Кыргызстан: Горько-сладкий привкус жизни семьи сирийских беженцев

Когда 10 лет назад Ольга Ладанова перебралась в Дамаск, чтобы выйти замуж за гражданина Сирии и создать с ним семью, она не поменяла своего кыргызского гражданства. Сегодня семья благодарит этот ее кыргызский паспорт за то, что он спас им всем жизнь.

Оригинал материала опубликован на сайте Eurasianet.org. Автор статьи — Тимур Токтоналиев, выпускник школы журналистики «Клоопа».

До начала гражданской войны в Сирии в начале 2011 года Ольга Ладанова с мужем и двумя сыновьями в относительном комфорте проживала в сирийской столице. Она занималась домашним хозяйством, а муж работал шеф-поваром в ресторане.

Еще до того, как военные действия лишили их семью крыши над головой, они отобрали у их детей детство. «Когда за окном начиналась стрельба, мой шестилетний сын спокойно сообщал мне, из какого вида оружия [сражающиеся] ведут огонь, какие танки стреляют. Играя на улице, дети собирали на земле гильзы, – рассказывает супруг Ольги Ладановой, Мохаммед Нур Аддин. – Это нормальные игры?»

Когда в марте 2012 года сражение между правительственными войсками и силами оппозиции приблизилось к самому их дому, семья покинула его в поисках временного прибежища. Когда вооруженные действия стихли, и люди вернулись домой, то не обнаружили своего многоквартирного дома на прежнем месте и были вынуждены просить приюта у родственников, проживающих в другом районе города. В конце концов семья решила вообще уехать из страны.

Люди идут мимо 12-метровой статуи Свободы «Эркиндик» на площади Ала-Тоо в Бишкеке (2008 года). Кыргызстан предоставил статус беженца 21 гражданину Сирии, бежавшему от продолжающейся три года в этой ближневосточной стране гражданской войны.
Люди идут мимо 12-метровой статуи Свободы «Эркиндик» на площади Ала-Тоо в Бишкеке (2008 года). Кыргызстан предоставил статус беженца 21 гражданину Сирии, бежавшему от продолжающейся три года в этой ближневосточной стране гражданской войны.

В феврале 2013 года такая возможность представилась. Они увидели репортаж по российскому спутниковому каналу, в котором говорилось, что Россия направляет самолет для эвакуации своих граждан. Хотя Ольга Ладанова является гражданкой Кыргызстана, она связалась с российским посольством и договорилась, чтобы ее семью вывезли в Бишкек через Москву.

«Самолет вылетал из Латакии – города на севере Сирии. Мы ехали туда из Дамаска и не знали, доберемся ли до места», – вспоминает 30-летняя Ольга Ладанова. Автобус выехал из столицы, его путь пролегал через районы активных боевых действий, и женщина с мужем и двумя сыновьями (младшему на тот момент был всего годик) проделали его, лежа на полу.

«Нам повезло», – добавляет Мохаммед Нур Аддин на ломаном русском.

Семья Ольги помогла им устроиться, и в феврале этого года Мохаммед Нур Аддин и двое их сыновей – уже семи и двух лет от роду – получили документы на проживание в Бишкеке. Мохаммед Нур Аддин работает поваром, а старший из мальчиков изучает кыргызский язык и этой осенью пойдет в школу.

По данным ООН, с начала гражданской войны в Сирии в начале 2011 года из страны бежало более 2 млн беженцев. Как поведали EurasiaNet.org в министерстве труда, миграции и молодежи, Кыргызстан предоставил статус беженца 21 человеку.

В Кыргызстане Мохаммед Нур Аддин встретил несколько своих соотечественников, но сближаться с ними он не стремится, опасаясь, что кто-то из них может быть или агентами сирийского диктатора Башара Асада, или представителями исламистской оппозиции. В любом случае он опасается так или иначе быть втянутым в противостояние.

«Кто я? Я никто. Я не за тех и не за этих, – объясняет мужчина. – Все они повинны в том, что творится сегодня в Сирии…В начале войны я думал, что они [повстанцы] правильно воюют [против Асада]. Теперь же я не знаю, на чьей стороне правда. Они убивают друг друга, даже не знаю зачем».

Как и другие государства Центральной Азии, Кыргызстан глубоко тревожит возможность радикализации преимущественно мусульманского населения республики.

Информационные сообщения о ситуации в Сирии, под сильным влиянием российских стереотипов, представляют страну очагом исламского террора, куда направляются радикализованные представители меньшинств Центральной Азии для ведения джихада. Поэтому в Кыргызстане Мохаммеда Нур Аддина обстоятельно расспросили о войне, кому он симпатизирует, о его религиозных убеждениях, подчеркнуто уточняя, не террорист ли он.

Вопросы, на его взгляд, были разумными, и по прошествии года мужчина получил статус беженца, позволяющий ему легально трудоустроиться, однако не дающий права на получение государственных пособий и льгот. Работу он нашел незамедлительно (а по прошествии еще трех лет сможет обратиться за получением гражданства).

Однако есть одна проблема, которая по-прежнему тревожит Мохаммеда Нур Аддина. У него имеются еще два сына, 23 и 19 лет от роду, от прежнего брака. Оба служат в армии сирийского правительства, воюя за Асада.

Отец разговаривает с ними по Скайпу, но в последние дни не может с ними связаться, возможно, потому что их передислоцировали в другую часть страны. «Я счастливый и несчастный человек одновременно. Мои родственники, двое моих сыновей остаются в Сирии. Они там сражаются. Как я могу быть счастлив?»

Сыновья и другие родственники неоднократно просили помочь им перебраться в Кыргызстан. Однако родственники жены не могут взять на себя бремя ответственности за такую большую семью, а самому Мохаммеду Нур Аддину с трудом удается обеспечить семью из четырех человек на чужбине. «Если они переедут сюда, кто будет их кормить?» – вопрошает он.