1 min read

Глава госкомитета нацбезопасности на пресс-конференции в Бишкеке 11 апреля опроверг все обвинения экс-генпрокурора.

Глава ГКНБ объяснил поздний ответ на заявления Байболова тем, что «в эти дни органы были заняты» обеспечением правопорядка и безопасности во время мероприятий, приуроченных к годовщине переворота 7 апреля, и «физически не успевали ответить на эти выпады и высказывания».

Коснувшись денег — 1 млн 600 тысяч долларов — о которых рассказал Байболов в Жогорку Кенеше, Душебаев сообщил, что его служба получила только 900,000 долларов от государства.

«Кубат Калбекович сказал, что спецслужбы съели 1 млн 600 тыс долларов, часть из них осела в карманах. Наверное, он имеет ввиду меня. По 900,000 дан подробный ответ — 400,000 мы получили решением временного правительства, 500,000 — решением президента.Они полностью были оприходованы нами, проходят по всем бухотчетам и они сданы в Центральное казначейство Минфина», — сообщил глава ГКНБ.

700,000 долларов, которые были изъяты ГКНБ в конце сентября 2010 года, по данным ГКНБ, они были сданы в РСК «Банк». Душебаев выразил удивление, что Байболов «не удосужился спросить или позвонить» об этих деньгах во время совместных «совещаний в Белом Доме у президента».

Далее, глава ГКНБ опроверг обвинения о пытках в здании ведомства — он сообщил, что «более 20 раз» учреждене проверялось советником президента Топчубеком Турганилиевым, омбудсменом Турсунбеком Акуном и его сотрудниками, а также депутатами Жогорку Кенеша.

«Были мелкие замечания по санитарно-гигиеническим условиям, которые мы устраняли. Заявления КК, что служба превратилась в гестапо или жандармов, оскорбляют чувства всех сотрудников», — сказал Душебаев.

Он добавил, что личный состав ГКНБ собирается дать свою оценку заявлениям Байболова «в ближайшие дни», а он [Душебаев] «не стал вмешиваться» в этот процесс.