Представители Сообщества юристов Кыргызстана провели брифинг, на котором обсудили риски и вызовы второй по счету за четыре месяца редакции Конституции, которую вынесли на общественное обсуждение 9 февраля. Они обеспокоены тем, как происходящее с основным законом страны влияет на международный имидж республики и может повлиять на стабильность внутри нее. «Клооп» собрал основные тезисы юристов.

Полицейское и суперпрезидентское государство

По словам юристки Таттуубубу Эргешбаевой, один из рисков в том, что по этой версии Конституции законопроекты могут инициировать президент, Генпрокуратура, Верховный суд и Народный Курултай. Это ведет к «полицейскому государству».

«Мы приближаемся к модели Российской Федерации, […] к полицейскому государству. […] Это не совсем положительно отразится на социально-экономической ситуации. Мы, конечно, сразу этого не осознаем, но через полгода-год меры усилятся. Полицейское государство — это очень плохой показатель», — заявила она.

По мнению же специалистки по конституционному праву Сании Токтогазиевой, кыргызстанцам многое не договаривают. Под предлогом «демократических перемен» республику по новой версии Конституции ждут перемены в другую сторону — суперпрезидентского правления.

«Мы имеем химеру, которую представляют под соусом демократической президентской формы правления. На самом деле это суперпрезидентская форма правления, где есть централизованная вертикаль власти, идет манипуляция и популизм. Авторы Конституции и члены совещания не договаривают общественности, о чем она на самом деле. Там скрыто много бомб замедленного действия. Самое главное — нет баланса сил и системы сдержек и противовесов. В той Конституции, где нет системы сдержек и противовесов априори не могут соблюдаться и гарантироваться права и свободы граждан», — заключила она.

Токтогазиева напомнила, что по этой суперпрезидентской версии Конституции глава страны снова может созывать и назначать референдум — это право было у двух бывших президентов Аскара Акаева и Курманбека Бакиева.

«Президент вносит законопроекты в Жогорку Кенеш, определяет структуру правительства. Самое главное, назначает председателей Конституционного и верховного судов, Нацбанка, Счетной палаты, генпрокурора и половину ЦИК. При этом процедура импичмента усложнилась: теперь, чтобы объявить президенту импичмент, нужно будет получить заключение не только Генпрокуратуры, но и Конституционного суда. Учитывая, что генпрокурор и председатель Конституционного суда назначаются президентом, как мы можем даже логически допустить, что процедура импичмента осуществима? У нас за всю историю не один президент не подвергался такой процедуре, а сейчас тем более», — подчеркнула она.

Цензура под вуалью заботы о детях

Юрист Азим Жээнбаев обнаружил зачатки цензуры в статье 10 законопроекта — там, где говорится про то, что цензура в Кыргызстане запрещается.

При этом следующим пунктом идет указание на то, что допускается запрет в стране мероприятий и ограничения информации, что противоречат «моральным и нравственным ценностям, общественному сознанию народа Кыргызстана».

Это делается «в целях защиты подрастающего поколения», но что именно ограничивать и по каким критериям не указано. Нет и интерпретации указанных терминов.

«Эта норма ограничивает свободу слова, ассоциаций, мирных собраний и доступа к информации. Возникает вопрос правовой определенности: как можно определить “мероприятия, противоречащие моральным и нравственным ценностям” и “общественное сознание народа республики”?» — недоумевает он.

По его словам, власти могут использовать эту статью как для официальной цензуры, так и для самоцензуры граждан.

«Статья 10 является известным классическим примером сдерживающего воздействия на свободу выражения мнения. В международном праве это любой вид наказания за законное осуществление наших прав, которое приводит к самоцензуре. Вопрос о том, какие ценности на самом деле соответствуют морали или общественному сознанию народа Кыргызстан, может широко интерпретироваться — статья недостаточно четко сформулирована», — отметил он.

Эта размытость и отсутствие формулировок создают возможности для злоупотреблений.

«Цензура на основании вреда нравственным ценностям, которые не определены, неприменимая, поскольку основана на ложном представлении о том, что культура является монолитной. В Кыргызстане живут люди с различными взглядами и убеждениями, разными системами верований, при этом у них должна быть одна правовая система, которая прописана в Конституции», — напоминает Жээнбаев.

Про фашизм и бомбу для президента

Адвокат Нурбек Токтакунов посчитал, что эта версия основного закона «фашистская» поскольку права человека ставятся в ней ниже прав нации.

