В колонии №19 в селе Жаны-Жер Чуйской области 17 сентября погиб 20-летний контрактник Госслужбы исполнения наказаний (ГСИН) Рустам Иминов.

Погибший Рустам Иминов. Фото / Turmush

Версии инцидента разнятся. По словам родственников погибшего военнослужащего, сначала его командир говорил, что Иминов совершил суицид. В самом ГСИН сообщили, что он «по неосторожности произвел выстрел из табельного пистолета». Однако, позже стало известно, что в качестве подозреваемого задержали сослуживца погибшего.

Родственники Иминова считают, что он не мог совершить суицид и не верят, что его мог застрелить сослуживец. По их мнению, к смерти контрактника может быть причастно руководство колонии.

Что говорит ГСИН и прокуратура?

В ГСИН изданию kaktus.media 18 сентября сообщили, что Рустам Иминов был инструктором отделения служебных собак-кинологов департамента по охране и конвоированию ГСИН.

«[Он] по неосторожности произвел выстрел из табельного пистолета Макарова в оружейке при заряжении пистолета в карауле исправительного учреждения №19 в селе Жаны-Жер. По дороге в больницу он скончался», — рассказали тогда в ГСИН.

В ведомстве добавили, что следственная группа Военной прокуратуры проводит расследование по этому инциденту.

Уже 20 сентября в Генпрокуратуре ИА 24.kg сообщили, что по факту смерти Иминова начато досудебное производство по статье «Доведение до самоубийства».

В рамках этого дела задержали сослуживца убитого младшего сержанта К.С. [Кайрата Сонколова] и водворили на гауптвахту Бишкекского гарнизона.

В самом ГСИН инцидент сейчас не комментируют и говорят, что сообщат подробности, когда следствие закончится.

Что говорят родственники погибшего?

По данным «Азаттыка», Иминов был четвёртым ребёнком в семье и 1,5 года служил в колонии №19 в селе Жаны-Жер. В этой колонии отбывают наказание осужденные на пожизненный срок.

Исправительная колония №19 в селе Жаны-Жер, 2015 год

По словам матери погибшего военнослужащего Асыл Адыловой, её сын хотел уволиться со службы и помогать ей, так как она больна. Кроме того, она добавила, что у Иминова поменялся командир и возможно они не ладили.

Адылова сообщила, что 17 сентября она ездила к своему сыну в колонию, за несколько часов до трагедии, чтобы поговорить с руководством о его увольнении. По её словам, замкомандира пообещал ей, что вопрос решится в ближайшее время

«Тогда только три часа назад я видела его живым, попрощалась. Он был в порядке, находился на дежурстве. Всё было хорошо, только командира на месте не было. Сейчас этот командир избегает нас. Когда я приехала домой [17 сентября], мне позвонил его командир и сказал: “ваш сын застрелился”. С самого начала они хотели всё это показать, как суицид. Я не поверила в это. Они не давали моему сыну табельное оружие, он всего лишь был младшим сержантом. Был кинологом. Моего сына убили. А сейчас всё это хотят повесить на молодого сослуживца моего сына», — рассказала она «Азаттыку».

«Он жаловался на службу»

По словам младшей сестры погибшего военнослужащего, Иминов жаловался на службу и на командира, и хотел уйти.

«Служба брата проходила тяжело. Когда мы услышали, что зимой он остался без обуви, мама поехала туда. С самого начала в отношении него были угрозы, принуждения. Из-за этого он хотел уйти, но для этого родители должны были поставить подпись. В тот злополучный день мама встретилась с братом, около получаса поговорили и на прощанье он сказал: “Мама, хорошо доберитесь домой. Командира нашего сейчас нет”», — рассказала она Turmush.

Что известно о задержанном?

По словам Адыловой, к ее сыну приставили пять солдат, он обучал их работе кинолога. Сейчас следствие предполагает, что один из них мог взять оружие Рустама и случайно выстрелить в него. По ее словам, пуля попала в заднюю часть уха и вылетела из глаза.

Задержанному сослуживцу Иминова, Кайрату Сонколову 19 лет. По словам его родственников, ему оставалось меньше месяца до окончания срока службы. Мать Иминова считает, что солдат, собирающийся окончить службу, не пошел бы на такой шаг.

«Возьми вину на себя»

Дядя подозреваемого Сонколова, Талант Сонколов заявил в интервью «Азаттыку», что его племянника пытали и говорили, чтобы он взял всю вину на себя.

«Нам позвонили только через два дня после происшествия. Оказывается, в первый день сказали, что парень застрелился сам, а во второй день сказали, что его застрелили. Ему [Кайрату Сонколову] сказали, что если он возьмет на себя вину, то легко отделается, если получит от матери умершего заявление о том, что она не имеет претензий. Два дня его пытали, чтобы он взял вину. Он сказал, что слышал о ссоре между умершим и его командиром. Но у племянника с погибшим парнем были хорошие отношения. Он, оказывается, говорил, что поедет с моим племянником, когда у того закончится срок службы, купит его маме цветы. Его мать сейчас болеет, лежит в постели, я ей ничего не сказал. Я сам вырастил племянника. Он ушел в армии добровольно, оставил работу. Раньше работал на стройке», — рассказал Сонколов.

«Покажите запись с камер»

Родственники погибшего военнослужащего сообщили, что следствие не предоставило никаких доказательств того, что Иминов застрелился или его застрелили. Они требуют обнародовать запись с камер наблюдения.

«Я сказала им, чтобы они показали, что он сам себя застрелил, чтобы доказали это. Говорят, что там нет камер. Но там сидят люди, которых приговорили к пожизненному заключению, за терроризм сидят. Там есть все. Даже перед туалетом есть, отслеживают, кто заходит и выходит. Почему сделавшие это должны оставаться на своих местах? В первую очередь привлечь к ответственности нужно командира. Мой сын работал под его началом. Он не приехал, когда привезли тело сына, не выразил соболезнования. Я на этом не остановлюсь», — рассказала мать погибшего военнослужащего.

Смерть на службе

По мнению главы правозащитной организации «Кылым шамы» Гульшайыр Абдирасуловой, смертность в армии снизится только в случае усиления гражданского и родительского контроля в закрытых учреждениях.

Она отметила, что государство несет ответственность за каждого солдата или военнослужащего.

Так по данным «Азаттыка», в 2019 году смерть 13 военнослужащих назвали суицидом, в 2018 году сообщалось о самоубийстве 17 военнослужащих. Но родственники погибших практически во всех случаях заявляют, что они не могли совершить суицид.

Последний такой громкий случай произошёл в конце декабря. 22-летнего военнослужащего войсковой части №702 в Бишкеке Бексултана Адылбек уулу 21 декабря нашли повешенным. В войсковой части сразу назвали это суицидом.

Однако, родственники погибшего заявили, что не верят в версию самоубийства и требуют справедливого расследования. По словам Гульмиры Артыковой, сестры Адылбек уулу, на бедре покойного были замечены швы и синяки по всему телу.

В ответ в Военной прокуратуре 25 декабря сообщили, что проверят доводы родственников о том, что солдата избили до смерти. Однако, после этого информации о ходе расследования или новых подробностей в ведомстве не сообщали.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!