2 min read
Так сейчас выглядят члены группы AP Band. В 2000-х они выступали в разных коллективах — AP Clan и Wild G’s. Фото: Даниль Усманов для Kloop.kg

«Акапелла», «312», МС Мара и AP Clan — в середине 2000-х они были первопроходцами кыргызского рэпа и первыми звездами, которые исполняли что-то отличное от привычной кыргызской поп-музыки. Метин Джумагулов узнал, как они пришли в рэп и чем занимаются спустя более чем 10 лет.

«Когда мы выступали в клубах, они были битком набиты. Когда появился блютуз, это был взрыв — все начали друг другу передавать треки. Для нас это был сигнал — начать заниматься этим серьезно», — вспоминает бывший участник группы AP Clan Рашид Сарбагышев.

В середине 2000-х хип-хоп культура в Бишкеке была на пике своей популярности: песни местных рэп-исполнителей звучали на каждом углу и из каждого телефона. Бывшие еще вчера простыми бишкекскими парнями новоявленные рэперы стали настоящими местными звездами и ролевыми моделями для молодежи. Они гастролировали по стране и получали приглашения выступать в соседнем Казахстане.

Рэп-коллективы неоднократно собирали полный зал Дворца спорта — те, кому не досталось места, слушали их стоя.

Через несколько лет волна начала спадать, а многие рэперы выбрали для себя совершенно другую — немузыкальную — карьеру. Из десятков тогдашних звезд в музыке остались единицы.

Вчерашние кумиры молодежи выросли и стали топ-менеджерами, банкирами и маркетологами.

Марат Торалиев. Фото: Даниль Усманов для Kloop.kg

Из MC в финансисты

Марат Торалиев уже год  работает в Амстердаме, он высокооплачиваемый специалист и финансист мобильного оператора «Билайн».

Но больше 10 лет назад он был известен как MC Мара, пел шутливые песни про отдых на Иссык-Куле (MC Мара и «312» — «Ари-Ури») и романтические про любовь (MC Мара и MKD — «Рядом»). Торалиев часто появлялся в еженедельном хит-параде на главном телеканале страны КТР — сейчас он называется КТРК.

Марат из «второй волны» кыргызских рэперов. Первопроходцами были такие группы, как AP Clan и Kiggaz, вышедшие из подпольных баттлов с серьезными текстами и попавшие на радио. «Вторая волна» принесла с собой шутливые тексты и серенады.

«Ни у кого из нас не было музыкального образования, мы использовали программу Fruity Loops, на которой можно и нотами, и сэмплами делать музыку. Тогда это были ранние версии Fruity Loops, и мы почти все песни записали на слух. И учились сами, поэтому треки были некачественными, мы многого не умели», — вспоминает Торалиев.

В 2003 году, когда на радио уже крутили песни AP Clan и Kiggaz, он записал свои треки, опередив и «Акапеллу», и «312» — других популярных представителей «второй волны».

По словам Торалиева, творчество сделало его очень популярным среди девушек, а парни всегда предлагали ему выпить с ними.

После окончания университета Торалиев решил больше не заниматься музыкой и уехал в США.

«Мы договорились, что каждый из нас (рэперов) выпускает по альбому, и мы заканчиваем. Ближе к выпуску из университета так и вышло — мы перестали выступать. Тому способствовало несколько факторов, один из них — наша договоренность. Я уехал в Штаты, друзья из “312” тоже выехали в США — как-то все на этом и закончилось», — рассказывает Торалиев.

После он был программистом, учился в Великобритании и работал в компании «Кока-Кола».

«Люди примерно моего возраста до сих пор помнят и знают меня. Например, на работе я занимаю высокую позицию, а мне приходят и говорят: «А, вы же рэпером были». Это немного раздражает. В компании часто знакомишься, и узнают все равно. И ты сейчас хочешь позиционировать себя не как рэпер, а как финансист, а тебя все равно помнят как МС Мару», — признается он.

Дастан Аракеев. Фото: Даниль Усманов для Kloop.kg

Из автора серенад в маркетологи

Дастан Аракеев давно работает в маркетинге — эту сферу он выбрал около 10 лет назад. Университет Дастан закончил по специальности менеджмента в области рекламы. Позже он открыл свою студию графического и веб-дизайна.

В середине 2000-х у него была другая жизнь — Аракеев был членом рэп-группы «312».

Другие ее участники теперь тоже не занимаются музыкой. Брат Аракеева Эльдан открыл свою инвестиционную компанию, а кузен Бакыт занимается недвижимостью.

