1 min read

Эльвира Сурабалдиева в эфире программы «Секреты власти» на радио «Азаттык» рассказала о том, как в 2005 году бизнесом ее отца пытался завладеть политик Темир Сариев. Экс-премьер утверждает, что это «чей-то заказ», и Сурабалдиева все «выдумала», но социал-демократка готова предоставить свидетелей.

Депутатка СДПК Эльвира Сурабалдиева в эфире программы «Секреты власти» рассказала о попытке рейдерского захвата бизнеса ее семьи.

По ее словам, захват был инициирован Темиром Сариевым в 2005 году, после того, как был убит отец депутатки, парламентарий Жыргалбек Сурабалдиев. Социал-демократка не в первый раз поднимает тему рейдерства, она говорила об этом и ранее, в том числе в соцсетях, но это было первое интервью, в котором она упомянула Сариева.

«Он сказал — «По-хорошему не отдашь – я все равно заберу. Я депутат парламента, а ты — никто». Это мой земляк и известный политик. Это Темир Сариев. Угрожал, что заберет это небольшое предприятие. Об этом весь Сокулукский район знает», — сказала она.

Сариев отрицает все, что сказала Сурабалдиева. Он настаивает на том, что она «выполняет чей-то заказ».

«Тогда я был занят политикой, а не какими-то якобы бизнес вопросами. Сурабалдиева говорит о якобы каких-то людях, которых я запугивал и присылал к ней каких-то людей. Это полная чушь. Пусть это будет на ее совести, если ей конечно бывает стыдно», — сказал он.

Прокомментировал экс-премьер и ее отца.

«Она постоянно говорит, что является наследницей бизнеса ее отца. Я знал его и чем он занимался. Как говорится, об умерших говорят либо хорошее, либо ничего не говорят. Поэтому я не буду ничего говорить о том, как он занимался бизнесом и какие методы использовал. Могу сказать только, что я в 2000-х годах я был депутатом ЖК и мне регулярно поступали жалобы на него от избирателей. Многие в Сокулуке знают об этом. Я бы и сейчас не стал ничего говорить о нем, его дочери и методах которыми создавался их бизнес, но клевета с ее стороны вынуждает меня это сказать», — написал он в фейсбуке.

Сурабалдиева заявила, что готова в судебном порядке доказать сказанное ею в интервью, и пройти вместе с Сариевым детектор лжи.

Что рассказала Сурабалдиева в интервью? Самое интересное

О покушении на свою жизнь

24 марта 2005 года в день революции я была в родительском доме и пережила покушение на свою жизнь. В дом пришли вооруженные автоматами мужчины — это не были мародеры, это были люди из власти. Я дома была одна, никого из моих близких не было, они вломились, я была избита — они меня выволокли и спросили — «Где он?».

Они искали моего отца и думаю, если бы он был дома, они бы его убили и выкинули бы куда-нибудь перед «Народным» и выставили бы нас мародерами.

Когда начал происходить захват власти, отец был шокирован, когда ему начали звонить, [сказали,] что Акаев сбежал, и у него случился гипертонический криз. Когда на меня нападали, его дома уже не было, его отвезли в больницу. Отец не знал, что на меня напали. [Когда] меня выволокли во двор, мародеры мне спасли жизнь. Услышав гул толпы люди, которые к нам ворвались, бросили меня. Я отключилась, вся в крови, ворота открыты. Вечером приехала моя тетя, а я лежу во дворе.

Мы не дозвонились до милиции, а когда я через несколько дней пошла в Первомайское РОВД, мне сказали — «А что вы сразу не пришли?», и отказались принимать заявление. Когда отец увидел меня, он сказал, что найдет [преступников], но через два месяца его самого не стало.

Об убийстве отца

Для меня однозначно, что [заказчиком убийства отца были] Бакиевы. Незадолго до его смерти в Кыргызстан тайно приехала Бермет Акаева и он не побоялся с ней встретиться. Видимо страх потерять власть и подтолкнул их [Бакиевых] к шагам [убийству Сурабалдиева].

Папу убили 10 июня 2005 года, я находилась с братом за границей, мы прилетели в день похорон. В этот же день сотрудники сказали, что на рынке «Кудайберген» и других объектах в день смерти отца пришли проверяющие фискальных органов — около 40 человек одновременно. Мне также сообщили, что земляк моего отца пытался отобрать компанию и 13 июля я пришла в парламент к нему.

О Темире Сариеве

Темир Сариев. Фото с личной страницы политика в социальных сетях

Он сказал — «По-хорошему не отдашь – я все равно заберу. Я депутат парламента, а ты — никто». Это мой земляк и известный политик. Это Темир Сариев. Угрожал, что заберет это небольшое предприятие. Об этом весь Сокулукский район знает. Для меня это было вдвойне тяжело. Он был ведь не просто земляком. Когда он баллотировался одновременно с моим папой, отец ему помогал.

