fbpx

Тег: семья

Все обсуждают семью Матраимовых. Объясняем, почему это происходит и чем они...

За последние несколько недель фамилия Матраимовых все чаще и чаще звучит в СМИ и в парламенте. Бизнес и госслужба — «Клооп» объясняет, чем занимается семейство Матраимовых.

Пламя и тишина. История семей, убитых горем, огнем и сплетнями

Мээрим и двое ее сыновей погибли в пожаре 12 февраля — они находились в сарае, который сгорел дотла. Пока милиция расследует, мог ли это быть самоподжог, ее родные стали жертвами народной молвы.

Как говорить о сексе, чтобы наслаждаться, а не мучиться. Объясняет консультантка...

Из-за того, что у большинства из нас нет навыков говорить о своих желаниях, а тема секса вообще считается «уятом», мы все еще не умеем правильно говорить о сексе так, чтобы сделать его приятным и безопасным.

У работающих женщин в Кыргызстане почти нет свободного времени — они...

Домашний неоплачиваемый труд — это приготовление еды, уборка, стирка и уход за детьми. В Кыргызстане им в основном занимаются женщины — они тратят на это в три раза больше времени, чем мужчины. Это мешает кыргызстанкам учиться, работать и вносить свой вклад в экономику страны.

«Девственность — товар семьи». Как кыргызских девушек стыдят из-за стереотипов о...

В XXI веке в Кыргызстане все еще царит культ девственности — миф, основанный на незнании анатомии. Александра Титова рассказывает, как кыргызских девушек дискриминируют из-за их сексуального поведения.

Умереть для всех, но не для себя. Гей, лесбиянка и трансмужчина...

В Кыргызстане не запрещено быть геем, лесбиянкой или трансгендером. Но говорить о том, что ты не такой, как большинство, все еще опасно — скорее всего, это приведет к сильному давлению общества, а то и к физическому насилию и шантажу. Журналистка «Клоопа» Айгерим Казыбаева поговорила с тремя ЛГБТ-людьми о том, как они совершили каминг-аут перед самыми важными людьми — своими родителями.

«Я не хочу иметь детей». Четыре истории о том, как кыргызстанцы...

В патриархальном обществе принято состоять в браке и иметь детей — а стоит родиться первенцу, как все вокруг начинают спрашивать, когда же будет второй. Люди, которые не стремятся оставить после себя потомство, часто воспринимаются в штыки — они рассказали «Клоопу», почему осознанно отказались от продолжения рода.

Новый закон против домашнего насилия — что изменилось спустя год после...

Год назад в Кыргызстане вступил в силу закон против домашнего насилия. Для его исполнения милиционерам пришлось ходить на занятия по гендерной чувствительности, ведь многие из них считали, что насилие в семье — это «внутренние разборки». Объясняем, работает ли новый закон (и как он это делает), и скольким агрессорам запретили приближаться к пострадавшим.

МНЕ БОЛЬНО

Большинство женщин Кыргызстана – 83 процента – хоть раз пережили психологическое, физическое и сексуальное насилие в семье. Об этом говорит исследование Ассоциации кризисных центров. Kloop.kg рассказывает об историях семейного насилия в отношении женщин и о том, как новый закон Кыргызстана должен защищать их от него.

Не «хорошая жена». Как я ушла от мужа-насильника и разочаровалась в...

Она — молодая, статная, черноволосая девушка с большими добрыми глазами и в темной закрытой одежде. Прожив 8 лет с мужем, который бил ее и изменял ей, она сама нашла в себе силы уйти и забрать детей — но, кажется, разочаровалась в браке и больше не хочет замуж.

Десять лет в плену страха. Как я терпела боль, пока насилие...

Это история Азаим. Ей 30 лет. Ее первый брак закончился расставанием с дочерью, а второй обернулся годами боли и унижения. Азаим пришлось пережить 10 лет насилия и смерть нерожденного ребенка, чтобы решиться убежать.

Спасла себя сама. Как я перестала оправдывать мужа и убежала от...

Иллюстрация: Татьяна Зеленская для Kloop.kg ...