Председательница Верховного суда Гульбара Калиева, которая входит в состав Конституционного совещания, прокомментировала ИА 24.kg свою позицию по пункту новой редакции Конституции о назначении судей.

Согласно проекту новой Конституции, президент сможет назначать председателей местных судов. В нынешней Конституции прописано, что председателей местных судов избирают сами судьи.

По новому проекту, президент сможет с согласия парламента назначать председателя и заместителей председателя Конституционного суда и Верховного суда сроком на 5 лет.

Эта редакция основного закона страны из-за концентрации почти всей власти в руках президента уже получила в народе название «Ханституция».

Про назначения судей

Председателей судов и их заместителей в новой версии назначает только президент, он же формирует и Конституционный суд.

«Глава государства назначает председателей и их заместителей из числа уже отобранных судей. В принципе, в этом нет ничего плохого. Потому что на председателя возлагается больше управленческих, административных функций, и он практически не участвует в управлении правосудием», — полагает Калиева.

По ее словам, Совет по отбору судей, который до этого занимался судебными кадрами, не оправдал себя. Калиева считает, что в его составе должно быть больше судей.

«По крайней мере большинство. А не как на сегодняшний момент, когда из девяти членов совета только трое — судьи. Тоже самое мы видим в дисциплинарной комиссии», — отметила глава Верховного суда.

Про независимость судей

Калиева заявила, что представители всех ветвей власти могут попытаться надавить на судью через телефонные звонки. Однако вердикт зависит от самого судьи, его непредвзятости и его защиты со стороны закона.

«Могут звонить и депутаты, и министры, и президент, любые другие люди. Речь идет о том, насколько судья может быть устойчив к этим звонкам. По большому счету независимость судьи должна проявляться в принятии решений в таких случаях. И надо помнить, что его только закон может защитить. Его никакой звонок, никакой “седьмой этаж” не может защитить», — заключила Гульбара Калиева.

«Ханституция»

Конституционная реформа в стране — пункт в предвыборной программе партии Садыра Жапарова и Камчыбека Ташиева, которые создали партию «Мекенчил». Когда после начала политического кризиса Жапаров вышел из тюрьмы и с помощью сторонников стал и.о.президента и премьером, он заявил, что реформа необходима. По его словам, Кыргызстан должен стать президентской страной.

По инициативе Жапарова были перенесены выборы в парламент на неизвестный срок, и начались обсуждения конституционной реформы. Жапаров оправдывал перенос выборов в парламент на неизвестный срок «стабилизацией ситуации и повышением уровня доверия населения» к выборному процессу. Юристы же считали, что он нарушает Конституцию и выталкивает Кыргызстан из правового поля навстречу кризису.

Проект новой Конституции выставили на общественное обсуждение 17 ноября, и он уже получил в народе название «Ханституция». Некоторые депутаты, что значатся в авторах и инициаторах новой Конституции, уже заявили, что не видели документ и не участвовал в его разработке.

Многие политики называют новую Конституцию откатом в авторитаризм и времена Курманбека Бакиева, и даже в средневековье. Экс-президент Роза Отунбаева на экстренном заседании Комитета гражданского контроля и вовсе заявила, что после принятия этой Конституции мир перестанет признавать Кыргызстан и оказывать ему помощь.

Другие политики считают, что Жапаров стал жертвой юристов. При этом президентская форма правления, народный курултай как главный орган страны (правда, подотчетный президенту) в документе, как и ряд других идей, уже мелькали в выступлениях Жапарова после освобождения.

Депутат Канат Исаев в открытую заявил, что автор проекта Садыр Жапаров, но в в официальном списке творцов проекта Конституции его фамилии нет. Экс-помощник Садыра Жапарова Акылбек Жапаров уже подтвердил, что в разработке проекта участвовал аппарат президента, и учитывались идеи на тот момент и.о. президента и премьера Садыра Жапарова.

23 ноября Садыр Жапаров дал интервью 7 каналу, в котором признался, что участвовал в создании проекта.

«Я внес всего лишь два предложения: объединить полномочия президента и правительства, а также про народный курултай», — сказал Жапаров.

Он отметил, что не хотел отвечать на обвинения в преждевременной инициативе референдума и содержании перекройки основного закона, потому что «терпеливо ждал, что все поймут».

Так же он заявил, что не против переноса референдума по изменению Конституции. Он призвал членов Конституционного совещания не торопиться в работе над проектом новой Конституции и потратить один-два месяца на обсуждение.

Однако при этом, он предложил 10 января 2021 года вынести на референдум два вопроса. Первый – о форме правления в Кыргызстане, а второй о том, как должен формироваться парламент.

Конституционное совещание

20 ноября и.о. главы государства Талант Мамытов подписал указ об образовании Конституционного совещания. В состав органа включено 89 человек, среди которых есть действующие парламентарии.

Депутат Бекешев в своем телеграм-канале пояснил, что Конституционное совещание образовывают постановлением парламента, а не указом и.о. президента.

Экс-спикер легендарного парламента Абдыганы Эркебаев отметил, что состав КС непрофессиональный, так как там крайне мало юристов-специалистов по конституционному праву. Также экс-депутат Жогорку Кенеша Феликс Кулов заявил, что Конституционное совещание заняло соглашательскую позицию.

26 ноября и.о. президента Мамытов включил в состав совещания еще десять новых лиц, среди которых экс-депутаты Алмамбет Шыкмаматов и Кантемир Мурзабеков, правозащитница Толекан Исмаилова и несколько «независимых экспертов» и общественных деятелей.

При этом, предложение вступить в ряды экспертов Конституционного совещания отклонили юристка Сания Токтогазиева и депутат Дастан Бекешев. Они считают, что совещание нелегитимно, а его члены не намерены учитывать их предложения.