Захваченный демонстрантами БТР. 2010 год.

Сергей Цигельников, оперативник спецподразделения «Альфа», рассказал 21 января на суде по революции 2010 года о том, как он пытался остановить бронетранспортер, когда оборонял дом правительства от митингующих 7 апреля 2010 года.

Цигельникова обвиняют в том, что он стрелял по демонстрантам во время апрельской революции 2010 года, в ходе которой погибли более 80 человек.

Kloop.kg публикует показания Цигельникова с его слов:

Повествование начинается после прибытия спецподразделения «Альфа» в здание Белого дома.

“[Командир спецподразделения «Альфа»] Алмаз Джолдошалиев сказал, что мы переходим в подчинение Службы госохраны.

После того, как мы заняли позицию, послышались взрывы и на нас посыпалась мраморная крошка. Был отдан приказ залечь. Я повернулся и крикнул курсантам, которые от страха сбились в кучу, тоже залечь.

Потом мы узнали о приближении БТР.

БТР приблизился и начал периодически стрелять по Белому дому. Но в какой-то момент он не смог сдвинуться ни вперед ни назад.

Тут я услышал по рации позывные, кажется, седьмой: «Почему не попадаете?».

Прочитать интервью с человеком, который стрелял по Белому дому из БТРа

У меня было поручение не допустить прорыва БТР на территорию.

Водитель БТРа Абдраим Касымов с Алмазбеком Атамбаевым
Новые власти Кыргызстана наградили водителя БТРа Абдраима Касымова за участие в революции

После этого мы сдвинулись на другую позицию, а потом отправились в центральный аппарат [здание ГКНБ]. В центральном аппарате в течение часа мы оказывали помощь.

Через час вышел [глава ГКНБ Мурат] Суталинов в сопровождении неизвестных мне лиц. Было объявлено построение, там он сказал: «Ребята, извините, что так получилось». Сел в машину с неизвестными людьми и уехал.

После этого нам было сказано, что важно не допустить сейчас беспорядков. Я и моя группа выехали на защиту Национального банка. Там мы ознакомились с обстановкой и постоянно выходили на связь с другими группами, так как в разных частях города были слышны выстрелы.

Серия вопросов Цигельникову от гособвинения:

Прокурор (П): Когда вы получили информацию о приближении БТР, вы стреляли в этот момент?

Сергей Цигельников (С.Ц.): Он пытался заехать через южные ворота [Белого дома]. На расстоянии примерно в 15 метров я стрелял в него

П: Вы помните начальников, которые там ходили.

С.Ц.: Я видел людей с особыми воинскими знаками отличия, но не знаю их. В ходе следствия мне пытались навязать какие-то фамилии, но я не знаю тех людей, не видел их позже и не вижу сейчас в зале суда.

П: До вас пытались стрелять [по БТР]?

С.Ц.: Не пытались стрелять, а производили выстрелы, но они уходили выше. Я не знаю, кто это был. Они были в масках и камуфляже. Я стрелял по БТР, когда он застрял в стороне «Илбирса» и не двигался, чтобы исключить вероятность рикошета.

П: Были ли там люди, когда вы стреляли?

С.Ц.: Нет.

П: А если бы там были люди. вы бы продолжали стрелять?

Адвокат Цигельникова: Ваша честь, вопрос является предположением.

Судья снимает вопрос.

С.Ц.: Прежде чем произвести выстрел, я оценил обстановку, рассчитал градус выстрела. В радиусе 200 метров не было людей. По улице Панфилова людей также не было. Расстояние было менее 50 метров, что позволило мне минимизировать опасность. Возможно, в здании или за колоннами были люди, но я их не видел.

Я старался стрелять по ходовой части. чтобы не затронуть экипаж БТР.

Следователем было озвучено, что все прекрасно знают, что стреляло СГО. На следствии я с этим соглашался, но никаких фамилий я не подтверждаю. По сути, я не видел, что стреляли именно СГОшники. Слышал, но не видел.