1 min read
Торобай Зулпукаров. Фото: пресс-служба правительства

Депутат парламента Торобай Зулпукаров 23 мая во время обсуждения гендерных квот обратился к своим коллегам с просьбой использовать вместо слова «гендер» — «мужчина и женщина».

«Под термином “гендер” подразумеваются и транссексуалы, гомосексуалы, агендеры, бигендеры. Нам этот термин навязывают извне. Давайте будем далеки от этого грязного навязывания. Нам лучше говорить “мужчины” и “женщины”, когда речь заходит о квотах», — сказал нардеп.

Редакция «Клоопа» объясняет депутату Зулпукарову, почему нужно использовать слово «гендер» и в чем разница между гендером, сексуальной ориентацией и полом.

Что такое «гендер»?

Под словом «гендер» часто имеют в виду спектр характеристик, определяющих гендерную идентичность или гендерную социализацию человека. Гендер и пол не одно и то же, хотя слово «гендер» часто ошибочно используют, как синоним понятия «пол».

Если пол — это что-то с чем человек родился, то гендер — то, каким человека сделало общество или то, как он себя в этом обществе воспринимает.

Гендер — это не общее название для всех негетеросексуальных и нецисгендерных персон (цисгендерный человек — это тот, чей пол совпадает с его гендерной идентичностью). Никто из представителей ЛГБТИК-сообщества не выходит на трибуну и не говорит: «Дорогие друзья, разрешите вам признаться, что я — гендер». Это то же самое, если бы Зулпукаров вышел на трибуну парламента и сказал: «Уважаемые коллеги, я — розничная торговля».

Использовать слово «гендер» для наименования членов ЛГБТИК-сообщества — безграмотно и смешно.

Почему неправильно говорить только «мужчина» и «женщина»?

Гендер, как и пол — это спектр разных вариантов самоопределения человека, тут нет черного и белого. Поэтому разделять людей только на женщин и мужчин неправильно. Потому что это исключает из повестки очень многих людей, которые не считают себя ни женщинами, ни мужчинами — например, небинарных персон. Также как и тех, кто не воспринимается обществом, как женщины или мужчины — например, трансгендерных персон, людей, которые по общественному мнению выглядят нетипично и даже тех, кто отказывается вести себя в соответствии с гендерными стереотипами.

Таким образом эти люди становятся невидимыми, вместе с их проблемами и трудностями, которые они переживают — и это не помогает ни им самим, ни обществу в целом.

Предлагая не использовать никаких слов кроме «женщина» и «мужчина», депутат Зулпукаров не только оскорбляет величие языка, в котором есть большое множество других прекрасных слов для обозначения идентичности человека. Этим самым он предлагает не признавать тот факт, что в нашем обществе есть не только люди, которые подпадают под общественную норму того, что принято считать мужчиной и женщиной, а еще и много других различных персон, которые также имеют право самовыражаться и представлять народ в местных кенешах, парламенте и во власти в целом.