1 min read

В резиденции Атамбаева в первый день конфликта горела трава и хозпостройка. Фото: Азаттык

Главы силовых и правоохранительных ведомств на пресс-конференции рассказали о своих действиях во время штурма резиденции бывшего президента Алмазбека Атамбаева 7 и 8 августа. «Клооп» публикует пересказ позиции силовиков.

Власти решились на штурм после того, как Атамбаев трижды не пришел на допрос о незаконном освобождении криминального авторитета Азиза Батукаева. Атамбаева стали вызывать на допросы после того, как парламент лишил его неприкосновенности и статуса экс-президента.

Глава ГКНБ Орозбек Опумбаев

Атамбаев хотел совершить госпереворот. Он рассчитывал, что следующим нашим шагом будет его принудительный привод. Из-за этого и держал рядом женщин и детей, а они в день могли получать по две-три тысячи сомов. В резиденции были камни вокруг ворот, покрытые травой. Атамбаев хотел крови. Кровь ему была нужна, чтобы совершить госпереворот. Это был его умысел.

Атамбаев знал о всех действиях МВД и ГКНБ. Это не была спецоперация, спецназ «Альфа» лишь прикрывал оперативников, которые должны были задержать Атамбаева. Спецназ обеспечивал защиту для оперативников, поэтому их было мало. Они должны были сделать коридор. Было разработано пять вариантов принудительного привода.

Нынешний вариант был самый реальный, самый оптимальный, так как о любых наших действиях — работе МВД и ГКНБ — сразу докладывалось в штаб Атамбаева. Потому что у Абдиля Сегизбаева [бывший глава ГКНБ и сторонник Атамбаева] есть источники среди бывших и нынешних сотрудников в органах. Также в этом был задействован и Улан Исраилов [занимал пост главы МВД при Атамбаеве]. Они сразу все докладывали Атамбаеву и получали за это деньги. Поэтому нам нужна была внезапность.

Многие наши коллеги говорили, что операция была бездарная, без прикрытия. Здесь любые действия спецназа за полчаса доходили до Атамбаева и в Кой-Таше сразу собирались люди — до 500 человек. В основном собирались дети, женщины и старики, потому что ему нужна была кровь. И получив кровь, обвинив в этом власть, он мог совершить госпереворот. Это был его умысел.

7 число мы выбрали, потому что в Балыкчы проходили учения силовиков, наш спецназ «Альфа» был там, но мы специально их вывезли оттуда в последний момент в Кой-Таш. Об этом знали четыре человека, в штабе Атамбаева об этом не знали.

Атамбаев готовился к захвату. Нам не открыли ворота и спецназ перепрыгнул через забор. Их сразу начали забрасывать камнями, как врагов. В это время Атамбаев убежал в свое логово, как заяц. Он был с двумя охранниками. Нашей задачей было не подпустить его к дому, но из-за того, что его сторонники бросали камни, он успел убежать.

Мало того, он сделал из своего дома бункер. Внутри были сделаны засады для снайперов. Все окна и двери были зарешечены. На месте обнаружили снайперскую винтовку Драгунова. Это серьезное оружие, которое стоит на вооружении у российских спецслужб. Мы нашли два цинковых ящика, в каждом из них было по 480 патронов. Он приготовил почти 1000 патронов, четыре-пять винтовок, пистолеты. Он готовился к этому. Мои ребята зашли, не применив оружия — ни один человек со стороны жителей и сторонников Атамбаева не пострадал и не получил ранения.

Атамбаев не выходил из своего дома, по ночам его охраняли до 70 человек, в день им платили от одной до трех тысяч сомов. Зачем Атамбаев начал убегать? Два оперработника могли спокойно вручить ему постановление, он бы почитал, сказал бы, что не пойдет. И мои ребята тихо-мирно отвезли бы его в следственное управление в качестве свидетеля. У него умысел был другой.

Сторонники Атамбаева подожгли сено на дороге внутри села Кой-Таш, пытаясь таким образом оттеснить силовиков. Фото: Дмитрий Мотинов для Kloop.kg

Мы не стреляли в мирное население. Мои ребята не дрогнули. Мы подняли из города еще 300 бойцов спецназа, и 800 сотрудников МВД. Рядом со мной стоял глава ГУВД Чуйской области и в этом момент ему по голове из-за забора, подло, прилетел камень в голову. Рядом были замминистра внутренних дел Курсан Асанов и глава Главного управления государственной спецслужбы охраны МВД Талант Исаев — мы шли вперед, нас забрасывали камнями.

Я сожалею, что не сумел сохранить своих парней, потому что против нас бросали камни, деревья пилили. Но мои ребята не дрогнули, не отстали, не стреляли в мирное население. Стояли и выполняли свой долг.

Вы видели как их избивали, по закону они могли в целях своей безопасности применить оружие, но ни один из них этого не сделал. Это героических поступок спецназа. Да, их убивали, в них стреляли, но ни один из них не сделал выстрел. Они выполнили мой приказ, чтобы гражданское население не пострадало. Из-за этого погиб один из моих сотрудников, один из лучших.

Официально ни одно гражданское лицо не получило огнестрельного ранения. Сегизбаев лежал там, якобы умирал, в него никто не стрелял. Видимо сам где-то ударился. У него там синяк был.

Атамбаев стрелял на поражение. 8 числа в эмоциональном выступлении Атамбаев сказал, что стрелял в сотрудников «Альфы». Я перечислю всех пострадавших от его выстрелов.