«Это проект монархической и фашистской Конституции. Это даже не латиноамериканская модель, где де-юре есть какой-то баланс, а де-факто президент властвует за счет контроля и силовых структур. У нас же даже де-юре властвует президент, потому что парламент это просто мальчик на побегушках, а судьи — вообще никто. Почему фашистская? Потому что там, где говорят о неких духовных ценностях, о праве нации и национальных духовных ценностях вместо прав человека — это всегда фашизм», — отметил он.

По словам Токтакунова, в конечном итоге этот проект Конституции при реализации способен «угробить» того, кто его необходимость продвигал — Садыра Жапарова.

«Потому что от 90 депутатов в относительной стабильности импичмент невозможен. Но в критической ситуации, когда депутаты почувствуют запах жареного, очень легко какие-то силы могут через депутатов организовать импичмент самому Садыру Жапарову. Достаточно 60 депутатов, чтобы все всколыхнулось. Сначала будет импичмент, а потом опять нам со всей кашей разбираться. Так что это угроза прежде всего для самого Садыра Жапарова», — заключил Токтакунов.

О том, что итоговый документ получился опасным не только для страны, но и для инициатора его создания, президента Жапарова, сказала и Динара Ошурахунова. По мнению правозащитницы, проект не отражает его главных обещаний — борьбы с коррупцией и того, что новая Конституция будет написана для народа и даст народу власть.

«Мы увидели, что Конституция не написана в интересах народа, граждан, парламента, политиков, она написана в интересах кучки людей, которая сидела и реализовала свои амбиции в совещании, и она даже не в интересах Садыра Жапарова», — считает она.

Про поспешность решений

Юристка Таттуубубу Эргешбаева отметила, что русский и кыргызский варианты основного закона не совпадают. При этом приоритетной версией считается та, что на кыргызском языке.

Обе версии нужно не только сделать одинаковыми, но и убрать из них орфографические ошибки, законодательные нюансы и лазейки для злоупотреблений, моменты, нарушающие базовые права человека. Сейчас из 80 предложенных изменений в действующую Конституцию более 60 содержат «риски и необходимость доработки». Выносить такой документ на референдум 12 апреля в один день с выборами в местные кенеши, как сейчас планируется, по мнению юристов, весьма рискованно.

«Поэтому мы призываем депутатов не делать поспешных решений и на 12 апреля 2021 года дату конституционного референдума не назначать. Потому что должно пройти общественное обсуждение. Учитывая то, как написана Конституция, вы не успеваете выставить и утвердить проект, в котором содержится значительное количество рисков», — призвала она.

Эргешбаева также попросила власти отказаться от риторики того, что все, кто выступает с критикой новой версии Конституции, «враги народа». Она призвала представителей власти перенять «созидающую роль» и работать со всем обществом.

Конституция номер два

Проект Конституции от 9 февраля — уже второй по счету после того, как к власти после октябрьских событий пришел Садыр Жапаров. Первую версию опубликовали 17 ноября 2020 года, ее почти сразу же окрестили «Ханституцией», потому что в руках президента могла быть сконцентрирована почти неограниченная власть.

После и.о. президента Талант Мамытов образовал Конституционное совещание, куда вошли более ста человек. Значительная часть из них — идейные и прямые сторонники Садыра Жапарова, инициаторы выдвижения новой версии Конституции, а также специалисты по манасоведению, традиционным знаниям и духовности кыргызов. Легитимность совещания ряд юристов поставил под сомнение, однако оно работало и создало новый проект.

Он был опубликован на сайте парламента 9 февраля. После недовольства гражданского общества его вынесли на общественное обсуждение до рассмотрения парламентом.

Однако и эта версия содержит ряд неточностей,правовых коллизий и нарушений прав человека. Юристы правозащитной клиники «Адилет» проанализировали проект и сочли его слишком сырым и недоработанным для того, чтобы его рассматривал парламент. Как и Сообщество юристов Кыргызстана, они просят более тщательной переработки и вычитки текста и приведение его в соответствие с мировыми нормами права и международными соглашениями.

Так же правозащитная организация «Бир Дуйно» 15 февраля опубликовала свое обращение к спикеру парламента Таланту Мамытову. В нем правозащитники сообщили о том, что члены совещания и «представители радикальных групп» дописывали в проект некоторые «одиозные и антидемократические» статьи.

В обращении правозащитники призвали Мамытова не спешить с принятием проекта новой Конституции и «учесть принципы принятия новых Конституций на опыте успешно развитых стран».

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!