В Бишкеке 13 июля скончался кардиолог Национального центра кардиологии и терапии имени Миррахимова Жумабай Бекмуратов. Ему было всего 27 лет.

Первым о его смерти в фейсбуке написал его друг Нурсейит Мамыров. Бекмуратов за неделю до своей смерти обращался к нему за кислородным концентратором. Мамыров сокрушался, почему он тогда не спросил о здоровье своего друга.

«Я подумал, что это нужно для пациентов и дал номер человека, продающего концентраторы. Почему я не спросил тогда о твоем здоровье?! Может ты писал мне, чтобы попросить помощи?! Спроси я “как дела?”, может ты рассказал бы мне другие вещи», — вопрошал Мамыров.

Для уточнения информации журналистка «Клоопа» сначала обратилась в пресс-службу Министерства здравоохранения. В ведомстве не смогли сразу ответить на вопросы об умершем и попросили обратиться позднее.

В центре имени Миррахимова нам сообщили, что уточняют информацию, однако в дальнейшем связаться с ними не удалось.

Информацию о смерти молодого врача «Клоопу» подтвердил его школьный учитель Султан Момунов. Его ученики (одноклассники Бекмуратова) сказали ему, что Бекмуратов переболел коронавирусом.

Спустя два дня Минздрав сообщил подробности смерти кардиолога — Бекмуратов совершил суицид. Министерство отметило, что распространяемая в соцсетях информация о смерти врача от коронавирусной пневмонии не соответствует действительности.

«Ранее врач, как сотрудник ургентного отделения, неоднократно сдавал анализы ПЦР на коронавирус. Результаты были отрицательными. Жумабай Бекмуратов самостоятельно проводил КТ легких, затем рентгенографию грудной клетки. Патологии обнаружено не было», — было написано в пресс-релизе ведомства.

«Клооп» изучил, в каком состоянии был врач до самоубийства. Хотя его анализы на COVID-19 показывали отрицательный результат, мы выяснили, что он болел.

«Мне становится трудно дышать»

Чтобы узнать о состоянии здоровья Жумабая Бекмуратова во время пандемии, мы обратились к одному из его коллег в центре Миррахимова. Изначально он согласился ответить на некоторые вопросы, но попросил дать ему время. Однако потом медработник отказался давать интервью.

Тем не менее, о состоянии здоровья Бекмуратова рассказала его одногруппница, которая обучалась вместе с ним в Медицинской академии имени Исы Ахунбаева. Она дала интервью анонимно.

По ее словам, ранее Жумабай Бекмуратов работал в нескольких местах. Но с момента распространения коронавируса он работал только в центре кардиологии.


В последние дни Бекмуратов часто звонил своей коллеге-инфекционисту и консультировался с ней — у него проявились симптомы коронавируса.


«Он сказал: “У меня кашель, температура и слабость. Я пью комбинированные антибиотики двух разных групп”. Он надеялся, что ему станет лучше. Спустя пару дней он позвонил и сказал: “мне становится трудно дышать, я болею, температура не спадает”. Я сказала ему обратиться в больницу, не оставаться дома. Он ответил: “Температура ничем не сбивается, я лежу дома и борюсь с этим”», — передала слова молодого кардиолога его одногруппница.

«Я не верю ПЦР»

Бекмуратов рассказывал своей одногруппнице, что ПЦР-анализ на коронавирус показал отрицательный результат. В то же время он сомневался в точности результата анализа, а рентген выявил у него «плевральные спайки».

*Плевральные спайки – это разросшаяся соединительная ткань, соединяющая внешнюю поверхность легких с внутренней поверхностью грудной клетки. Спайки обычно образуются на фоне плевритов, пневмонии, бронхита и других болезней. О появлении спаек свидетельствует: одышка, боли в области груди, увеличение частоты сердечных сокращений, признаки дыхательной недостаточности, сильный кашель, бледность кожи и высокая температура тела.

«Он сказал тогда: “Я не верю ПЦР, кажется, у меня коронавирус, потому что раньше я так не болел. Если сдам иммунофлуоресцентный анализ, то он, наверное, может показать точный результат. Видимо мои легкие сильно повреждены, учитывая то, что мне настолько трудно дышать”», — рассказала она о мучениях своего друга.

Также она показала скриншот переписок по Whatsapp, где кардиолог рассказывал о своей болезни и какие лекарства он пьет.

«Он был настолько стеснительным парнем. Даже не рассказал, что настолько сильно мучался. Он говорил своему другу в Турции, что “надо бы купить концентратор”. Да я бы могла ему найти его, сказал бы открыто, не стесняясь! Правительство утверждает, что он не болел — это чтобы не платить компенсацию. Пусть оставят себе этот миллион, Жумабай был сыном обеспеченных родителей. Но он хотел всего добиться своими силами, был независимым. Его семья не нуждается в компенсации правительства!» — сказала его одногруппница.

«Не притворяйся больным, выходи на работу»

Другой одногруппник Бекмуратова, Бексултан Анаралиев, рассказал, что в последнее время его покойный друг часто писал ему по ночам.

