мама! Мама!

– Что случилось, сынок? Почему не спишь?

– Мама, мне приснился страшный сон – что меня похитили!

– Не надо было много есть перед сном.

– Мама!

– Иди, ложись спать. Завтра ответственный день.

– Мама, как вы с папой поженились?

– Мы? Акыл, ну что за вопросы? Они не к месту. Ложись спать. Завтра нам всем рано вставать.

Иллюстрация: Татьяна Зеленская

– Мама, я завтра не привезу Эркинай.

– Ты что? Очумел, что ли? Это всё от волнения. Всё будет хорошо. Иди, ложись спать.

– Мама! Я не буду похищать человека!

– Это не человек – это невеста! И ты её привезёшь! Этого разговора вообще не должно быть! Все так женятся.

– Мама, я не привезу её!

– Ты что такое говоришь?! Мы зарезали корову, всё готово, борсоки сделали, на стол всё купили… Такие расходы понесли! Ты что придумываешь? Мы всё, что собрали с урожая, потратили на твою женитьбу!

– Мама, я всё вам отдам. Всё верну до копейки. Но я не женюсь завтра!

– Акыл, у меня сейчас случится приступ. Ты этого добиваешься?

– Мама, прости, но я не могу. Не могу!

– О небеса! Что я скажу твоему отцу?! Мы же людей позвали!.. Всё, прекрати! Не хочешь везти – мы сами её привезём!

– Вы не сможете.

– Ещё как сможем!

– Мама, я решил.

– За что мне такое наказание!

Я не мог больше слышать плач и причитания мамы и выбежал из дома. Была полночь.

Я шёл и вспоминал улыбку Эркинай, вспоминал, как она всегда была приветлива со мной. Меньше всего мне хотелось, чтобы она пережила похищение. Я никогда у неё не спрашивал, нравлюсь ли я ей. Я осознавал, что, желая быть с ней, я поступаю как дикарь. Плач мамы звенел в ушах. Но я был настроен решительно.

Я позвонил друзьям и сказал, что похищение переносится:

– Самат, друг, не приезжайте утром, ала-качуу переносится.

– Что случилось?

– Ничего. Всё отлично.

– Странно. Не понимаю, что происходит. Ты что, струсил?

– Нет. Наоборот. Таким сильным и решительным я никогда ещё не был.

– Как скажешь, друг.

– И ещё одно: не бери трубку, если будут звонить мои родители.

– Да что происходит?

– Ничего. Доверься мне. Просто не приезжайте ко мне с утра. Договор отменяется. Спи. Я завтра сам к тебе заеду.

Иллюстрация: Татьяна Зеленская

Таким образом я переговорил ещё с двумя друзьями и поехал к дому Эркинай, опасаясь, что мои друзья всё-таки приедут за ней. Я хотел защитить её. Я думал о всей нелепости ситуации: я защищал Эркинай от самого себя. Стрелки на часах показывали два часа ночи. На душе было тяжело. Сердце сжималось от мысли, что утром придётся идти домой. Стало светать. И хотя мне было тревожно и не покидало чувство вины перед родителями, я ощутил внутреннюю радость от принятого мною решения.

В 7 утра Эркинай вышла из своего дома. Я сделал вид, что просто иду по улице и окликнул её:

– Эркинай!

– Акыл? Салам. Как дела? Ты живёшь где-то здесь?

– Нет. Я был в гостях.

– У кого?

– У ночи.

– Ха-ха-ха. Как здорово!

– Ты на работу, да?

– Да.

– Тебе нравится твоя работа?

– Не очень. Но я коплю деньги, чтобы поехать учиться. Я очень хочу выучиться на учительницу.

– Правда? Я не знал.

– Ты думал, что мне очень нравится жарить пирожки в нашей столовой?

– Да. Они у тебя такие вкусные.

– Я рада, что они тебе нравятся. Но я мечтаю преподавать детям кыргызский язык и кыргызскую литературу.

– Здорово. Мне нравится твоя идея и ты мне тоже нравишься.

– Акыл…

– Знаешь, Эркинай, ещё несколько часов назад я хотел украсть тебя.

– Что?

