Фото: Francesco Ferrari

Автор: Francesco Ferrari

Я живу в городе Брешиа на севере Италии. От города Кодоньо, где был первый очаг заражения коронавирусом, мы находимся в ста километрах, поэтому я тогда не очень беспокоился о себе и своей семье. Безусловно, я стал следить за новостями чаще, но в нашем городе не было зафиксировано ни одного случая заражения. Правительство и врачи говорили, что беспокоиться не о чем, потому что тогда казалось, что эта болезнь — это что-то похожее на грипп, но немного серьёзнее. Поэтому я и не был обеспокоен, и моя семья тоже…

Как на севере Италии разгорелся коронавирус

23 февраля — 10 марта 2020 года

Первый случай на севере Италии был подтвержден в 20 числах февраля. У 38-летнего мужчины из Кодоньо была подозрительная пневмония. Врачи его проверили — мужчина был положительным к Covid-19. Было непонятно, как он заразился вирусом — мужчина никогда не был в Китае.

От редакции: Местные органы власти и медицинские структуры северной Италии не были готовы к коронавирусу. Когда мужчина в первый раз пришел в больницу с жалобами на плохое самочувствие, врачи отправили его домой, заверив, что у него обычный грипп. Через несколько дней мужчина вернулся в больницу из-за ухудшения состояния.

До момента, как инфекцию подтвердили, он успел заразить свою жену, нескольких врачей, медсестер и пациентов больницы, где пробыл несколько дней.

О неготовности к коронавирусу говорит и то, что у медиков в первый день не было достаточного количества масок — врачи и медсестры работали с больным без какой-либо защиты.

Некоторые специалисты считают, что вирус проник в наш регион ещё до обнаружения первого официально зарегистрированного случая заражения коронавирусом. После того, как врачи начали брать анализы и у других пациентов с подобной пневмонией, они неожиданно обнаружили положительные результаты, в том числе и у медицинского персонала. За пару дней положительных случаев стало десятки… потом сотни.

От редакции: Профессор биологии Энрико Буччи из Университета Филадельфии написал в научном блоге, что SARS-CoV-2 завезли в Италию не позднее середины декабря. Именно тогда более 40 человек одновременно лечились от пневмонии в больнице города Пьяченцы (недалеко от Кодоньо). К концу февраля у них обнаружили антитела к новому коронавирусу. Получается, что эти люди перенесли Covid-19 еще до того, как ВОЗ дал новому вирусу название.

По данным Всемирной организации здравоохранения первые официально подтверждённые случаи заражения коронавирусом в Италии были 31 января. Заражёнными оказались 2 туриста, которые прибыли из Китая. Власти сразу изолировали заболевших и приняли необходимые меры предосторожности. Например, Италия стала первой страной Евросоюза, которая закрыла авиасообщение с Китаем.

Фото: Francesco Ferrari

Правительство незамедлительно приняло первый указ: рассадник (некоторые деревни между Лоди и Пьяченцей) был объявлен «красной зоной», куда никто не мог въехать или выехать. Также было объявлено о полном закрытии внутри зоны, и люди, живущие там, не могли покинуть свой дом.

Первая волна паники по всей стране началась на севере Италии, многие люди заторопились в супермаркеты за продовольствием. Но вскоре ситуация улучшилась, и люди вернулись к нормальной жизни примерно на дней десять.

Политики, а также многие врачи были уверены в том, что они сдерживают заражение.

Многие из них заявляли, что беспокоиться не о чем, потому что Covid-19 ничем не отличается от обычного гриппа — немного более агрессивен, но не смертелен. Таким образом, мы жили в течение этих 10 дней почти «нормальной» жизнью, и большинство людей больше не волновалось.

Но, к сожалению, вирус быстро распространился в Ломбардии (самый индустриальный регион на севере Италии).


Серьезность вируса была выше, чем прогнозировали политики и врачи, особенно он был опасен для пожилых людей.


От редакции: Covid-19 больше всего угрожает пожилым людям с уже имеющимися проблемами со здоровьем.

Росло число госпитализированных. Больницы и медучреждения были переполнены — в особенности не хватало палат с интенсивной терапией.

