1 min read

Политолог Аркадий Дубнов. Фото: RFE / RL

Эксперт Московского центра Карнеги и политолог по Центральной Азии Аркадий Дубнов прокомментировал итоги двухдневнего противостояния бывшего президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева с силовиками. В результате штурмов дома Атамбаева погиб один спецназовец, около 100 человек получили ранения. Атамбаев сдался на второй день после нескольких часов переговоров. Ему предъявили обвинения в коррупции и взяли под арест до 26 августа.

«Клооп» подготовил пересказ интервью Дубнова изданию «Медуза». С полным текстом вы можете ознакомиться по ссылке.

О возможной гражданской войне, Атамбаеве и Жээнбекове

Риски гражданской войны [в Кыргызстане] не могут быть нулевыми, они объективно существуют. Другое дело — насколько эти риски велики. Мне кажется, что кыргызы и кыргызское общество устали от постоянного воспроизведения внутреннего противостояния.

Значительная часть молодежи уехала на заработки в Россию — нет ресурса для длительного сопротивления и гражданской войны. [Люди] устали от двух переворотов, жертв, потери имущества, ожидания худшего.

Сооронбай Жээнбеков и Алмазбек Атамбаев. Фото: пресс-служба президента Кыргызстана

Конфликт между Атамбаевым и Жээнбековым произошел из-за того, что последний не захотел быть марионеткой. После [передачи власти] Атамбаев продолжал игру в учителя, отца нации и начал критиковать Жээнбекова. Здесь нужно учитывать демонстративно брутальный характер Атамбаева. Иногда кажется, что это не вполне адекватный и контролирующий свои поступки человек. Известно его пристрастие к алкоголю.

В Кыргызстане проходит саммит глав правительств стран Евразийского союза, и власти страны стремились показать, что способны взять ситуацию под контроль. Но арест Атамбаева не означает, что буча пресечена. После саммита обязательно возникнут склоки. Это типично кыргызская ситуация.

О сменяемости власти в Кыргызстане и ментальности кыргызов

Кыргызстан заметно отличается от других стран Центральной Азии. Зачатки демократии появились и даже развивались при первом президенте Аскаре Акаеве. Но затем возобладали авторитарные тенденции, которые вылились в тривиальное желание сохранить власть, а значительную роль в принятии решений стали принимать члены семьи.

Однако наиболее брутально признаки кумовского выглядели во время правления Курманбека Бакиева, который пришел на смену Акаеву в 2005 году.

Второй президент Кыргызстана Курманбек Бакиев. Фото: RFE / RL

Прививку от авторитаризма кыргызы сделали себе в 2010 году, когда свергли Бакиева. Они приняли конституцию, в которой президенту выделен лишь один шестилетний срок. Таким образом, они надеялись сохранить страну от узурпации власти. Но природа власти взяла свое. Атамбаев вначале установил счетчик, сколько дней ему осталось на посту, показывая чуть ли не тягость своих полномочий. А в конце срока начал придумывать сценарии, как бы сохранить власть — премьерство при переходе к парламентской республике и так далее. Это все знакомо, но у него не было такой семьи, которая могла бы все контролировать. Однако Атамбаев и сам с успехом замещал всю семью.

Лично с Жээнбековым я не знаком, не знаю его совсем. Мне кажется, его появление у власти было случайностью — он стал последним премьером, на которого Атамбаев сделал ставку в качестве преемника. Конечно, немалую роль сыграло и то, что Жээнбеков — представитель юга. Вероятно, что Атамбаев хотел консолидировать в роли отца нации юг и север страны.

Постсоветская история Кыргызстана сложилась так, что у власти чередовались президенты из разных регионов: Акаев считался северным, Отунбаеву можно отнести и к тем, и к другим. Бакиев был южным, а Атамбаев снова северным, Жээнбеков — южным.

Третий президент Кыргызстана Роза Отунбаева. Фото: пресс-служба президента Кыргызстана

Российская элита, знающая Жээнбекова, считает, что за два года президентства он несколько окреп и приобрел в себе уверенность. В первые месяцы у власти он просто боялся открыть рот, не умел подобрать слова, необходимые для беседы на высшем уровне, был молчалив и набирался впечатлений. Однако в последнее время он стал более свободен в своих реакциях, как будто начал входить в роль президента. Но у меня нет ощущения, что Жээнбеков обладает харизмой, которая, несомненно есть у Атамбаева.

Сменяемость власти в Кыргызстане существует по многим факторам, но один из них — ментальность кыргызского этноса. Она определена кочевым образом жизни, который предполагает свободу выбора: где лучше стаду, туда кыргыз и перемещается.

Это ключевое отличие кыргызов и казахов от узбеков или туркменов, оседлый образ жизни которых предопределял стремление принять [власть], навязанную правителем. Поэтому протест в Кыргызстане возникает традиционно быстро, бурно развивается, если кто-то из лидеров на нижних уровнях социальной иерархии возмущается несправедливостью высшей власти.

О несамостоятельности Кыргызстана и внимании со стороны Китая и России

Кыргызстан сейчас не может быть самостоятельным. У страны нет ресурсов, и она вынуждена жить за счет спонсорской помощи Китая, Казахстана и даже Японии. Еще Кыргызстан выживал за счет полуподпольной торговли с Китаем, пока его не заставили вступить в Евразийский союз и установить таможенный контроль. Однако и до сих пор самые крупные рынки китайских товаров в СНГ находятся в Кыргызстане.

Из достоинств Кыргызстана можно назвать только озеро Иссык-Куль, несколько золоторудных месторождений и умение кыргызских мастериц вышивать. Пока [власти страны] не изменят экономическую систему, болтанка будет продолжаться. И не дай бог возникнет запрос на вмешательство в дела Кыргызстана со стороны другой страны. Именно такие эксперименты с демократией очень нервируют ближайшее окружение Кыргызстана, которое не видит в демократии исторического смысла.

Китай иногда не понимает, что там бузят кыргызы. Россия тоже беспокоится из-за дестабилизации, но по другой причине. Она опасается, что это станет бикфордовым шнуром, запал от которого подберется к другим странам, которые находятся под ее влиянием. Не говоря о личном отношении российского руководства к Атамбаеву, которого изначально вообще не было. Атамбаева ввел туда бывший глава Таможенной службы России Андрей Бельянинов, который считается его главным российским покровителем и лоббистом.

Казахстан наиболее радикален к руководству Кыргызстана, а особенно к Атамбаеву, потому что именно последний так рассорил две страны, что это до сих пор аукается и приносит ущерб самому Кыргызстану.

Что касается Таджикистана, то Кыргызстан здесь в тяжелых отношениях со страной из-за пограничных конфликтов. В общем, из всех соседей от Атамбаева осталось хорошее наследие только в отношениях с узбекским президентом Шавкатом Мирзиеевым, но это не меняет снисходительно-скептического отношения к правлению Атамбаева, особенно в последние годы.