«Жумабай рассказывал: “Приболел немного, лечусь дома. Еле вышел на больничный”. Оказывается кто-то присылал ему сообщения типа “Народ Кыргызстана погибает, а ты дома лежишь”. Также в последние времена у него наблюдались симптомы коронавируса, а сам он говорил, что “потеет и лежит обессиленный”», — сказал Анаралиев.


Ему говорили — “Народ Кыргызстана погибает, а ты дома лежишь” и “Не притворяйся больным, выходи на работу”.


Нурсеит Мамыров — друг Бекмуратова, который сейчас в Турции — рассказал, что слышал, как врач поссорился с кем-то на работе в последние дни.

«Его коллеги рассказали, что в последние дни он якобы сильно поссорился с одним врачом по телефону. Оказывается, этот врач ему наговорил плохих слов, типа “Не притворяйся больным, выходи на работу”. Говорят, что записи разговоров остались на его телефоне», — сказал он.

Также покойный просил одолжить ему денег в июне — он объяснял это тем, что занял у кого-то деньги и теперь этот человек требует вернуть долг. О том, что Жумабай искал деньги, подтвердил другой его друг.

Бекмуратов с семьей жил в Бишкеке на съемной квартире. Из-за болезни он не мог выходить на работу. Возможно, финансовые проблемы появились после этого. Бекмуратов трудился со студенческих времен и обеспечивал себя сам, не прося денег у родителей.

«Анализы отрицательные. На работе ни с кем не ругался»

Директор Национального центра кардиологии и терапии имени Миррахимова Акпай Сарыбаев подтвердил «Клоопу», что Бекмуратову дали отпуск в связи с состоянием здоровья. Однако, по его утверждению, анализы для выявления коронавируса у него были отрицательными, а томография показала, что у него «чистые» легкие.

«Его исследовали на компьютерном томографе одного из частных учреждений. Он [результат] тоже вышел чистый. Он не поверил и этому результату и оказывается пришел к нашему заведующему [отделения] компьютерной томографии, чтобы показать ему. Он тоже сказал, что ничего такого нет и все чисто», — сказал он.


“Перед этим событием он звонил заведующему своего отдела, они хорошо поговорили и он сказал, что выйдет на работу через день. На завтрашний день мы услышали плохие новости”.


Также директор заверил, что Бекмуратов на работе ни с кем не ссорился.

«Все ошеломлены. О его семейных проблемах не знали, в социальных сетях вот так распространилось [что он умер от коронавируса]. Минздрав запросил у нас, мы написали всё как есть и отправили им», — объяснил он.

Сарыбаев отметил, что умерший не работал в отделении, где лежали пациенты с коронавирусом. Также, по его словам, Жумабай и другие врачи во время работы были обеспечены средствами индивидуальной защиты.

«Температура не снижалась даже после капельницы»

Болезнь Жумабая «Клоопу» подтвердила и его супруга Айнагуль. По ее словам, её муж сначала принимал противовирусные препараты, но они не помогли. Айнагуль пришлось поставить мужу капельницу.


Анализы вышли отрицательными, но улучшений не было.


«Да, у него и вправду была высокая температура, и он болел. Анализы вышли отрицательными, но улучшений не было. Даже после уколов температура не снижалась. Мне это стало непонятным», —сказала она.

Жена Бекмуратова по профессии фармацевт. Поэтому она сама делала ему уколы. За пять дней до своей смерти ее муж получал антибиотик “Цефтриаксон”. Он также приобрел “Клексан”.

Мы попросили Айнагуль дать нам копию результатов томографического исследования его легких, но она сказала, что они остались в съемной квартире в Бишкеке. Сама Айнагуль сейчас в Баткенской области.

«Кто теперь будет нас лечить?»

Молодой кардиолог родился и вырос в селе Кара-Бак Баткенской области. Он окончил областную гимназию-интернат в 2010 году. В школе он учился в классе с химико-биологическим уклоном, готовился стать врачом.

Десять лет назад он переступил порог Медакадемии имени Исы Ахунбаева и выбрал специальность кардиолога. В 2014 году стажировался в одной из больниц Турции. Ординатуру он прошел в НЦКиТ имени Миррахимова, позже развивал свои навыки в кафедре реаниматологии-анестезиологии.

Учитель Бекмуратова по географии Султан Момунов запомнил его «скромным, сияющим человеком».

«В школе он очень хорошо учился. С детства хотел быть врачом — на двери своей комнаты он написал и повесил табличку “кардиолог Жумабай Бекмуратов”. Он отличался человечностью. Когда я приезжал в Бишкек, он встречал меня, уделял мне время и спрашивал о моем состоянии», — сказал он.

В памяти одноклассника Адылбека Жолдошбаева покойный остался человеком, который не жалел помощи ни для кого и всегда был готов протянуть руку в трудные моменты.

«Среди одноклассников у него был авторитет. Он хорошо себя вел, мы его называли “красавчик Жумик”. Он был красавчиком класса. Все одноклассники горевали и плакали, после того, как услышали про случившееся. Для нашего класса это невосполнимая утрата», — с горечью рассказал он.

