Старший прокурор управления по надзору за оперативно-разыскной деятельностью Генпрокуратуры Сирожиддин Камолидинов пояснил, почему вместо ревизии и анализа действующего законодательства Генпрокуратура инициировала создание практически новых кодексов.

На круглом столе по реформе Уголовного кодекса и Кодекса о проступках Камолидинов заявил, что «требования изменить кодексы поступали пачками в аппарат президента, потому что за два года их действия в них появилась сотня изменений».

По его словам, инициатива об изменении кодексов исходила из аппарата президента.

Прозвучали на круглом столе и другие интересные данные, касающиеся этой реформы — «Клооп» выбрал главное из них.

Про судьбу ЕРПП и дублирование дел

По словам Камолидинова, система ЕРПП обязательно останется, но будет называться ЕРП – из нее исключаются проступки. Кроме того, с момента регистрации преступления по новой реформе на него будут заводить два дела: электронное и бумажное.

«Сколько раз сжигали здания, были кражи уголовных дел, а теперь есть дубликат, это развитие цифровизации. Все это поможет передвижению дела от следователя прокурору и потом в суд, можно удаленно посмотреть статус дела», – объяснил он.

Про проверки «ради прав человека»

Камолидинов пояснил и то, почему Генпрокуратура возвращает себе полномочия проводить доследственную проверку. Пока она будет длиться 10 дней — но, возможно, ее продлят еще на 10 дней. По их истечению будут принимать решение об отказе или возбуждении уголовного дела.

«Это вводится для экономии времени следствия, чтобы сразу же не проводился полный спектр мероприятий. У следствия появится конкретный срок завершения расследования, сейчас этого нет, он составит два месяца, и следователь должен принять решение: закрыть дело или направить в суд», – рассказал представитель Генпрокуратуры.

По словам Камолидинова, это делается ради соблюдения прав человека – поможет исключить тот факт, что «человек сразу же становится подозреваемым».

Кроме того, старший прокурор опроверг заявление ряда юристов и международных экспертов том, что система прокуратуры возвращается к советскому варианту работы, который мало ориентирован на права человека и гуманизацию правосудия.

Читать по теме: Доноры и юристы сомневаются в изменениях в Уголовный кодекс и Кодекс о проступках. Генпрокуратуру поправки устраивают

«Генпрокуратура на себя одеяло не тянет. Наш генпрокурор Курманкул Зулушев попросил учитывать права и свободы человека, а также международные конвенции, которые ратифицировал Кыргызстан», – пояснил старший прокурор.

Что говорят МВД и адвокаты

Представитель МВД, также присутствовавший на круглом столе, отметил как достижение то, что следователь теперь имеет право провести на месте осмотр места происшествия и участвовать в экспертизе.

Кроме того, он одобрил возвращение в новые кодексы института предъявления обвинения — без него у правоохранителей зависают тысячи уголовных дел.

«А то сейчас следователь составляет заключение без предъявления обвинения, вручается только уведомление о подозрении. В правоохранительных органах зависло 27 тысяч уголовных дел из-за этого», – сказал он.

Адвокатесса Наталья Котик отметила, что адвокатское сообщество просило исключить статьи о коррупции и незаконном обогащении из состава Уголовного и других кодексов.

Юристка Таалайгуль Токтакунова подчеркнула, что адвокатам не дали возможность нормально работать – не позволили заменять друг друга в рабочих группах.

«Мы предлагали исключить незаконное обогащение и коррупцию из кодексов, потому что это не предмет спора, а результат деяния. Если не указано какое-либо имущество в декларации, то это можно назвать проступком. Вообще коррупция включает в себя другие статьи – “Мошенничество”, “Злоупотребление должностным положением”, “Превышение власти” и так далее», – пояснила она.

По ее словам, если доказано незаконное обогащение, то его надо рассматривать в Административном кодексе, но сейчас оно сразу рассматривается в Уголовном кодексе.

«Например, человек работает с 1993 года и начинал специалистом, позже стал министром. Следователь смотрит декларацию, и много что оформлено на родственников, а потом имущество приписывается обвиняемому. Было в практике, что изымается имущество у отца обвиняемого, когда последнему было три года, мы должны менять это все. Чтобы конфисковать любое имущество, необходимо сначала доказать его происхождение и источники обогащения», – заявила Токтакунова.

Также в новых кодексах, например, в Кодексе о порядке ареста прописано, что помощь адвоката предоставляется всегда и сразу же. По словам адвокатессы Наталья Котик, появляется право на результативный звонок – возможность связаться с адвокатом или родственником.

Новые кодексы вместо поправок

Президент Садыр Жапаров 1 апреля подписал указ о создании Совета по вопросам совершенствования судебной и правоохранительной деятельности. Возглавил Совет сам глава государства. Также в его состав вошли генпрокурор Курманкул Зулушев, глава минюста Асель Чынбаева, министр внутренних дел Улан Ниязбеков и глава ГКНБ Камчыбек Ташиев.

Экспертная группа должна была проанализировать применение:

  • Уголовного кодекса;
  • Кодекса о проступках;
  • Кодекса о нарушениях;
  • Уголовно-процессуального кодекса;
  • Уголовно-исполнительного кодекса;
  • Гражданского процессуального кодекса;
  • Административно-процессуального кодекса.

Однако на практике были разработаны практически новые редакции Уголовного и Уголовно-процессуального кодекса, а Кодекс о проступках решили убрать. Поправки защищал как сам генпрокурор Курманкул Зулушев, который их инициировал по поручению президента, и другие прокуроры Генеральной прокуратуры.

Юристы и правозащитники раскритиковали новые проекты кодексов, отметив, что они писались за закрытыми дверями и во многом похожи на кодексы 1997 года, где было много лазеек для коррупции, давления, пыток и других нарушений закона.

Читать по теме: «Опасный разворот к тоталитарным методам работы». Активисты просят Садыра Жапарова остановить введение новых кодексов

Очень много нареканий со стороны юристов вызвал тот факт, что прокуратура увеличивает себе полномочия, возвращая функцию следствия. Однако прокуроры говорят, что этого захотел народ, когда проголосовал за новую Конституцию.

«Это не прокуратура вернула себе следствие, это народ Кыргызстана проголосовал за Конституцию, в которой указано, что на органы прокуратуры возлагается уголовное преследование. Обвинять органы прокуратуры в присвоении себе каких-либо полномочий с вашей стороны неуместно!» — заявил Азизбек Шукурбеков, прокурор управления уголовного и гражданского судопроизводства Генеральной прокуратуры.

По его словам, «нет ничего плохого» в том, что в кодексы вернулись некоторые советские нормы. Шукурбеков считает, что необходимо использовать все положительное из опыта разных стран — это улучшит работу следствия.

Завершал обсуждение генеральный прокурор Курманкул Зулушев. По его словам, изменения не могут не вызвать споры. Но прокуратура создала эти поправки в Кодексы, чтобы они подходили под действующую Конституцию.

«Несмотря на то, что мы рассмотрели изменения за один день, экспертная группа работала день и ночь, целый месяц. Поэтому прошу поддержать и “пронести” данную инициативу. Прокуратура со своей строны соберет все предложения и внесет их в законопроект. Так, что рабочей группе придется собраться еще раз. Все доработки и изменения мы опубликуем на сайте Генпрокуратуры, и если успеем к 7 июня передадим на рассмотрение в Жогорку Кенеш, плюс-минус два-три дня. До передачи законопроекта на парламентские слушания, все предложения изменения также можно вносить», — заявил он.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!