1 min read
Назира на улице Уметалиева / Фото: Алексей Журавлев

«О! Троллейбус проехал!», — замечает Назира, неспеша проходя по краешку дороги на улице Уметалиева. Она уже давно научилась на слух определять разные виды транспорта — это необходимо ей, чтобы свободно ориентироваться в городе.

Назира — незрячая девушка. Она потеряла зрение в возрасте пяти лет по вине врачей. Случилось это из-за неверного диагноза и, как следствие, неправильного лечения.

Вместе с Назирой мы прогулялись по Бишкеку и проверили, насколько удобно людям с инвалидностью передвигаться по городу пешком или на общественном транспорте.

«Меня это просто убивает»

Улица Уметалиева была отремонтирована совсем недавно — на ней положили новый асфальт, поставили знаки, а вот тротуары сделать забыли — по городу есть ещё десятки таких же примеров, где после ремонта дороги тротуары остаются в прежнем состоянии.

Назира вынуждена идти по проезжей части, машины проносятся мимо нее.

По дороге Назира рассказывает о своих увлечениях: блогерстве, фотографии и «забытом немецком», который она когда-то учила. Рассказывает и о жестовом языке — ей трудно изучать его, но Назира не из тех, кто сдается. Сворачивая на улицу Жумабека, на которой тротуара тоже нет, она чуть не врезается в припаркованную машину, часть которой сильно выпирает на дорогу. «Надо вот сфотографировать и отправить куда надо, чтобы наказали за неправильную парковку», — возмущается она.

Сейчас Назира живет у родственников, в девятиэтажной новостройке. В подъезде девушки ещё даже не запустили лифт — на свой этаж она поднимается пешком, преодолевая больше ста ступенек.

Двор многоэтажки огорожен, есть подземная парковка и даже будка с охранником. Для жильцов во дворе дома выложили тротуарную плитку и поставили скамейки.

К сожалению, не все дворы городских многоэтажек такие. Чаще всего они заставлены автомобилями. В таком дворе когда-то жила и Назира: «Я жила раньше возле КНУ. У меня был дальний подъезд. И там был разбитый и очень узкий тротуар, что мог пройти только один человек. Несмотря на это, машины заезжали прямо на тротуар».

Тротуар во дворе дома заставлен машинами / Фото: Рада Валентина кызы

В Бишкеке уже много лет существует острая проблема с тротуарами. «Я каждый день хожу пешком и постоянно сталкиваюсь с разбитыми тротуарами. Меня это просто убивает», — делится Назира.

Разбитые тротуары или их отсутствие «убивают» не только Назиру, но и тысячи других людей с инвалидностью. По данным Министерства труда и социального развития, в Кыргызстане около 186 тысяч человек с инвалидностью.

Источники: Министерство труда и социального развития, Cabar Asia

«Я падаю. Часто»

Назира доходит до скамейки во дворе ее дома. Садится на нее она с небольшим усилием — скамейка немного высока для нее.

Со слишком высокими или же низкими скамейками горожане часто сталкиваются на остановках. Средняя высота комфортной скамейки должна быть 40-45 сантиметров. Из-за неудобства многие просто перестают пользоваться ими. Так поступила и Назира. «Бывало, что я садилась на остановках, но из-за неудобных скамеек я не успевала встать и подойти к троллейбусу — он быстро запускал людей и уезжал».

Она рассказывает и о других проблемах на остановках, среди которых: уклоны, ямы и резкие ступеньки, а еще — неустойчивые бетонные плиты. «Я один раз чуть не упала на такой», — возмущается Назира.

Остановка на улице Тоголока Молдо / Фото: Алексей Журавлев

По ее словам, она падает по несколько раз за сезон. «Я падаю. Часто. Особенно зимой. Например, возле дома раньше был небольшой железный выступ, сантиметров 30. Я упала, причем очень сильно».

Девушка встает со скамейки и показывает, как обычно держит трость — располагает ее конец на расстоянии более полуметра от себя. Так она заранее предупреждает себя об опасности.

Назира никогда не сидит на месте и каждый день выходит в город. «Почему я не могу сама ходить? Хватит платить деньги за сопровождение!» — раньше она не выходила на улицу без сопровождающих.

Например, в 2007 году Назира платила знакомой за сопровождение на учебу. «Ей как раз тоже нужны были деньги», — рассказывает она. В месяц она отдавала 600 сомов, с учетом, что на учебу ходила три раза в неделю. Ее пособие на тот момент составляло две с половиной тысячи сомов. В последующие годы девушке помогали передвигаться по городу ее друзья и родственники, но ей было неудобно постоянно просить их о сопровождении.

Но вот уже больше пяти лет Назира старается быть полностью независимой. Для этого девушке пришлось посетить множество тренингов и перебороть свои страхи.