6 или 7 марта в соцсетях стали появляться первые сообщения от врачей и медсёстер. Они говорили, что ситуация в больницах становится драматичной из-за количества заражённых людей, нуждающихся в госпитализации. Их число превышало возможности каждой больницы и росло день ото дня. Мы уже были в чрезвычайной ситуации.


Врачи стали молиться, чтобы люди оставались дома для того, чтобы остановить заражение.


Вирус начал медленно распространяться и в других регионах. Правительство начало думать, о том, чтобы объявить Ломбардию «красной зоной», в которую люди не смогли бы въехать и выехать без серьёзной причины.

От редакции: Ломбардия — административная область на севере Италии. В Ломбардии проживает одна шестая часть населения Италии. Столицей области является Милан — самый большой город в северной Италии. Всего в зоне карантина оказалось около 16 млн человек.

Узнав об этом, люди начали паниковать, и отправились к родным на юг Италии до выхода указа, тем самым увеличивая распространение вируса в других регионах. А у жителей севера появился страх, и большинство из них стали оставаться дома.

10 марта — 21 марта 2020 года

На 10 марта было подтверждено около 10 тысяч случаев заражения коронавирусом и 600 смертей. Большинство из них в Ломбардии.

Правительство создало новый указ, названным IoRestoACasa, что буквально означает: «Я остаюсь дома». В нём уже были более строгие правила и запреты, согласно которым была прекращена работа школ, университетов, ресторанов и баров по всей стране. Запреты касались и проведения различных мероприятий, включая спортивные.

Людям нужно было оставаться дома, исключением был только выход на работу или покупка предметов первой необходимости. Тех, кто находился вне дома без уважительной причины, штрафовали.

Правительство не хотело, чтобы пострадала экономика, поэтому не закрывали компании и фабрики. По сути, власти думали, что достаточно закрыть школы и вузы, бары и рестораны и запретить мероприятия, чтобы уменьшить заражение не нанося слишком большого ущерба экономике.


Однако ситуация в больницах становилась хуже день за днем.


В сетях появлялось множество сообщений из больниц — врачи и медсестры говорили, что это напоминает войну. Медперсонал пытался по-разному организовывать отделения в больницах, чтобы получить больше помещений для пациентов и больше коек для интенсивной терапии.

Многие жители Италии действительно испытывали страх из-за происходящего в больницах и старались оставаться дома. Однако были и «бесстрашные» жители, которые продолжали выходить без надобности и гулять по улицам. Из-за этого было много жалоб и штрафов.


Многие компании всё ещё были открыты, люди продолжали контактировать друг с другом, поэтому вирус сумел распространиться снова.


Действительно, число случаев заражения за эти 10 дней страшно увеличилось. На тот момент в Италии было 50 тысяч подтвержденных случаев заражения коронавирусом (но, вероятно, гораздо больше) и почти 5 тысяч смертей — больше, чем в Китае.

Ломбардия по-прежнему была наиболее пострадавшим регионом, Бергамо и Брешиа, в котором я живу — города с наибольшим числом случаев заболевания. Люди обеспокоены тем, что инфекция может распространиться больше в Милане — городе с самым большим населением на севере.

21 марта 2020 года — сейчас

21 марта премьер-министр Италии Джузеппе Конте подписал указ с более строгими правилами, возможно, самыми строгим из возможных. Запреты распространяются на все компании и фирмы, кроме жизненно необходимых, таких как супермаркеты и первичные сервисы. Люди не могут выйти даже на пробежку — все парки закрыты. Можно выходить только за едой, лекарствами или на прогулку с собакой, но только в радиусе 200 метров от дома. По городу ходят военные, чтобы следить за соблюдением правил.

От редакции: Эти меры затрагивают свыше 60 млн человек. Италия уже вышла на первое место в мире по числу людей, скончавшихся от последствий заражения коронавирусом.

Моя жизнь в изоляции. Как меня коснулась ситуация с коронавирусом в стране

23 февраля — 9 марта 2020 года

На самом деле этот первый период не очень актуален. В течение первых недель [после выявления первого случая заболевания] моя жизнь была совершенно нормальной. Исключением было лишь, то что я не смог ходить в спортзал, и мне пришлось заниматься дома.

Тренажерные залы, школы и университеты были единственными учреждениями, которые закрыли с самого начала, потому что они не имеют сильного влияния на экономику страны. Но я не учусь в университете и не работаю в школе, поэтому для меня в принципе ничего не изменилось.


