Золото здесь не остается. Почему жители Казармана протестуют против нового золоторудного завода

Жители Казармана на встрече с чиновниками о строительстве новой фабрики 10 марта. Фото: Даниль Усманов для Eurasianet

Жители села Казарман в Джалал-Абадской области Кыргызстана 11 апреля подожгли строящуюся неподалеку золотоизвлекательную фабрику. Они долго не подпускали к ней пожарный расчет, а в стычках с местными жителями пострадали трое милиционеров.

Эти беспорядки стали кульминацией длинной череды конфликтов казарманцев с руководством фабрики и властями. Журналистка Нуржамал Джанибекова и фотограф Даниль Усманов побывали у строящегося комбината за месяц до происшествия, с 7 по 11 марта, чтобы разобраться в причинах противостояния. Их репортаж вышел 4 апреля на английском языке на сайте Eurasianet.

Kloop.kg публикует перевод статьи.

Из уст казарманцев часто можно услышать о золотодобыче. Практически каждый житель здесь знаком с дроблением руды, выщелачиванием цианидом и обжигом.

Чуть больше 30 лет в этом селе, в западно-центральной части Кыргызстана, находится огромная золотодобывающая фабрика, построенная в советское время. Здесь почти все завязано на золоте. Но возмущения местных жителей о возможной угрозе окружающей среде из-за промышленных работ усилились и создали оппозицию новому золотодобывающему частному заводу, который строится в Казармане с 2016 года.

По несколько раз в месяц с начала этого года жители 12 тысячного села собирались на протесты против строящегося кыргызского-китайского золотоизвлекающего комбината «Макмал Джи Эл Девелопинг».

Каждый митинг в селе по традиции начинается в 10 часов утра перед зданием Дома культуры. После того, как организаторы устанавливают колонку и микрофон, аким Тилек Идирисов начинает разъяснения, после чего дает возможность желающим озвучить свои претензии.

Жители Казармана перед комбинатом «Макмал Джи Эл Девелопинг» 10 марта. Фото: Даниль Усманов для Eurasianet

7 февраля перед людьми выступил Максат Ясымов, бывший работник золотодобывающего завода «Макмалзолото». Толпа людей окружила его и слушала, несмотря на мороз и падающий снег.

«Мы не виноваты, но нас на республиканском уровне обвиняют в том, что к нам приехал инвестор, а мы выходим против него. Мы двумя руками открыты инвесторам, если у них безвредное производство, экологически чистое, которое обеспечит людей работой. Эти же инвесторы в течение шести месяцев не показывают нам никаких документов, технико-экономического обоснования, это они виноваты, пришли коррупционными путями — без специальных документов», — возмущается Ясымов.

Протестующие поддержали его посыл одобрительными криками, пока милиционер записывал происходящее на мобильный телефон. Это собрание закончилось без происшествий, аким Идирисов заверил пришедших, что строительные работы на комбинате приостановили, а требование народа по закрытию предприятия он передал вышестоящему руководству.

Мрачное настоящее

Но из-за того, что ни одно из требований не было выполнено, следующий протест, 1 марта, уже не был таким мирным. Вместо сбора у Дома культуры сотни человек съехались прямо к строящемуся комбинату.

«Народ сам приехал на митинг со всего Тогуз-Тороуского района. В интернете писали, что их специально на автобусе подвозили сюда, что здесь пьяные были. Может такие и были, но мы таких сразу домой увозили. А люди сами стянулись на митинг, потому что никто не хочет вредного производства», — говорит депутат айыльного кенеша Нурадил Турсунбеков.

Через несколько часов протеста, митингующие решили убедиться, что внутри огражденного комбината не ведутся строительные работы. Сначала они попытались протолкнуться через запертые ворота. Когда это не удалось, группа молодых людей решила просто разломать бетонную стену.

«Это мы сломали ограждение, — гордо признается водитель Бахтияр Кокумбаев, стоя на куче сломанных бетонных брусьев. — Если бы инвесторы приехали, поговорили с людьми, показали разрешительные и объяснительные документы, ситуация сложилась по-другому. Они же этого не сделали».

Местный житель Бахтияр Кокумбаев едет из Казармана к новой фабрике. Фото: Даниль Усманов для Eurasianet

Эта волна народных беспорядков, которую засняли на мобильный телефон и распространили в интернете, вывела Казарман в национальную повестку дня. Президент Сооронбай Жээнбеков поддержал митингующих, когда в начале марта заявил, что любое производство, причиняющее вред окружающей среде, должно быть остановлено.

Но высказывания Жээнбекова никак не решили проблему. Как выяснилось, жители Казармана не были против того, чтобы у них было вредное производство. У них уже есть одно. И они хотят остановить появление нового.

Золотое прошлое

Золотодобывающий комбинат «Макмалзолото» появился в Казармане в 1985 году и с тех пор добыл из руды не меньше 20 тонн золота. Это одно из самых больших производств такого типа в Кыргызстане, оно принадлежит и управляется государственной золотодобывающей компанией «КыргызАлтын».

Наследие этого завода двоякое.

Местные жители пополняют баланс телефона в центре Казармана. Фото: Даниль Усманов для Eurasianet

В Казармане есть четыре средние школы, школа искусств, бани, кафе, кинотеатр, Дом культуры и собственная больница. Это все вряд ли бы появилось здесь, если бы не стратегическое значение этого места. Даже сейчас «Макмалзолото» перенаправляет часть доходов в бюджет Тогуз-Тороуского района, чтобы смягчить причиняемый вред окружающей среде. Эти деньги составляют 95% местного бюджета, хотя с каждым годом и эта сумма уменьшается.