Одну из своих самых популярных песен — «Ари-Ури» — «312» записали с MC Марой. Принадлежала им и другая главная «нетленка» тех лет — песня «To My Angel», которую пели под гитару чуть ли не каждой Каныкей Бишкека.

«Первый трек был спонтанным. Это был конец первого курса, мы думали, о чем писать летом — конечно, про Иссык-Куль. И написали про Иссык-Куль — так появилась песня “Ари-Ури”. Прежде всего чувствовали радость и драйв, когда твой продукт начал нравиться людям. Был азарт, увлечение, хотелось заниматься этим больше», — вспоминает Дастан.

Свои первые треки группа записывала в квартирах с помощью компьютерных программ, потом участники «312» стали откладывать деньги с карманных расходов, чтобы накопить на аренду студии.

«Когда родители в первый раз узнали, [что я читаю рэп], они были не в восторге от этого. Говорили, что у нас [в семье] не было певцов, а ты хочешь быть музыкантом, чем будешь кормить семью? Это продолжалось до первых популярных песен, концертов, гастролей — после этого их мнение поменялось. Мне кажется, им это даже понравилось», — говорит Аракеев.

Когда в 2007 году популярность рэпа пошла на спад, он вместе с другими членами группы и MC Марой уехал в США. Спустя два года Дастан вернулся в Кыргызстан и начал работать маркетологом, постепенно придя и к другому своему увлечению — веб-дизайну.

Музыку он так и не бросил окончательно. Так же, как и Марат Торалиев, Аракеев изредка записывает треки — из любви к музыке.

Аракеев признается, что сейчас многие песни «312» режут ему слух, и он хотел бы, чтобы они были «покачественнее».

Бакыт Туратбеков. Фото: Даниль Усманов для Kloop.kg

Из «балашки с большой чочошкой» в банковского служащего

Бакыт Туратбеков работает в отделе казначейства одного из бишкекских банков. По его словам, он изначально интересовался банковской сферой и закончил экономический факультет КРСУ.

«Работа динамичная, поэтому и понравилась», — объясняет он.

Бакыт не раскрывает подробностей своей работы, зато рассказывает, чем занимаются его бывшие коллеги, с которыми он вместе делал музыку: Акмаль работает в отеле, а Султан — в департаменте консульской службы МИДа.

Почти ничего не выдает в них членов одной из самых популярных кыргызских рэп-групп 2000-х. В песнях «Акапеллы» была масса шуток, порой довольно сомнительных. В них имя Наргиза рифмовали с «гризли» и рассказывали, как опасно ночью встретиться с «инкубовцами» — так на бишкекских улицах называли учащихся спортивного интерната.

Одна из самых узнаваемых песен рассказывала о «балашке с большой чочошкой» (от кыргызских слов «бала» — «мальчик», и «чочок» — «писька»).

Были у «Акапеллы» и вполне серьезные песни вроде «Подожди» и «Достучаться до небес», а клипы группы крутили на телевидении.

По его словам, обрушившаяся в 2004-м на «Акапеллу» слава стала для членов группы неожиданностью. Никто из них и не предполагал, что их песни будут ставить в кафе, клубах и перепевать на улице. Ребята просто собирались в машинах, презентовали друг другу свои песни и радовались, даже если несколько их общих друзей слушали их песни на телефонах.

Но даже на пике популярности они не хотели серьезно заниматься музыкой.

«Был такой момент, когда хотели объединить пять коллективов и поставить условие: либо мы все выступаем, либо не выступает никто. Все зашло так, что прибыль делилась на равные части. Для нас это было неинтересно, нам было интереснее выступать со своим кругом и быть независимыми», — рассказывает Бакыт.

Падение популярности рэпа в 2007 году Туратбеков объясняет тем, что «каждый второй пошел в рэп» и его стало слишком много.

В 2018 году, спустя более 10 лет с пика популярности группы, Бакыт Туратбеков с улыбкой вспоминает песни «Акапеллы»:

«Что я чувствую, когда слышу наши работы? Я про себя говорю: “Это мы сделали”».

Мирлан Шамканов. Фото: Даниль Усманов для Kloop.kg

Из «Кыргызских Ниггаз» в предприниматели

Мирлан Шамканов занимается продвижением бойцов MMA (смешанные единоборства), у него есть собственное дело — бойцовский клуб и фитнес-центр в Бишкеке.

