«Хочешь хиджаб — учись в медресе». Почему кыргызские школы против платков (и почему они не правы)

Скриншот из видео: Исламский журнал UMMA

«Я предложила свою кандидатуру на место преподавателя кыргызского языка, но директор этой школы сказал, что меня не возьмет на работу из-за хиджаба», — рассказывает Салтанат*.

*Имя изменено

Ей 21 год, недавно она закончила колледж в Оше и получила педагогическое образование учителя младших классов.

Последние два года Салтанат носит хиджаб. Говорит, во время учебы проблем с этим не возникало — администрация колледжа относилась к выбору девушки спокойно.

Но после окончания учебы, когда Салтанат приехала в родной поселок, чтобы преподавать в местной школе, её внешний вид начал вызывать проблемы. Одна из школ отказалась взять ее на работу, директор другой школы тоже сказал, что не хочет видеть учительницу в хиджабе в своем заведении.

Случай Салтанат не единичен. Он указывает на то, как неоднозначно общество относится к появлению людей в религиозной одежде в школах. Власти Казахстана, Таджикистана и Узбекистана вообще запрещают девушкам посещать школы в хиджабе. В Кыргызстане такого официального запрета нет, но экс-президент страны Алмазбек Атамбаев за время своего правления неоднократно высказывался за то, чтобы кыргызстанцы «не путали религию и арабскую культуру».

Именно Атамбаев был инициатором того, чтобы по Кыргызстану в 2016 году развесили баннеры с изображением женщин в традиционной мусульманской одежде и надписью «Мой бедный народ, куда мы идём?»

Однако энтузиазм Атамбаева поддерживали далеко не все — противники утверждали, что так он нарушает Конституцию. Ведь в главном законе страны прописано, что у каждого человека есть право на свободу вероисповедания.

«Меня не взяли на работу из-за хиджаба»

Салтанат все-таки прошла на работу во вторую школу, но только с помощью своей бабушки, которая проработала там много лет. Туда Салтанат взяли лишь на должность помощницы секретаря. И только при условии, что она не будет носить хиджаб, который будет закрывать шею и подбородок, а ограничится платком, который будет завязывать сзади.

«Каждый день, придя на работу в школу, я завязывала платок сзади. Но мне это не нравилось, я чувствовала себя притесненной», — рассказывает она.

Салтанат смогла проработать в школе лишь два месяца, но больше не захотела терпеть запрет на ношение хиджаба и ушла. Сейчас она нигде не работает, но ходит на курсы английского языка, чтобы уехать за границу и работать с более толерантными людьми.

Эта ситуация — открытое нарушение прав человека, считает юристка Жибек Кенжебекова. Она говорит, что закон не запрещает посещать школу в хиджабе.

«Согласно Конституции Кыргызстана, никто не может подвергаться дискриминации по вероисповеданию», — объясняет Кенжебекова. Закон «О свободе вероисповедания» гласит: «Граждане равны перед законом во всех областях […] жизни, независимо от их отношения к религии и религиозных или атеистических убеждений».

Тем не менее, подобной дискриминации подвергаются не только мусульманки, которые хотят преподавать в школах, но и школьницы, не желающие снимать хиджаб во время уроков.

Азалия* закончила школу два года назад. Впервые она надела хиджаб в пятом классе — говорит, что решила так сама, и родители её к этому не принуждали. Хотя в ее семье все близкие родственницы покрывают голову, у нее было время изучить ислам и почитать религиозную литературу, прежде чем надеть хиджаб.

*Имя изменено

«Хиджаб – это моя защита. Хотя в нынешнее время это не решает проблему, приходится терпеть эти взгляды и свисты [парней]», – говорит она.

Администрация школы, в которой училась Азалия, была категорически против того, чтобы девушка ходила на уроки в платке. Ей приходилось снимать его при входе в школу и надевать, уходя домой.

В шестом классе она поняла, что носит хиджаб осознанно и перестала его снимать — на учебу Азалия надевала его поверх школьной формы. Кроме нее так делали еще две девочки. Руководству школы это очень не нравилось.

«Наша директриса стала чаще придираться к нам и постоянно отделяла нас [от других]. Например, в субботу все ученики приходили без формы, а нас она заставляла носить форму и часто угрожала отчислением», — рассказывает Азалия. После 8 класса она ушла в другую школу — одной из причин стало именно отношение директора к ее внешнему виду.

Девушки в хиджабах в центре Бишкека. Фото: Улан Асаналиев / RFE/RL

Айке Сапаралиева, глава школы, в которой училась Азалия, говорит, что раньше в учреждении были ученицы в хиджабах, но сейчас нет ни одной. «Мы их до ума довели, что у нас светская школа. Если хочешь хиджаб, то учись в медресе. Ну, они выпустились и ушли», — объясняет она.

По словам Сапаралиевой, она всегда выступала против ношения хиджабов в школах.

«В светских школах хиджаб – это уму непостижимо. Если даже взять кыргызские традиции, кыргызские девочки не закрывали голову. Я своим девочкам объясняю это. Закрывая [себя] хиджабом, что они хотят показать? Религию? Это от арабов идет, это не наш ислам», – считает она и недоумевает, почему 15-16-летние девочки должны закрывать «всю свою красоту хиджабом».

«Являясь светской школой, мы не должны допускать этого. А мы будто боимся недовольства мусульман», – добавляет Сапаралиева.

«Мы делаем их уязвимее»

Министерство образования Кыргызстана не может дать конкретный ответ, можно ли ученице посещать школу в хиджабе.