Назира на улице Шевченко / Фото: Алексей Журавлев

«Она тростью все видит!» — неожиданно прерывает Назиру прохожий мужчина, говоря фразу не то с удивлением, не то с восхищением. «Я часто ловлю комплименты», — улыбается Назира.

Путешествуя по городу, Назира, как и все, проходит через перекрестки. Говорит, что на широких улицах приходится просить помощи у прохожих. Часто, ее сбивают с толку дополнительные секции светофора, когда по звуку часть машин останавливается, а часть продолжает движение. Ориентироваться в городе Назире помогает именно слух.

Во многих городах мира на светофорах уже давно ставят звуковые информаторы — это помогает незрячим людям понять, что горит зеленый свет и переход разрешен.

Пример звукового светофора в Махачкале / Фото: MD-gazeta.ru

В Бишкеке же такие звуковые светофоры встречаются редко и их очень мало. В Управлении капитального строительства так и не смогли предоставить данные об их количестве. Например, такой светофор есть на пересечении улиц Жибек Жолу и Тоголока Молдо. Там расположена центральная православная церковь — ее часто посещают люди с инвалидностью. Другие же перекрестки обретают «голос», если там устанавливают светофоры современных моделей, как, например, это было сделано на пересечении улиц Орозбекова и Баялинова.

«Такие светофоры помогают. Но, к сожалению, они часто ломаются. Иногда бывает, что громкие чириканья светофоров не слышно из-за шума стройки, проезжающих камазов или “мусорной” машины», — рассказывает Назира.

«Недоступно для людей с инвалидностью»

Назира очень общительная девушка, благодаря этому у нее много знакомых с совершенно разными интересами и профессиями. Немало знакомых и среди людей с инвалидностью. Со многими из них она сдружилась на курсах блогерства «Сам себе режиссёр».

Один из них — Владимир Кудрявцев, молодой блогер с нарушением опорно-двигательного аппарата. Он регулярно выкладывает посты в Facebook о проблемах доступности среды в Бишкеке. К сожалению, в большинстве из них он пишет: «Недоступно для людей с инвалидностью»

Например, в одном из постов Владимир рассказывает о своем походе в банк: «У входа [в банк] сразу же бросается в глаза пандус, похожий на горку для экстремалов, а если пойти по ступенькам, то они скользкие как стекло, и нет тормозящего настила. Еле-еле на своих костылях, при помощи постороннего человека, я продвигаюсь дальше и вижу пандус, сделанный просто-напросто для отмазки. У него высокий угол наклона, нет шероховатой поверхности».

Сам Владимир передвигается на костылях, поэтому использует пандусы — подниматься по ступенькам ему неудобно. Из-за этого, те места, где нет пандусов, или они сделаны не по стандарту, он посещать не может.

Уклон пандуса у офиса “Демир банка” превышает норму в 4 раза / Фото: Рада Валентина кызы

«Тяжелее всего мне попасть в оперный театр, в драмтеатр и в Филармонию. Там пандусов нет вообще», — рассказывает Владимир.

Назира тоже считает, что самые трудные места для посещения — это культурные и развлекательные учреждения. «Очень трудно ориентироваться и передвигаться на стадионе „Спартак”. А в театрах сложно найти свое место», — говорит она, печально добавляя, что для незрячих недоступно и большинство музеев.

Единственный музей, куда может пойти Назира — это музей изобразительных искусств имени Г. Айтиева. В этом году там установили специальные аудиогиды с тифлокомментированием — аудио-описанием произведений искусства для незрячих людей.

Для тех, кто передвигается на костылях, зачастую опасны даже супермаркеты, где пол уложен скользкой плиткой. Тротуарную плитка также неудобна для таких людей, хотя, как говорит, Владимир, она все равно намного удобнее ям. «Мы скользим на плитке», — объясняет он.

Идеальным решением Владимир и Назира называют асфальт. «Асфальт рябой и вибристый — на нем я чувствую себя устойчивей», — говорит девушка.

Тактильные указатели и вежливые водители

Благодаря своему позитивному настрою Назира старается замечать и положительные изменения в городе.

Например, она говорит о появившихся в подземных переходах тактильных указателях. Они указывают незрячим людям направление движения и помогают ориентироваться в подземных переходах. «Удивительно, что их додумались сделать», — восклицает девушка.

Но, к сожалению, тактильные указатели, которые сделали в бишкекских подземках, предназначены не для улиц, а для помещений — они сделаны из легкого пластика и наклеили их поверх обычной плитки. В результате, они почти сразу отклеились и стали непригодными. На улицах и в подземных переходах следует укладывать специальную тактильную плитку.