Всё стало меняться в начале марта.


Я и большинство людей начали немного беспокоиться. Заражение быстро распространялось. Мы читали тревожные истории из больниц. Телевидение и СМИ стали транслировать видео из больниц, где врачи рассказывали о серьёзности ситуации и о масштабах опасности.

Моя подруга работает акушеркой в ​​больнице, и вот, что она мне рассказала о ситуации на 7 марта:

«Сейчас у нас около двадцати госпитализированных пациентов, многие из которых находятся в отделениях интенсивной терапии (там есть и молодые люди). Мы работаем в неприличных условиях, медицинские маски строго рассчитаны и до недавнего времени мы могли их использовать только при контакте с пациентами с высокой температурой.

Cостоялось большое экстренное совещание, на котором решили, что с завтрашнего дня все врачи должны будут готовы заменять друг-друга, например, гинекологи терапевтов, а мы медсестер. Ситуация действительно критическая, но проблема в том, что еще неделю назад мы не осознавали этого».


В те выходные я понял, что должен оставаться дома и выходить только на работу.


9 марта — 14 марта 2020 года

На следующей неделе, стиль жизни большинства людей в Италии изменился. Особенно здесь, на севере. Бары и рестораны были закрыты, никто не мог покинуть свой дом, кроме выхода в магазин, на работу или по другой очень важной причине. Мне все еще приходилось ходить на работу.


Однажды, вернувшись домой, я понял, что не могу двигаться.


У меня появилась температура. Хотя на работе мы все соблюдали правила безопасности и держали дистанцию между коллегами в один метр.

Хоть у меня и не было никаких серьёзных симптомов, кроме небольшой головной боли, я волновался. Многие случаи ведь протекают бессимптомно, и ты никогда не можешь быть на 100% спокойным.

Но больше я переживал не о себе, а о своих родителях, потому что они уже не молодые — им почти 70 лет. Мы решили принять все меры предосторожности. К счастью, у нас есть ещё одна квартира и я переехал туда.


Я изолировался от всего мира, и живу так до сих пор.


Мне больше не нужно было ходить на работу так как фирма, в которой я работаю, закрылась на карантин.

14 марта 2020 года — сейчас

С 14 марта по настоящее время я провожу все свое время дома, поэтому мне бы хотелось рассказать, с чем мы сталкиваемся во время карантина.

Начнем с того, что мы чувствуем всю серьезность происходящего вокруг, даже оставаясь дома. Мы слышим истории о врачах и медсестрах, которые работают вдвое чаще. Которые плачут, потому что никогда не видели ничего подобного в своей жизни.


Они изолируют себя от семьи, чтобы защитить своих жен, мужей, сыновей и дочерей — они буквально ведут войну против вируса.


Я слышу сирену скорой помощи много раз в день, хотя я живу в маленькой деревне недалеко от города и вдали от главной больницы. Мой друг, который живет рядом с этой больницей, рассказал, что слышит звуки сирены скорой помощи каждые 10-15 минут.

Каждый день в 18:00 власти сообщают количество новых зараженных и смертей. Поэтому, в это время многие люди включают телевизор или заходят в интернет, чтобы посмотреть новости. Это стало своего рода ритуалом. Я смотрю их каждый день в надежде на хорошие новости, но обычно есть только плохие.


Сейчас Брешиа — второй город, наиболее пострадавший от вируса, поэтому информация о новых зараженных появляется всегда.


К счастью, это не коснулось моей семьи. Недавно мой лучший друг написал мне, что его дедушка умер. Я также слышал, как мой сосед говорил по телефону, когда ему позвонили из больницы — ему сказали, что умер его отец. Он был шокирован, и это был действительно драматичный момент для меня, потому что я слышал его отчаяние.

Вечером умерла моя хорошая знакомая. Она была вице-президентом школы, в которой я работал 6 месяцев. Эта женщина была восхитительным человеком и ей было всего 58 лет. Я был ошеломлен.


Одним из наиболее драматических аспектов этой трагедии является то, что люди умирают одни.


Родственникам не разрешают идти в больницы, умирающие пациенты не могут увидеть своих родных в последний раз. Близкие люди даже не могут похоронить члена семьи, потому что это сейчас запрещено.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!