8 марта в Кыргызстане и Казахстане пройдут марши за права женщин. В Бишкеке шествие начнется на площади Победы, а в Алмате на аллее Жибек Жолы. Kloop опросил активисток, чтобы узнать, почему они считают важным выйти на марш за права женщин в Международный женский день.

Гуляим Айылчы, кураторка «Бишкекских Феминистских Инициатив», одна из организаторок марша за права женщин в Бишкеке

Этот марш будет мирным. Это наше гражданское право. Мы таким образом выражаем свою гражданскую позицию — против насилия в отношении женщин и проявляем солидарность со всеми женщинами мира. Мы должны сохранить наше право на марш, право на общественное пространство.

Улицы, город, общественные места принадлежат всем нам, и мы имеем право там быть. Именно поэтому, мы так настаиваем на том, что маршу быть. Если домашнее насилие прятать за трехметровыми заборами, то эта проблема не решится. Об этом надо говорить, надо кричать, все должны знать что это преступление. Женщины должны почувствовать поддержку, а мужчины должны узнать что это не сойдёт им с рук.

После смерти Бурулай в Кыргызстане с правами женщин ничего не изменилось, от домашнего насилия продолжают умирать женщины. То, что городские власти запрещают марш, потом отзывают запрет, это какой-то «День сурка». В прошлом году все было также. Это непонятные нам манипуляции, и мы не можем понять, зачем они это делают.


Ада Алимбетова, участница движения «КазФем», одна из организаторок марша за права женщин в Алматы

Мы будем на марше, потому что мы хотим быть услышанными. На законодательном уровне у нас всё ещё недостаточно прав. Ранее из уголовного кодекса Казахстана вывели статью «Побои», а в этом году отменили и штраф за бытовое насилие, оставив лишь письменное предупреждение и этим распустив руки домашним тиранам. На рассмотрении в парламенте находится закон о домогательствах, но он встречает большое сопротивление. Наказание за сексуальное насилие было ужесточено благодаря стараниям активисток, но достаточных мер пресечения в виде разных видов помощи жертвам и профилактических работ не предвидится.

Мы не чувствуем себя в безопасности в нашей стране, поэтому есть потребность выйти общей колонной на улицы и показать, что нас такое положение дел не устраивает.

Сама я воспитывалась в типичной патриархальной казахской семье, где отец — глава семьи, царь и бог, каждое слово которого должно восприниматься как приказ. Отец всегда был психически неуравновешен, что в значительной степени повлияло на формирование моей личности — сейчас я вынуждена принимать антидепрессанты и консультироваться со специалистом. Почти каждая моя знакомая также подвергалась разным видам насилия.

Недавно в казахстанском медийном пространстве произошло событие, ужаснувшее многих. Певица Dequine подверглась харассменту [домогательству] и рассказала об этом в соцсетях, что повлекло за собой волну откровений сотен девушек, поделившихся своим опытом пережитого насилия. Среди них были и мои знакомые. Я в очередной раз убедилась, что ни одна девушка, к сожалению, не защищена от подобных случаев.


Эльвира Калмурзаева, глава международной организации IDEA в центральной Азии, Бишкек

Я считаю, что обязательно нужно пойти на марш. Потому что марш — это возможность показать, что есть проблемы гендерного неравенства. Марш — это способ обратить внимание на существующие проблемы в нашем обществе. В частности, как раз таки на то, что общественные, социальные нормы, не совсем чувствительны к существующему насилию по отношению к женщинам. Я сама была жертвой сексуального домогательства в общественном транспорте и уличного насилия, в силу того что я девушка.

Сейчас в IDEA один из проектов, который мы реализуем, это работа с курсантами академии МВД. Общаясь с ними, мы понимаем, что существует большой стереотип о том, что жертва сама виновата в изнасиловании. Я думаю, что если в подготовке этих кадров ничего не поменялось, то это говорит о том, что система особо не меняется.


Арина Осиновская, участница движения «КазФем», одна из организаторок марша за права женщин в Алматы

Я не задумывалась о том, насколько это важно провести марш до того момента пока не съездила в Бишкек в 2016 году. Эта поездка сильно вдохновила меня. Тот масштаб, как все женские организации объединились, показали что они есть и пошли единым фронтом.

После этого в 2017 году мы провели первый несанкционированный марш в Алматы. Нас было 30 человек и нам было страшно. Мы шли с баннерами и кричалками. Но после этого у нас были проблемы с правоохранительными органами и два года мы ничего не могли сделать.

В прошлом году девушки из «КазФем» снова съездили в Бишкек на марш, потому что было обидно ничего не сделать. В этом году мы решили, все-таки, добиться марша. Мы подали заявку, ее отклонили. Тогда мы написали уведомление в виде поста для акимата [мэрия]. Мы очень готовимся и физически, и морально.

Мы надеемся, что эта традиция сохранится, и скоро мы сможем делать большие марши по главным улицам страны. Одно из самых показательных ущемлений прав женщин это то, что мы не можем выйти на марш без этого унизительного процесса получения разрешения и согласования.

Каждая женщина в центральной Азии, каждый день сталкивается с харассментом и насилием в любом виде, дискриминацией на работе. Женские марши тем и важны, что каждая сможет прийти и высказать проблему, рассказать о своем опыте, увидеть что она не одна.

Над материалом работала: Севинчим Махмудова