– Нет. Нет. Прошу тебя, не уходи. Я один здесь. Не уходи. Прошу тебя. Не бойся. Я один.

– Уходи! Убирайся! Я думала, что ты хороший парень.

Эркинай очень испугалась и забежала обратно домой. Я отправил ей сообщение: «Эркинай, я хотел тебя украсть – это правда, прости меня за это. Но я передумал». Я стал писать ей следующее сообщение, но она меня заблокировала.

Я поехал домой. Было 7 часов утра. Дома суетились мои женешки, мама лежала в постели – вокруг были лекарства. Отец ходил в саду.

– Папа…

– Убирайся из моего дома, щенок!

– Папа, простите меня.

– Мы что тебе, игрушки? Созвали весь народ, зарезали скотину! Ты что о себе возомнил?!

– Папа, я отдам все деньги. Обещаю. Простите меня!

Иллюстрация: Татьяна Зеленская

– Никогда больше не говори мне, что хочешь жениться! Я свой долг перед тобой выполнил. Я хотел дать тебе своё благословение, но ты отказался от него!

– Папа, это не так! Я передумал похищать. Я необдуманно согласился на ваше предложение жениться. У меня не было девушки, и я решил украсть её в угоду вам с мамой.

– И что? Почему передумал?

– Потому что неправильно похищать людей и принуждать их к сожительству.

– Что ты такое говоришь? Это традиция. Хватит нести чушь. Уйди с глаз моих вон!

Дальнейшие дни были мучением. Отец не разговаривал со мной. Мама если и обращалась ко мне, то только с укором. Заходили соседи, родственники и спрашивали: «Да что у вас там случилось? Что, девушку не смогли украсть? Или она не села? Что произошло?» Мама зло отвечала: «Этот дурак вдруг решил, что красть – это неправильно». Все смеялись. Только мне не было смешно.

Я ходил на работу в СТО, каждый день заходил поесть в столовую, где работала Эркинай. Но её там не было. С того дня прошла неделя. Надо мной смеялись мои друзья, мои коллеги с работы и все клиенты. А я думал об Эркинай.

Как-то я зашёл в столовую на обед и набрался смелости спросить у хозяйки столовой, где Эркинай. Подошёл к прилавку – и увидел Эркинай.

– Эркинай! Ты здесь! Я так рад! Ты тогда ушла. Я не успел всего объяснить…

– Что будешь?

– Лагман и пирожок. Тебя неделю не было. Где ты была?

– Я испугалась очень. Пряталась дома.

– Прости меня, Эркинай. Я не хотел тебя пугать.

– Я знаю. Я слышала историю от соседей. Все знают.

– Да. Надо мной все издеваются.

– Я знаю. Спасибо, что ты не сделал этого. Ведь у меня есть любимый.

Я радовался её «спасибо», но слёзы жгли меня изнутри от её «у меня есть любимый». Я почувствовал, как предательски проступают слёзы. Взял свой лагман и пирожок и попятился в сторону столика. Сел спиной к прилавку. Солёные капли ползли по моему лицу и капали в тарелку с лагманом. Я жевал пирожок изо всех сил, это помогало мне остановить мои слёзы.

– Акыл, вот я чай тебе принесла.

– Спасибо, Эркинай.

– Акыл, ты замечательный человек. Таких парней, как ты, мало. Я уверена, ты ещё встретишь свою любовь.

– Спасибо. Твои пирожки, как всегда, вкуснятина.

– Хочешь, научу их готовить?

– Я люблю готовить. Научи.

– Обязательно научу. Мы едем с друзьями на природу в воскресенье. Поехали с нами?

– Не знаю. Я же не знаком с твоими друзьями.

– Познакомишься. Они все очень классные. У тебя же машина есть! Нас двенадцать человек и всего две машины – будет здорово, если ты присоединишься к нам!

– Хорошо.

– Мы встречаемся возле Дома культуры в 7 утра.

– Хорошо, я буду.

Иллюстрация: Татьяна Зеленская

Не доев свой лагман, я вышел из столовой. Делал свою работу, а сам думал о том, что, скорее всего, все её друзья знают о моей неудачной попытке украсть Эркинай. Я представлял, как они будут смеяться надо мной. Я не хотел ехать в горы с ней и её друзьями. Ругал себя, что согласился. Но в тот момент это было единственно возможным закончить наш неловкий разговор.