Он отправил спортсменов, они избили наших сотрудников. Я собрала мужчин этой компании, порядка 150 человек и сказала, что мы распускаем компанию, потому что я не могу соревноваться с депутатом. Аксакалы попросили неделю и сказали, что сами с ним разберуться. Я тогда дала пресс-конференцию и Темир Сариев приехал к нам домой, сказал, что его не так поняли, и попросил не обсуждать больше эту тему.

О вымогательстве со стороны Бакиевых

Перед инаугурацией Бакиева я попала к нему на прием — он сидел в кабинете у Кулова на 6 этаже, прошел месяц после смерти отца. [Рассказала] что с нас вымогают столько-то миллионов и требуют отмечаться перед Бакиевыми. Сказала, что у нас на Кудайбергене целая орда, они нас рвут, хотя бы подождали, пока мы 40 дней справим[после смерти отца]. Что вы от нас хотите?

«Я от вас ничего не хочу», — сказал он. От вашего имени вымогают столько-то миллионов. Он при мне звонит в республиканскую налоговую, спрашивает, идет ли на Кудайбергене проверка. Нет. Звонит дальше — нет. Он ругается в телефон, спрашивает фамилию того, кто пришел с проверкой. Потом говорит ему — «Чтоб ко мне через час». Когда я вышла из Белого дома, звоню своим и они мне говорят — «Не знаем, что произошло, но все рассосались, никого нет».

Бакиеву я сказала, что мы не можем платить столько, сколько они просят, потому что платим налоги. Каждый месяц пусть приходит ваш человек, я не буду платить налоги и буду эти деньги вам отдавать. Он сказал, что ничего не надо, идите работайте. Сейчас я понимаю, что боль заглушала чувство страха.

О Максиме Бакиеве

Максим Бакиев. Фото: Рейтер

Я исполняла обязанности президента Союза предпринимателей, мне звонят и говорят — «Вас ищет Максим». Встречаться мне не хотелось, я поехала домой и меня остановило ГАИ. Подъехали два джипа без номеров, оттуда вышли спортивные крепкие ребята. Они открыли мою дверь, показали моим водителю и охране удостоверение ГКНБ, пересадили в свою машину и привезли к Максиму в офис.

В приемной сидел представитель Всемирного банка. Я помню его удивленные глаза. Он зашел, вышел, потом зашла я. Максим начал ругать парламент, — «Я его нагну под себя». А потом сказал — «Эльвира, ты же молодая девочка, автомобильный бизнес — это мужской бизнес, ты с ним не справишься». Я сказала ему — вы меня простите, но мой отец не оставил завещания и шесть месяцев нас охраняет государство. Раньше января 2006 года говорить не о чем».

Я понимаю, что это безвыходное положение и спрашиваю — «Вы хотите купить? А сколько вы хотите предложить?». Он говорит — «Мы так потратились на выборах. Миллион. Сомов». Он настолько молодой был, у нас разница в пару лет, но какой он был самоуверенный. Потом нас поставили в обстоятельства, из-за которых нам пришлось продать намного дешевле рыночной цены свой большой авторынок.

Об Атамбаеве

Благодаря Атамбаеву я пришла в политику, и «допинывать лежачего» я не буду. В лицо я ему высказала про Фарида Ниязова и Икрама Илмиянова, одиозных людей, которые манипулировали происходящими вокруг вещами. Мне до последнего казалось, что экс-президент не знал о том, что они делают.

Он пригласил всех, половина не пришла, и он сказал, что те, кто не пришел — его предали. Мы начали высказываться. И он мне говорит — «А ты знаешь, что как Бакиевы убили твоего отца, так и Жээнбековы могут с тобой разобраться».

Я расплакалась и начала высказываться — «Почему вы их [социал-демократов] воспринимаете, как предателей? Вы их всех обидели. Вы не считали себя лидером, а эти два человека манипулировали и прессовали». Он переспросил у Исы Омуркулова, правда ли это, тот подтвердил. Фарид Ниязов сидел за мной. Если мне скажут, что я не нужна, я цепляться не буду. У меня уже была одна такая разборка.

О разборке с социал-демократами

Кундуз Жолдубаева, Алмазбек Атамбаев и Ирина Карамушкина. Фото: СДПК

Я летела из Минска и в аэропорту встретила Ирину Карамушкину и [Мурадыла] Мадеминова — они как раз вернулись с конференции вместе с Атамбаевым. А я в Минске узнала, что за 8 лет ни разу не было попыток экстрадировать Бакиевых. И для меня это был стресс. И я в аэропорту высказала Ирине Юрьевне, у нас случилась перебранка, она оскорбляла меня на матах. Подходит потом Кундуз Жолдубаева (пресс-секретарь СДПК) и говорит, что я что-то там должна, — и я отвечаю, что им я то точно ничего не должна.