1 min read

Милиционер входит в систему ЕРПП. Фото: «АКИпресс»

С 1 января 2019 года, по правилам нового Уголовно-процессуального кодекса Кыргызстана, обращения граждан в милицию регистрируют в Едином реестре преступлений и проступков — ЕРПП. Рассказываем, что важно знать о работе этой системы.

Как работает ЕРПП?

Допустим, у вас угнали автомобиль и вы решили сообщить об этом в милицию. По закону, ваше обращение обязаны зарегистрировать в ЕРПП. Но для этого правоохранительные органы должны быть уверены в том, что вы действительно жертва угона.

Поэтому милиция назначает проверку и предварительно заносит обращение (оформленное от вашего имени или анонимное) в электронный Журнал учета информации — это должны сделать в течение суток.

Если вы написали заявление об угоне в отделении милиции, то там вам выдадут талон-уведомление с QR-кодом. Отсканировав его с помощью телефона, вы можете проверить статус своего заявления — внесли ли его в ЕРПП и какой следователь закреплен за этим расследованием.

Зачем разработали ЕРПП?

Член экспертной группы по судебной реформе Тахмина Ашуралиева в беседе с «Клоопом» отметила, что ЕРПП должен «снизить коррупционные риски» в правоохранительных органах.

Тахмина Ашуралиева

По старому Уголовно-процессуальному кодексу (УПК), милиционеры могли тратить на проверку поступивших заявлений от 3 до 30 дней. Сейчас же этот срок снизили до 1 дня. Эксперт Ашуралиева считает, что временные рамки для проверки, установленные старым УПК, позволяли следователям превышать полномочия. Например, по ее словам, они могли потребовать деньги с подозреваемого в преступлении для того, чтобы неправомерно прекратить или затянуть проверку заявления.

«Потерпевшему оставалось долго ждать, когда [милиционеры] возбудят уголовное дело. А там [в милиции] ему могли сказать, что недостаточно [улик и доказательств]», — объясняет Ашуралиева.

С ее позицией не согласен юрист Замир Жоошев — он считает, что новый УПК «незначительно минимизирует коррупционные риски» в правоохранительных органах.

«[Коррупционные] риски есть всегда. Но их можно исключать только [через] совершенствование сотрудников — их ценностей, моральных устоев и тому подобное», — говорит Жоошев.

Юрист считает, что единственный плюс от введения ЕРПП — это возможность отслеживать продвижение своего обращения в системе.

Замир Жоошев

«Сейчас потерпевший может обжаловать действия или бездействие следователей у следственного судьи. В прокуратуру он может [обратиться]. Но с другой стороны, потерпевший и раньше мог обжаловать [действия следователей и решения по делу] в прокуратуре и судах», — рассуждает Жоошев.

ЕРПП и уголовная политика

Доступ к ЕРПП есть у следственных судей, генпрокуратуры, МВД, финпола, ГКНБ, таможенной службы и Госслужбы исполнения наказаний (ГСИН). Но главная в цепочке — генпрокуратура. Ведомство контролирует использование этой системы, следит за тем, чтобы следователи соблюдали сроки досудебного производства.

Следователи могут дополнять внесенные в ЕРПП дела о преступлениях и проступках во время досудебного производства. Допустим, расследовалось дело о коррупции на таможне и милиционер вышел на подозреваемых — тех взяли под арест на два месяца. Все эти сведения внесут в ЕРПП.

Еще ЕРПП также дает возможность вести единую статистику по преступлениям и проступкам в Кыргызстане. Раньше, по словам Ашуралиевой, каждый госорган вел свою статистику по преступлением, которую приходилось сверять. Теперь же данные будет легче анализировать и обсуждать — чтобы затем использовать для корректировки и дополнения уголовной политики Кыргызстана.

«Мы же говорим, что наша [уголовная система] — это отход от карательной к восстановительной. Откуда это взято? [А все] потому что мы тоже статистику собирали — по тюремному населению, лицам, содержащимся в местах лишения [свободы]. Но нам было сложнее собирать [данные для анализа]», — объяснила Ашуралиева.