1 min read
Президент Сооронбай Жээнбеков и глава ГКНБ Идрис Кадыркулов. Фото: пресс-служба президента Кыргызстана

Колонка главного редактора Kloop.kg Эльдияра Арыкбаева о том, к чему могут привести ограничения в работе неправительственных организаций.

Сегодня ГКНБ предложил депутатам, по сути, скопировать у России закон, ограничивающий деятельность неправительственных организаций. Браво выпускникам и адептам ФСБ в кыргызских спецслужбах!

Весь Кыргызстан — это бесконечный День сурка, борьба с дураками и вечные синяки от грабель на лицах кыргызских политиков. Идти по пути России в части ограничений — это большой шаг назад от вечного поиска справедливости и демократического развития, о которых постоянно говорят кыргызские чиновники на высоких уровнях.

Например, только вчера президент Сооронбай Жээнбеков подписал концепцию внешней политики Кыргызстана, в которой черным по белому написано:

Эльдияр Арыкбаев

«Подтверждая свою приверженность уважению прав и свобод человека, построению демократического общества и развитию парламентаризма, Кыргызская Республика продвигает международное сотрудничество и осуществляет обмен опытом со странами, разделяющими общие демократические ценности».

Отличные слова, господа. Однако на следующий же день ГКНБ перечеркивает всё то прекрасное, к чему нас призывает президент.

Нельзя быть немножко за справедливость и законы с одной стороны, а с другой стороны — гнобить людей за то, что они выражают свою точку зрения на маршах, заявляют о себе и требуют вполне обоснованной защиты своих прав и признания со стороны государства.

В России принятие подобного закона привело к катастрофе и явно негативным последствиям в некоммерческом секторе — пострадали и закрылись правозащитные, экологические, научные и социологические организации, которые просто занимались своим делом. А с теми, кто остался, иногда не хотят или не могут иметь дело из-за клейма «иностранного агента» или «нежелательной организации».

Вот что говорил, например, представитель организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» (в интервью «Новой газете»):

«Минимизировалась возможность нашего непосредственного участия в делах — мы по-прежнему консультируем, обращаемся в органы прокуратуры, если надо — в следствие. Но теперь нет ресурсов, чтобы вести дело, связанное, к примеру, с пытками военнослужащего в удаленном от Санкт-Петербурга городе или регионе».

А вот что говорили в правозащитной организации «Агора» (в материале DW):

«Власть ставила задачу разгромить нелояльный сектор гражданских организаций в России. В этом смысле, власть этого добилась». […] Сотни устоявшихся, независимых и влиятельных НКО были лишены институциональной основы: «Остались прогосударственные структуры».

По сути, добрых людей, которые помогали другим, затравили, загнобили, заклеймили.

Мы тоже хотим этого в Кыргызстане? Мне кажется, что мы не такие. Разве травить, гнобить, клеймить и унижать — это именно те «кыргызские ценности», о которых говорили в парламенте? Нет же. Для меня Кыргызстан — это о свободе, взаимопомощи, простоте и доброте.

В любом случае, если что-то подобное примут, то знайте, что подавление прав и свобод не может быть вечным — справедливость всегда в итоге побеждает мрак. По крайней мере, история Кыргызстана знает несколько таких примеров, а мировая — еще больше.