Это партнерский материал совместно с «Коалицией за равенство».

Привет. Меня зовут Камиль Рузиев. Я правозащитник из города Каракол Ыссык-Кульской области. Я занимаюсь правозащитной деятельностью уже около двадцати лет и знаю, что каждый день в разных уголках страны кто-то подвергаются пыткам за закрытыми дверьми без огласки общественности.

За годы своей работы я помогал не только жертвам пыток со стороны правоохранителей, но и тем кто подвергся домашнему или любому другому насилию, которое государство не признает. Юридическую помощь от меня получили более ста человек — вместе мы писали заявления и иски инстанция за инстанцией, чтобы добиться справедливости.

Но 29 мая 2020 года я сам стал жертвой силовиков и помощь потребовалась мне самому. Это был обычный будний рабочий день в Караколе, я бегал по работе и в местном суде подавал иск по очередному делу.

Когда я выходил из здания суда ко мне неожиданно подошли сотрудники ГКНБ и потребовали мой паспорт, который я только что оставил судье. Я решил показать им копию паспорта, которую ношу с собой, но они не приняли ее. Тогда я сказал, что могу забрать и показать им оригинал паспорта, который находился в нескольких шагах от меня — мне снова отказали.

К слову, в Караколе из-за моей правозащитной деятельности многие меня знают, особенно правоохранители. Но эти силовики решили увезти меня и посадить в изолятор до определения моей личности, хотя я мог принести паспорт за несколько минут.

В это время сотрудники ГКНБ разослали журналистам информацию о том, что я подозреваюсь по двум статьям — «мошенничестве» и «подделке документов», о чем я сам не догадывался и наивно ждал, когда мою личность наконец-то установят.

Первое, что я ощутил в изоляторе, куда меня поместили, — это не страх или досаду, а пронизывающий холод, который я в последнее время стал острее ощущать после пережитого бронхита. За решеткой, где я находился, было настежь открыто окно, которое находилось высоко от пола. Я самостоятельно не мог его закрыть, а сотрудники ГКНБ на мои просьбы сделать это, снова привычно отказали.


Я хотел согреться теплой водой, но в изоляторе его тоже не было, как и не было туалетной бумаги для простой гигиены. Я сильно продрог от холода и мне потребовались мои лекарства, которые вместе с горячей едой передала моя семья — их я так не получил.


Я попросил сотрудников ГКНБ провести Стамбульский протокол, по которому документируют пытки, психологическое и физическое давление, но мне отказали. На мои просьбы дать мне поговорить с адвокатом, мне снова отказали, чему я даже не был удивлен.

Из-за несправедливости и нарушения моих прав я начал голодовку, несмотря на плохое состояние. После первой ночи проведенной в холодном изоляторе, 30 мая, мое состояние сильно ухудшилось и мне дважды вызывали скорую. При врачах на мои просьбы провести Стамбульский протокол и зафиксировать давление мне снова отказали.

Только на третий день в изоляторе, уже 31 мая, я узнал о том, что меня подозревают в подделке документов и это дело на меня возбудили еще два месяца назад. В это время мой первый адвокат Асантур Молдогазиев уже находился в Караколе, возле здания ГКНБ, куда его не пускали.

В стенах здания следователь допрашивал меня без защиты и на мои требования предоставить адвоката, он делал вид, что звонит Молдогазиеву и он не берет трубку. Как мне позже сказал сам адвокат, на его телефон в тот не поступил ни один звонок от следователя.

В этот же день мне должны были избрать меру пресечения.

Мы с адвокатом просили о подписке о невыезде, потому что мне нужно посещать врача и ездить по работе и на суды в Бишкек, но нам отказали. Каракольский городской суд назначил мне домашний арест, а мое задержание признал законным.

В суде из дела загадочно исчезло обвинение в «мошенничестве» и осталась только «подделка документов». По их данным, я якобы подделал медицинскую справку, которую получил зимой во время амбулаторного лечения бронхита.

По мнению следствия, я это сделал, чтобы продлить сроки обжалования решения Каракольского горсуда по одному из дел, над которыми я работал. В суде сотрудники ГКНБ заявили, что я подделал справку и сам написал удобные мне цифры. Но эту справку писала медсестра и суд не разрешил нам провести почерковедческую экспертизу.

Но справка — это лишь предлог для моего ареста, попытка дискредитировать мою правозащитную деятельность и месть за освещение пыток правоохранителей. В 2018 году я рассказал общественности о том, как правоохранители подкинули наркотики одному иностранцу и следователь Бахтияр Токушев пытками выбивал у него признание в хранении.

Экспертиза подтвердила пытки и Токушев стал угрожать мне оружием и убийством за огласку темы, из-за чего его уволили. Угрозы повторялись несколько раз и я подал на него жалобы в ГКНБ и прокуратуру, на не получил от них ответа.

Тогда я подал 14 исков в суд против бездействующих сотрудников ГКНБ и прокурора Ыссык-Кульской области. В день, когда меня задержали, 29 мая, суд рассматривал один из этих исков против правоохранителей, чьи коллеги меня и арестовали.

ГКНБ не имеет законных оснований заниматься делом о подделке медсправки и это должны расследовать рядовые сотрудники милиции. Возбудить на меня дело в интересах каракольского ГКНБ, про нарушения которых я рассказывал общественности.

Нажмите на кружочки, чтобы узнать больше о деятельности Камиля Рузиева.

Уже восемь месяцев я борюсь за справедливое решение по моему делу и до сих продолжаю помогать жертвам пыток и домашнего насилия. 

После суда сотрудники ГКНБ давили не только на меня, но и на моих подзащитных, чьи права я защищал. Силовики запугиваниями насильно заставили их на видео сказать о том, что я якобы вымогал у них от 35 до 100 тысяч сомов за юридическую помощь.


Я обращался к президенту, омбудсмену и в парламент, чтобы добиться справедливого расследования моего дела, но они меня проигнорировали. Каракольский городской суд только 22 октября, через пять месяцев после ареста, разрешил провести почерковедческую экспертизу справки и покинуть Каракол, чтобы я мог получить лечение и помогать своим подзащитным в Бишкеке.


Если человеку не может помочь государство, ему поможет народ — этот урок мы вынесли в пик коронавируса и эта помощь нужна мне сейчас. Я стал героем Марафона писем от «Коалиции за равенство», в котором вы можете лишь одним письмом помочь мне добиться справедливости.


Если президент и депутаты парламента на мои обращения могли закрыть глаза, то тысячи писем кыргызстанцев и жителей других стран они не смогут проигнорировать.

Опубликуйте пост в мою поддержку с хэштегами #КамилгеБоштондук и #FreeKamilRuziev, чтобы больше людей узнали о моей истории. Можете отметить в публикации аккаунты депутатов парламента, омбудсмена или президента.

Также вы можете написать письмо напрямую президенту Кыргызстана Садыру Жапарову и генпрокурору Курманкулу Зулушеву, потребовать безопасности моей семьи и справедливого судебного разбирательства.

Ссылка на шаблон письма

Вы можете отправить письмо «Коалиции за равенство» на почту c.equality.kg@gmail.com. Организация обязательно передаст ваши слова мне и органам власти. 

Контакты для отправки письма генеральному прокурору:

E-mail:statement@prokuror.kg

Онлайн-приемная

Адрес: 720044 г. Бишкек, ул. А.Токтоналиева 139

Контакты для отправки письма президенту:

E-mail: pisma@mail.gov.kg

Адрес: 720003, Кыргызстан, г. Бишкек, пр. Чуй, 205.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!