В ответе на запрос журналистки «Клоопа» ведомство отмечает, что в школах страны «светский характер обучения», а также существуют единые требования к школьной форме. Причем они распространяются как на государственные, так и на частные школы. Школьная форма для девочек состоит из блузки, жилета, юбки, брюк, платья, пиджака в классическом стиле. Хиджаба в этом списке нет.

Юристка Жибек Кенжебекова говорит, что в единых требованиях к школьной форме не написано, что хиджаб в школе носить запрещено. «Недопустимо ношение джинсовой одежды, пляжной, домашней, спортивной одежды и обуви. Исходим от обратного — что не запрещено, то разрешено», — объясняет она.

В минобразе также говорят, что среди учащихся и родителей проводят «разъяснительную работу» о школьной форме «с исключением ношения элементов одежды, символизирующей различную религиозную принадлежность». Что конкретно понимается под «разъяснительной работой», там не поясняют.

Религиовед Индира Асланова считает, что в Кыргызстане есть проблема недопонимания светскости государства — люди считают, что демонстрация религиозной атрибутики противоречит ей.

«Христиане носят крестик, но это не вызывает такой аллергии как ношение хиджаба, потому что хиджаб открыто бросается в глаза. Это вырабатывает в людях стереотипы и страхи, что мы можем потерять привычный для нас образ жизни, что можем превратиться в религиозную страну», — говорит Асланова.

Она считает, что запрет на ношение хиджаба в школе не приведет к тому, что школьницы перестанут носить платки. Наоборот — они просто перестанут ходить в школу.

«[Мусульманки] и так маргинализированы, а такими мерами они еще больше маргинализируются. Ребенок не будет чувствовать себя частью общества. Будет деление на “своих” и “чужих”. К тому же, запретами мы делаем их уязвимее перед экстремистскими группами», — утверждает Асланова.

Тем не менее, она говорит, что иногда родители одевают девочек в хиджаб слишком рано.

«По религиозным предписаниям, хиджаб надевают по достижению определенного возраста, когда девочка становится девушкой (после первой менструации). Надевать на совсем маленьких, мне кажется, перебор», — считает она.

Асланова добавляет, что компромиссное решение этой проблемы должно устраивать обе стороны — например, государство и муфтият могли бы договориться о каких-то нормах одежды для школьниц-мусульманок.

Где искать справедливость?

Не все директора школ против хиджабов в общеобразовательных учреждениях.

Глава бишкекской школы №40 Жумгал Ботаева рассказывает, что среди её учениц есть девочки в хиджабе, но администрация школы не видит в этом никаких проблем. «Их немного — человек пять или шесть. Очень положительно к ним относимся», — говорит она.

По словам Ботаевой, женская форма в ее школе состоит из белой блузки и черной юбки или брюк. Ученицы-мусульманки же просто надевают сверху белый платок — это допустимо. «И это единственное, что отличает их от других учениц — белый платок на голове. Это такие же ученики, как и все остальные».

Ботаева объясняет, что школа утвердила свой устав еще в 2012 году. Про платки в нем ничего не сказано, потому что тогда учениц в хиджабе в школе просто не было. «Ученицы в хиджабах появились у нас в течение последних двух-трех лет», — говорит директор.

Юристка Жибек Кенжебекова добавляет, что в уставе школы не может быть прописан запрет о внешнем виде учеников. В этом документе должны быть описаны исключительно общие сферы деятельности учебного заведения.

«Форма может быть прописана во внутренних правилах школы. Если в них прописан запрет на хиджаб, то такой запрет противоречит Конституции Кыргызстана, а это основной закон государства и по иерархии стоит выше иных нормативных правовых актов», — поясняет она.

Кенжебекова советует родителям, чьих детей не пускают в школу в хиджабе, обращаться за консультацией в институт омбудсмена.

Кроме него можно обратиться и в общественную организацию «Мутакалим», защищающую права мусульманок. 10 лет назад министр образования Абдылда Мусаев издал запрет посещать школу с покрытой головой. Тогда в организацию поступили тысячи жалоб от девочек и их родителей, и «Мутакалиму» удалось добиться отмены этого дискриминирующего правила.

Сегодня, по словам руководительницы этой организации Жамал Фронтбек кызы, ситуация кардинально изменилась. За 2018 год в «Мутакалим» поступило всего около девяти жалоб со всей страны, а из Бишкека — всего две. По её мнению, это связано со снижением уровня дискриминации школьниц в платках.

Жамал Фронтбек кызы

«Сейчас насилия, дискриминации в отношении девочек в платках я не вижу. Если есть, то это идет не со стороны государства. Сейчас это человеческий фактор, когда некоторые директора или завучи из-за своих принципов или непонимания Конституции выступают против ношения платков», — говорит Фронтбек кызы.

Она считает, что уставы многих школ запрещают приходить в хиджабе, но они не имеют юридической силы, так как противоречат Конституции.

«Когда мы просим [администрацию школ] дать этот устав, они его не показывают. Тогда мы обращаемся в минобраз и к омбудсмену. И через три-четыре дня девочки уже могут ходить в школу в платке», — говорит глава «Мутакалима».

По ее словам, это происходит так быстро, потому что «Министерство образования не может противоречить Конституции, где прописана свобода вероисповедания».

По мнению Фронтбек кызы в школах нужно вести разъяснительную работу о правах человека. Там можно было бы объяснять, что девочки-мусульманки могут носить на учебу школьную форму с белым платком, и что это не противоречит исламу.

Над материалом работали: Татьяна Трик, Хамидулло Узаков, Катя Мячина, Рустам Халимов