В воскресенье я направился к Дому культуры в ужасном настроении. Я подъехал ровно в 7 утра, как договаривались. Ребята были уже там. От улыбки Эркинай мне стало тепло.

– Познакомьтесь, это Акыл – мой друг. Он каждый день обедает в нашей столовой. Я рассказывала вам про него. Акыл, познакомься, это мои друзья: Аселя, Жыпара, Даткайым, Эсен, Жоомарт, Канат, Элина, Алтынбек, Эркеайым, а это мой парень – Акжол. Ещё должны подойти Айгерим и Тунук.

– Рад знакомству, ребята. Спасибо, что пригласили.

– Спасибо, что согласился. Ты нам очень нужен. Вернее, твоя машина.

Все засмеялись шутке Жыпары. Мне полегчало. Показалось, что они не знают о сложившейся ситуации. Я украдкой смотрел на Эркинай и её парня Акжола. Мне стало стыдно и страшно от мысли, что я мог их разлучить. Весь день мы гуляли, все вместе готовили еду, шутили, смеялись.

Мне очень понравились друзья Эркинай, включая Акжола. Он был хороший парень. Я узнал, что они планируют вместе поступать в «Арабаева» на следующий год. Я полюбил всех ребят, за год общения они мне стали самыми близкими друзьями.

Оказалось, что все они знали про тот случай. Когда я узнал об этом, почувствовал себя немного обманутым, но потом понял, что они поддерживали мою позицию.

Иллюстрация: Татьяна Зеленская

В один из дней мне позвонил Акжол:

– Акыл, Эркинай украли!

– Что? Кто?

– Какие-то ребята из соседнего села. Я поехал к её родителям – они отказались за ней ехать. Я должен её забрать!

– Я сейчас приеду. Не волнуйся. Мы её заберём.

– Пожалуйста, приезжай быстрее. Может быть поздно.

Я сразу же выбежал, сел в машину и через 10 минут был у Акжола. Они ждали меня с Эсеном. Мы ехали молча. Все очень переживали за Эркинай. Приехали в село, с большим трудом узнали адрес этого дома и подъехали к нему.

Родственники жениха не пускали нас. Тогда я начал говорить, что мы вызовем милицию:

– Мы сейчас приедем с милицией!

– Делай, что хочешь. Ты кто такой вообще? Пусть приедут её родители. А ты кто?

– Я друг Эркинай. Мы её заберем.

– Вы вообще кто? Её родители согласны, мы взяли их разрешение!

– Вы думаете, она вещь? Она сама должна решать, с кем ей быть!

– Сосунки! Уходите. Она согласна.

– Пусть она скажет нам сама.

– Уходите! Вы что, фильмов насмотрелись?!

Мы осознали, что силы неравны. Их было много, они не пускали нас, мы были на их территории. Мы сели в машину и стали думать, что делать. Эсен предложил выкрасть её ночью. Но мы с Акжолом не согласились. Мы не хотели поступать так же, как эти преступники. В конце концов решили, что сначала поедем к её родителям, и если они откажутся вызволять дочь, поедем в милицию.

Иллюстрация: Татьяна Зеленская

Родители Эркинай выглядели потерянными. Акжол от волнения не мог говорить. Я собрался духом и сказал:

– Байке, Акжол – парень вашей дочери. Они встречаются уже 3 года.

– И что?

– Как что? Они любят друг друга!

– Акжол, ты чей сын?

– Акмата.

– Какого Акмата? Ветеринара, что ли?

– Да.

– А где же ты раньше был? Чего ты сейчас хочешь от нас?

– Мы ездили. Нас не пускают. Мы хотим, чтобы вы поехали с нами и забрали Эркинай.

– Акжол, её участь такова – её украли. Пусть она в этом доме найдёт своё счастье.

– Байке, счастье не находят! Его выбирают и потом строят на протяжении всей жизни! Вы должны мне помочь забрать её! Это же ваша дочь. Она этого «жениха» даже не знает.

– Сынок, мы узнали об этой семье. Семья живёт в достатке. Ей там будет хорошо.

– Байке, она только поступила на учёбу. Она не сможет продолжать учиться. Она не сможет… Она не сможет быть со мной…

– Надо было раньше думать. Уже поздно. Сейчас приедут с ачуу басар*.

*ачуу басар – выкуп за похищенную невесту

– Вы рубите возможность выбора вашей дочери! Зачем вы назвали свою дочь Эркинай?! Если не можете защитить её свободу!

Мама Эркинай заплакала. Очень горько. Захлёбываясь в слезах, она сказала отцу Эркинай:

– Арстан, мы должны забрать дочь. Прошу тебя. Давай заберём её. Умоляю тебя…

– Закия!

– Арстан, я не прощу ни себе, ни тебе, если моя дочь будет страдать в этом браке.

– Поехали!

Отец Эркинай сел в свою машину, с ним сел брат Эркинай, её мама вся в слезах осталась дома. Мы с ребятами поехали за ними.

Но вдруг машина впереди остановилась. Брат Эркинай вышел и направился в нашу сторону. Мы заволновались – не передумали ли они. Он жестами показал, чтобы мы ехали вперёд – они не знают, где этот дом. Мы поехали впереди.

Остановились возле дома похитителей. Все вышли из машин. Отец Эркинай, большой и грозный, направился в сторону ворот. Оттуда появился пожилой мужчина. Арстан байке молча зашёл во двор.

– Вы кто?

– Где моя дочь?

– Сват наш пришёл! Проходите в дом!

– Где моя дочь?

– Ваша дочь – наша дочь. Теперь она наша келинка. Давайте выпьем за счастье молодых!

– Я тебя спрашиваю: где моя дочь?!

– Сват, дорогой, ну что вы так?! Всё хорошо. Нам есть, что вам сказать.

– Мне твои слова не нужны. Где моя дочь?!

– Не горячитесь. Заходите в дом.

Отец схватил мужчину и потребовал вернуть ему дочь.

Из дома вся в слезах выбежала Эркинай в белом платке:

– Папа, папочка!

– Доченька, девочка моя! Я здесь. Всё хорошо. Я тебя не дам в обиду. Я заберу тебя.

Эркинай рыдала, обняв отца. Родственники жениха пытались что-то говорить. Но Арстан байке никого не слышал. Он обнял дочь. Он тоже плакал. Мы все плакали. Родственники жениха отступили. Мы сели в машины и уехали.

Подъехав к дому Эркинай, мы увидели, что её мама стоит на улице, ждёт нас. Эркинай бросилась к ней. Они обе, обнявшись, плакали.

Закия эже сказала нам:

– Дети, езжайте домой. Потом встретитесь.

Я заметил, что Эркинай даже не смотрит в нашу сторону, как будто ей стыдно за всё случившееся. Она с трудом выговорила:

– Акжол, прости меня, я не виновата…

Иллюстрация: Татьяна Зеленская

Акжол только прошептал:

– Ты ни в чём не виновата. Всё будет хорошо. Я люблю тебя.

Мы все были очень расстроены и впечатлены случившимся. Молча разъехались по домам.

С того дня прошло полтора года. Я сижу, вспоминаю и радуюсь, что всё это в прошлом. А тогда было очень страшно и больно от нашего бессилия. Страшно даже представить, что могло случиться, если бы тогда не вмешался отец Эркинай!

Я сижу на свадьбе Эркинай и Акжола. Я счастлив. Мне кажется, я тоже причастен к их счастью. Через несколько минут я должен произнести поздравительную речь. Я вновь и вновь прокручиваю слова в голове, и, наверное, я скажу следующее:

– Эркинай, ты рождена, чтобы быть свободной! И никто, ни один человек в мире не имеет права лишать тебя свободы и выбора быть счастливой. Никто не имеет права лишать кого-то свободы и права выбора. У тебя даже имя означает – «свободная».

Твои родители дали тебе не только красивое имя, но смогли защитить твою свободу! Я счастлив, что вы с Акжолом прошли все трудности и теперь вместе. Вы – прекрасная пара. Прекрасная – потому что вы сами выбрали друг друга!

Иллюстрация: Татьяна Зеленская