Во время штурма погиб замначальника «Альфы» Усен Ниязбеков, у него осталось шестеро детей, младшему 1,5 года. Всего было 57 сотрудников «Альфы», пять оперативных работников и три начальника управления. Никто не убежал, все стояли до конца. И когда Атамбаев цинично сказал: «Они получили все, кроме шоколада», это было жестоко и очень неправильно.

Судебно-медицинская экспертиза показала, что в Ниязбекова стреляли прямо в сердце под бронежилет. Выстрел был сделан на убой, на поражение. Ему могли выстрелить в ногу, в руку, но выстрел был в сердце, на поражение. Усен погиб сразу.

Молодой парень, старший лейтенант получил огнестрельное ранение обеих кистей, у него нет четырех фаланг ладоней, у него вытек глаз. Майор получил огнестрельное ранение левого плеча, недалеко от сердца. Еще один лейтенант получил ранение грудной клетки.

Полковник получил огнестрельное ранение живота, травму и ушиб. Это мой земляк, сильнейший сотрудник, не раз участвовал в операциях против террористов. А тут ранение в живот. Все выстрелы были на поражение

Это циничное и открытое убийство — следствие будет все доказывать это в правовом поле.

Я представлю Ниязбекова к госнаграде «Эрдик», в сентябре он должен был получить звание полковника, но я вручил его посмертно. Многие сотрудники будут представлены к наградам. Семье Ниязбекова по закону выплатят единовременное пособие в 200-кратном размере его оклада. Мы будем помогать его детям, семье, это наш долг, мы их не оставим.

Похороны Усена Ниязбекова 9 августа. Фото: АКИпресс

Президент знал обо всем. Сооронбай Жээнбеков естественно знал обо всех пяти вариантах захвата. Сооронбай Шарипович дал жесткое указание о не применении огнестрельного оружия, и о том, чтобы не было ни одной жертвы среди гражданского населения.

7 августа мы не проводили спецоперацию, оперативники просто должны были вручить Атамбаеву постановление о принудительном приводе. 8 августа намерено была проведена спецоперация, там участвовала штурмовая группа — у них была задача задержать Атамбаева. Они были полностью вооружены, в полной готовности.

У них был приказ: действовать по обстановке. В случае применения оружия со стороны Атамбаева поступать адекватно. Мы по-любому должны были его взять, он часто говорил, что не сдастся. Он трус, по-большому счету. И то, что он стрелял в моих ребят безоружных — это цинично и жестоко.

Я уйду в отставку после того, как всех посажу. Я доведу дело до конца, посажу всех, особенно тех, кто бил моих ребят, все сделаю по закону. А потом уйду.

Глава МВД Кашкар Джунушалиев

По закону мы могли открыть огонь, но не сделали этого. Атамбаев назвал Кой-Таш отдельной республикой и говорил, что откроет огонь. 7 августа он оказал сопротивление, убил людей, ранил и избил. Это нарушение закона, а не защита. По закону мы могли открыть огонь, если нашим сотрудникам угрожает опасность. Но чтобы не пролилась кровь, до самого утра мы были там и не использовали оружие.

8 августа, чтобы вернуть спокойствие, мы поехали в Кой-Таш. Нам оказали сопротивление, в наши машины кидали «коктейли Молотова».

Около 14:00 мы вошли в дом Атамбаева, после предупреждения о применении спецсредств, начали переговоры. Внутри находились Фарид Ниязов, Кундуз Жолдубаева. Кундуз отказывалась спускаться, но в итоге согласилась.

Когда мы хотели уехать в город, нам снова оказали сопротивление. Наши ребята были в Кой-Таше до вечера.

Собравшиеся на площади Ала-Тоо молодые ребята, среди которых были судимые и наркозависимые, пытались захватить власть. За ними стояли бывшие и нынешние депутаты. Сейчас идет следствие. По его итогам мы назовем имена тех, кто стоял за этим.

79 сотрудников милиции закидали камнями, некоторых ранили, двое до сих пор в тяжелом состоянии. Никто из милиционеров, уважая народ, не применил силу против них.

В больницы обратились 170 человек, из них 79 — милиционеры, около 30 — спецназовцы, остальные это наши граждане. Мы в рамках следствия дадим оценку того, где, когда и при каких обстоятельствах они получили травмы.

Спецназовец получил травму глаза во время стычки со сторонниками Атамбаева. Фото: Дмитрий Мотинов для Kloop.kg

Генпрокурор Откурбек Джамшитов

Жээнбеков взял под личный контроль уголовные дела, возбужденные после штурма дома Атамбаева. Также на имущество Атамбаева наложили арест. Перечень его имущества состоит из 120 объектов.

Из-за сопротивления сторонников Атамбаева во время штурма его дома задержали 40 человек. После установления личности правоохранители отпустили 34 человека.

Стороников Атамбаева вызывают на допросы для уточнения ситуации, потому что они видели, что происходило 7 и 8 августа.

Также представители генпрокуратуры заявили, что по событиям 7 и 8 августа зарегистрирован ряд досудебных производств: «Воспрепятствование осуществлению следствия», «Организация массовых беспорядков», «Хулиганство», «Захват заложников», «Применение насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов», «Убийство» и «Покушение на убийство».

Атамбаеву пришло уведомление о подозрении в совершении ряда особо тяжких преступлений: «Применение насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов», «Организация массовых беспорядков», «Организация убийства», «Организация покушения на убийство», «Организация захвата заложников».