Остатки тактильных указателей в подземном переходе возле ЦУМа, октябрь 2019 / Фото: Алексей Журавлев

Во многих городах тактильную плитку укладывают вместе с обычным дорожным покрытием на одном уровне, а не приклеивают сверху.

Укладка тактильной плитки в Алматы, апрель 2019 / Фото: Рада Валентина кызы

Назира же говорит о такой плитке, вспоминая свою пока единственную заграничную поездку. «В Японии шикарная [тактильная] плитка. По этим желтым плиткам там только незрячие ходят. Пусть только попробует наступить зрячий человек — его сразу же оштрафуют, ведь там везде камеры», — рассказывает Назира.

В Японию она попала неожиданно — поехала туда учиться. Побывала в Токио и Саппоро. Именно там она и увидела идеальную для себя инфраструктуру.

«Там даже на лестницах и в лифтах все дублируется по Брайлю (рельефно-точечному шрифту)», — вспоминает Назира. Сейчас она мечтает ездить в разные города и создавать контент для своего блога, рассказывая о плюсах и минусах каждого посещенного ею места.

Назира в Японии / Фото из личного архива

Назира пользуется всеми видами общественного транспорта. «Я — универсальна», — смеется она. Положительные изменения девушка отмечает и в водителях. По ее словам, они стали более вежливыми и внимательными к людям с инвалидностью. А ее друг, Владимир Кудрявцев, рассказывает, что водители иногда даже помогают ему войти или выйти из общественного транспорта.

Однако транспорт остается недоступным для людей с инвалидностью. Например, активист Оскар Райс пишет в своем блоге: «Это вопиющий случай, когда мэрия Бишкека закупает 60 новых автобусов, которые абсолютно не приспособлены для людей с инвалидностью, а именно для тех, кто передвигается в инвалидном кресле. […] Для того, чтобы подняться в автобус, мне потребовалась помощь четырех мужчин и самого водителя».

«Ничего не делается, но обсуждается»

К сожалению, каких-то существенных положительных изменений за последние годы люди с инвалидностью вспомнить не могут.

Сейчас в Кыргызстане только планируется работа по улучшению условий жизни и социальной адаптации людей с инвалидностью.

В марте 2019 года была ратифицирована Конвенция ООН по правам людей с инвалидностью. Для этого местным активистам пришлось приложить немало усилий: регулярно выходить на мирные митинги и шествия, писать письма в парламент.

Активисты возле подземного перехода у филармонии, август 2019 / Фото: Айзирек Иманалиева

Для реализации всех пунктов конвенции, по оценкам властей, необходимо 10 лет. На весь этот срок из республиканского бюджета планируют выделить более 6,6 миллиардов сомов.

На сегодняшний день ни одного действия для ее реализации власти не предприняли — деньги из бюджета, по словам депутата парламента Дастана Бекешева, пока не выделили.

Сам Бекешев же отмечает, что недоволен работой городских служб: «Откровенно говоря, ничего не делается, но обсуждается. Даже подъёмники в подземках не смогли сделать удобными. […] За невыполнение стандартов надо жестко наказывать. А пока всем сходит с рук, значит все будет на уровне имитаций».

Неработающий подъемник в подземном переходе возле ЦУМа / Фото: Алексей Журавлев

Толкунбек Исаков, президент фонда «Оказания юридической помощи лицам с инвалидностью», поясняет, что первые деньги на реализацию конвенции планируют выделить из республиканского бюджета в 2020 году.

«Сейчас межведомственная комиссия работает над разработкой плана первоочередных действий для реализации конвенции. Также идет работа над программой “Доступная страна”. […] Когда деятельность комиссии завершится, тогда примут постановления правительства и утвердят план действий», — говорит Исаков.

Алтынай Омурбекова, сотрудница межведомственной комиссии поясняет, что их работа продлится до конца года.

Также Толкунбек Исаков говорит, что в первые годы финансирование будет небольшим. Затем, когда начнется повсеместное создание инфраструктуры и строительство социального жилья, суммы увеличат.

После утверждения плана, при правительстве будет создан совет по делам лиц с инвалидностью. «В состав будут входить премьер министр, министры и представители НПО. Они должны будут вести отчетность и давать рекомендации. Деятельность, отчетность и даже неудачи должны будут быть обнародованы в свободном доступе», — рассказывает Толкунбек Исаков.

Люди с инвалидностью просто надеются, что предписания конвенции будут реализованы, а деньги не будут украдены.

Назира же мечтает, что когда-нибудь Бишкек станет доступным для всех людей без исключения: «Конечно, было бы здорово, если бы везде были целые тротуары, а на центральных улицах положили тактильную плитку, — с улыбкой говорит она, вздыхает и добавляет — но мы до этого ещё не дошли».

Редакторки: Рада Валентина кызы, Катя Мячина

Материал подготовлен в рамках инициативы Peshcom