Таксист Кокумбаев, который помогал разрушить ограждение, недоволен всем этим и показывает на разбитую дорогу, чтобы объяснить, почему.

«Тридцать лет здесь этот завод работал и какой толк от него? Вот у нас здесь залежи золота, угля, соли и вот такая разбитая дорога. Здесь все сверкать должно. Народ уже не верит этим инвесторам. Время идет, а мы все также пасем скот и таксуем, чтобы заработать на жизнь», — говорит он.

Дорога, ведущая к «Макмал Джи Эл Девелопинг». Фото: Даниль Усманов для Eurasianet

Наладчик контрольно-измерительных приборов и автоматики Лестанбек Исабеков, проработавший на комбинате с момента открытия, признается, что сейчас предприятие на грани банкротства.

«Рассвет “Макмалзолота” был в 1985-1995 годы, рудное дело было богатое. Золото добывали до трех тонн в год, а сейчас хорошо, если 600 килограмм выйдет», — говорит он.

Производство погрязло в периодических кражах, когда рабочие и менеджеры просто воруют добытое золото.

«Таких случаев много, особенно в последние годы. Контроль вроде есть, но коррупция идет конкретная. Если бы они хотели прекратить это, давно бы это сделали. Я знаю многие производства на Урале, где я работал — там если хищения надо было прекратить, то брались скопом все и моментом все решалось, а тут все покрывают друг друга», — возмущается Исабеков.

Депутат айыльного кенеша Нурадил Турсунбеков больше обеспокоен тем, что комбинат неправильно хранит опасные отходы цианида.

«Сверху [хвостохранилища] нет воды, которая бы сдерживала [отходы]. Земля, куда скидываются кислоты и цианид, ветром поднимается в виде пыли и летит в сторону нашей деревни. Мы, получается, как мусорный ящик», — жалуется он.

Один из казарманских активистов указывает на хвостохранилище «Макмалзолота». Фото: Даниль Усманов для Eurasianet

Люди беспокоятся из-за возможного загрязнения цианидом не просто так. В мае 1998 года почти две тонны цианистого натрия пролились в реку Барскоон, когда грузовик крупнейшей золотодобывающей компании «Кумтор» попал в аварию на мосту. Канадская компания восемь часов не уведомляла власти о случившемся.

Зеленое будущее?

Генеральный директор «Макмал джи Эл Девелопинг» Максат Жээналиев недоволен настроением людей в Казармане, но в то же время понимает их.

«”Кыргызалтын” принадлежит государству, и местному сообществу до этого не оказывали всестороннюю помощь, поэтому люди нам не верят», — говорит он.

Жээналиев, как и его оппоненты, родом из Тогуз-Тороуского района. Он занимал разные должности на комбинате «Макмалзолото» на протяжении 15 лет, достигнув даже руководящих.

«Когда я был вице-президентом в “Макмалзолото” и занимался привлечением инвестиций, жители обращались ко мне с проблемами, говорили, что надо модернизировать комбинат. Меня беспокоило то, что будет безработица, если комбинат обанкротится», — говорит он.

Жээналиев уехал в Бишкек из Казармана в 2000-х годах.

В какой-то степени негодование казарманцев появилось из-за того, что Жээналиев — местный житель, который сделал свое состояние в селе и вернулся через несколько лет обратно с сомнительным проектом. Сам он описывает новый комбинат, который будет открыт на территории «Макмалзолота», но будет работать самостоятельно, как патриотический проект, который поможет возродить умирающее производство.

Чтобы окончательно решить вопрос с новым комбинатом, жители Казармана пришли на встречу с властями 10 марта. Чиновники, приехавшие из Бишкека и других городов за день до митинга, ужинали в гостинице, чтобы случайно не столкнуться на улице с раздраженными жителями.

Чиновники во время встречи с местными жителями, посвященной строительству «Макмал Джи Эл Девелопинг», 10 марта. Фото: Даниль Усманов для Eurasianet

Примерно 400 человек собрались, чтобы задать им вопросы напрямую. Сначала толпа ликовала, когда сотрудник госэкотехинспекции объявил, что предприятие закроется, если оно вредное. Но позже засвистела, когда гендиректор комбината Жээналиев попытался объяснить, почему производство будет безвредным.

«Из китайско-кыргызской компании ежегодно будет выделяться 53 миллиона сомов в местный бюджет. К тому же, раньше во время извлечения золота из руды использовался цианид, а теперь мы решили использовать органическую тиомочевину в качестве химического реагента», — сказал он.

Однако собравшихся эти слова не убедили — они выстроились в линию перед микрофоном и один за другим высказывали свои возмущения. После митинга они попытались лично высказаться Жээналиеву и окружили его плотным кольцом.

Жители Казармана на встрече с чиновниками о строительстве новой фабрики 10 марта. Фото: Даниль Усманов для Eurasianet

«Молодежь меня, конечно, в Казармане не знает. Но я не ожидал от своих земляков такой реакции, я был сам очень удивлен. Когда мы только начинали строительство в 2016 году, такого уровня протестов там не было», — сказал Жээналиев в коротком интервью Eurasianet, пока нетерпеливые жители приближались все ближе к нему.

В окружении милиции он вместе с другими чиновниками протолкался к автомобилю и уехал по маршруту, который они обсуждали накануне вечером.

Как только возмущения утихли, люди заявили, что больше не хотят слышать о бизнес-идеях своего бывшего земляка:

«Какая польза будет? Все будет также. Те, кто воруют золото, уезжают в город и там отстраиваются. А мы, простые рабочие и жители, остаемся здесь и ничего толком не получаем».