По словам одной из одногруппниц Жумабая, он не пропускал занятия и всегда приходил подготовленным. А стал кардиологом, чтобы вылечить свою мать, у которой было заболевание сердца, а также других пациентов со схожим недугом.


Чтобы лечить людей он одновременно работал в трех местах, не ради денег, а потому что любил свою работу.


«Я, например, свою маму или родственников отправляла к нему, он очень хорошо осматривал [пациентов]. Он не знал слова “нет”. Очень хорошо относился к своим пациентам. Искренне и всеми силами лечил их», — вспомнила его одногруппница.

Также она говорит, что кардиолог был скромным, добрым и честным человеком: «Он говорил: “Хоть убей, но я врать не буду”. Никогда не обижался, улыбался и говорил, что “это все пройдет”. Очень терпеливым был. Его пациенты сильно горевали, когда услышали о его смерти: “Такой хороший парень ушел, что теперь будет? Кто теперь будет нас лечить?”».

Директор центра Миррахимова отметил, что Бекмуратов был врачом, хорошо знающим своё дело.

«Бекмуратов работал у нас в отделении кардиологии и реаниматологии вот уже пять лет. Три года был в ординатуре. Он был грамотным, хорошим врачом. Был сдержанным, профессиональным и очень перспективным парнем», — сказал Сарыбаев.

У Жумабая остались жена, сын, родители и родные. 11 декабря ему исполнилось бы 28 лет.

Предсмертное письмо

Перед своей смертью Жумабай оставил своей жене письмо. Близкие умершего разрешили «Клоопу» опубликовать только ту часть письма, в которой говорилось об обеспечении медиков СИЗами.

«Уважаемые, один врач в нашем отделении сказал: “А что,мы все обязательно должны заболеть пневмонией? Почему нам не предоставляют нормальные средства индивидуальной защиты (СИЗ)?” Тогда он говорил нам, чтобы мы все вместе потребовали [СИЗ]. Все [медики] сейчас болеют, обратите на это внимание!»


Также он обратился к кыргызскому народу и написал: «Я прошу прощения, что в трудные дни не смог внести вклад в [охрану] вашего здоровья».


По факту смерти Бекмуратова Первомайский РОВД Бишкека начал следственные мероприятия. Начальник следственного управления рассказал «Клоопу», что на данный момент фактов доведения до самоубийства не выявлено.

«Мы выезжаем по случаям суицида. К нам поступила информация, на основании этого мы и выехали. Были проведены следственные мероприятия, допросы. Но родственники отказались от претензий и не захотели отдавать тело на экспертизу. Насчет его болезни можно было исследовать только если бы нам дали тело [на экспертизу]», — сказал он.

Коронавирусная пневмония и сомнительные тесты

С момента регистрации первых случаев заражения коронавирусной инфекцией, стремительно выросло количество пациентов умерших от внебольничной пневмонии.

Внебольничной пневмония — это следствие тяжелого течения COVID-19. Правительство с 17 июля объединило статистику по коронавирусу и пневмонии. Пациенты с пневмонией, у которых тест на COVID-19 показал отрицательный результат, стали входить в общую статистику как «пациенты с клинико-эпидемиологически подтвержденным коронавирусом».

В соседнем Казахстане также наблюдается рост случаев внебольничной пневмонии. Представитель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Майкл Райан, заявил, что «это случаи Covid-19, которые были неверно диагностированы».

«В последние семь дней мы работаем с властями Казахстана и проверяем качество тестов, чтобы убедиться, что результаты не были ложноотрицательными <…> Это, возможно, главная причина того, что многие случаи пневмонии, которые могли бы быть Covid-19, не были правильно диагностированы», — сказал Райан.

До этого фонд Матраимовых передал Минздраву 15 тысяч экспресс-тестов для выявления коронавируса. Однако, качество этих тестов вызвало сомнение среди пользователей соцсетей. Минздрав в свою очередь выразил благодарность фонду и заявил, что «тесты были одобрены Всемирной организацией здравоохранения».

Однако глава представительства ВОЗ в Кыргызстане Назира Артыкова рассказала, что ВОЗ не рекомендует экспресс-тесты из-за их низкой результативности.

Сомнения относительно качества проводимых тестов в Кыргызстане усилилось после инцидента с кыргызской делегацией во главе с президентом Сооронбаем Жээнбековым, которая прилетела в Москву на парад празднования 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. У двоих членов делегации по прилету был выявлен коронавирус, хотя тесты, проведенные до этого в Кыргызстане, болезнь не обнаружили.

В связи с этим Жээнбеков воздержался от участия в параде и вернулся в страну.

На сегодняшний день в стране зарегистрировано 2580 случаев заражения COVID-19 медицинскими работниками – 1234 из них вылечились от болезни. Минздрав 22 июля сообщил о смерти 29 медиков. Но в списке памяти «Клоопа» число умерших медицинских работников превысило 40 человек.

Правительство пообещало выплатить компенсации в размере 200 тысяч сомов медикам, которые заразились коронавирусом во время работы. Семьи погибших от СOVID-19 медработников имеют право получить от государства 1 млн сом. На данный момент известно о 41 медике, которые получили эти компенсации.

Редактура: Элвира Султанмурат кызы

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!