В 2000-х Шамканов читал рэп в группе Kiggaz, а их выступления собирали большие концертные залы. Вернуться в музыку и заниматься ею профессионально он не хочет.«Ностальгия накатывает временами, хорошие были годы. Особенно когда вместе встречаемся, только с теплотой вспоминаем», — с улыбкой рассказывает Шамканов.

Kiggaz были первым кыргызским хип-хоп проектом, выпустившим официальный альбом, они читали рэп как на русском, так и на кыргызском языке. Их первый неофициальный альбом был микстейпом — собранием песен, где исполнители пели свои тексты под чужую музыку.

«Ребята по интересам нашли друг друга, были встречи по воскресеньям: возле ЦУМа собиралось человек 15-20, брали бумбокс, включали рэп, садились в троллейбус, общались, обменивались кассетами», — рассказывает Шамканов.

Группа записывалась в студии и старалась делать свою музыку максимально профессионально.

«Нам повезло, что мы записались на студии. Мы первые и, можно сказать, единственные, кто выпустил официальный альбом. Раньше нас начали выступать AP Clan — когда мы начали учиться в универе, их треки крутили на радио. А после этого мы уже выпустили первый трек — на всех хит-парадах мы были в первой пятерке», — вспоминает бывший рэпер.

Группа захотела стать известной не только в Кыргызстане, но и в странах СНГ. В какой-то мере им это удалось. По воспоминаниям членов Kiggaz, песню «Малява» слушали в России, а их второй альбом — в Казахстане.

«Второй альбом уже был больше коммерческий, мы каждый текст отрабатывали: как преподносить, когда преподносить, для кого, какую аудиторию захватить», — рассказывает Шамканов.

Самому рэперу больше нравятся ранние работы группы — по его словам, они «душевные, злые и дерзкие».

Группа AP Band. Слева направо— Рашид Сарбагышев, Камиль Усупбаев и Бахтияр Турдубеков. Фото: Даниль Усманов для Kloop.kg

Из клана в банду

Рашид стоит в облаке дыма у бывшего здания АУЦА на Старой площади, в это время Камиль едет в машине по ночному Бишкеку, а Бахтияр, закутанный в капюшон, дерзко смотрит в камеру где-то в центре города. Все это выглядит мрачно и качественно.

Это клип на песню «Город Б» от AP Band.

Рашид Сарбагышев, известный своим участием в группе AP Clan, начал заниматься рэпом еще в конце 90-х. Тогда местные рэперы часто собирались в клубе «Алладин», который находился в 8-м микрорайоне.

«Туда я поехал со своими друзьями на дискотеку и там я впервые увидел живые рэп-выступления, рэп-баттлы. До AP Clan были и другие рэп-коллективы, куча — просто все это было очень подпольно. Широкая публика не знала хип-хоп культуру», — рассказывает Рашид.

У ребят была своя «студия записи» в 70-й школе. Каждый трек записывали на магнитофон — на одной кассете была фонограмма, а на вторую пустую кассету писали голоса поверх «минуса». Естественно, возможности на последующее исправление песни не было.

«В один момент мы поняли, что мы единственные азиаты в рэп-культуре, и в конце 2001 года создали свой клан и назвали его Asian Power (Азиатская сила) — сокращенно AP», — объясняет Рашид название своей первой группы.

Он вспоминает, что его родители даже и не знали, что он занимался музыкой и не верили в это, пока не услышали его песни на радио. «Когда я приехал [хорошо] одетый, с деньгами, они подумали, что я ворую», — смеется он.

После распада группы в 2008 году Сарбагышев уехал в Афганистан и вернулся спустя два года. Оказавшись дома, он снова решил собрать группу. В новый AP Band кроме него вошли рэперы из других проектов — Камиль Усупбаев и Бахтияр Турдубеков.

***

В 2018-м рэп в Кыргызстане снова популярен. Кроме AP Band есть популярные группы «ТроеРазных» и союз «Заманбап», члены которого — Баястан, Бегиш и Каспер — исполняют рэп на кыргызском языке.

У современных кыргызских рэперов качественные клипы, которые порой крутятся и на российских телеканалах, они устраивают баттлы и добиваются популярности без помощи КТРК и трансляции на радио.

Но залитые на YouTube песни из 2000-х все еще собирают комментарии:

«Где же вы?»;

«Когда новые песни?»;

«Вы лучшие»;

«Ностальгия»;

«Я до сих пор помню все слова».

Редакторы: Айдай Иргебаева, Дмитрий Мотинов, Бектур Искендер

Поделитесь этой историей, если хотите, чтобы больше людей узнали о кыргызском рэпе 2000-х: