Токмокская милиция провела беседу с местным активистом, выступающим против вступления Кыргызстана в Таможенный союз. Его спрашивали об отношении к Путину и Атамбаеву и попросили «отдохнуть от политики».

Интернет-активист Бахтияр (фамилию он просил не называть), известный в соцсетях под псевдонимом Руслан Кыргызбаев, был приведён 19 августа в местное отделение милиции для беседы о его политических взглядах.

В РОВД Бахтияра, в присутствии матери, спрашивали о политических взглядах и, в частности, о его онлайн-активизме против вступления Кыргызстана в Таможенный союз с Россией, Беларусью и Казахстаном.

«Спрашивали про то, как я отношусь к политике Путина, как я отношусь к политике Атамбаева. Вопросы были вроде «Ты что, поддерживаешь бандеровцев?», «С кем ты общаешься?». Я отвечал им. Говорил, что Путин нарушил международное право, вторгся на территорию Украины. Что не надо было продавать «Кыргызгаз» — мы стали зависимы от России», — рассказывает Бахтияр.

Милиционеры пришли за Бахтияром в Централизованную библиотеку города Токмок, где активист регулярно пользуется бесплатным вай-фаем.

В беседе с ним участвовало шесть человек, из которых один был в гражданской одежде.

Никто из них, по словам Бахтияра, не представился.

«Ко мне [в библиотеке] подошел человек в гражданской одежде, резко посмотрел на меня подозрительно и сурово и сказал: «Давай телефон». С телефона я, как обычно, сидел в интернете и общался в социальных сетях. Он начал все просматривать. Я смотрю, [появились] еще несколько милиционеров в форме. Они даже не представились, а сразу начали спрашивать меня «Кто ты такой? Откуда?», фамилию и данные», — рассказал Бахтияр в интервью Kloop.kg.

«Отдохнуть от политики»

Перед входом в милицию Бахтияр включил диктофон, полную расшифровку его разговора с милиционерами можно прочитать ниже.

Выслушав активиста, сотрудники милиции посоветовали ему «отдохнуть от политики», от социальных сетей, от активной общественной деятельности в интернете.

Бахтияр считает, что его задержали из-за активности в соцсетях, где он состоит в различных оппозиционных группах.

В своих сообщениях он регулярно выступает против вступления Кыргызстана в Таможенный союз.

В начале мая он участвовал в акции против вступления Кыргызстана в ТС, которая прошла в Бишкеке.

Бахтияр также называет себя противником внешней политики России.

«Наше информационное пространство в виде телевидения — там очень много российских каналов, политически ангажированных. А интернет — это альтернатива, чтобы мы могли преподносить народу Кыргызстана», — считает он.

Милиция Токмока пока не доступна для комментариев по поводу беседы с активистом.

В пресс-службе Министерства внутренних дел корреспондентам Kloop.kg сказали, что не знают об этом случае.

Расшифровка разговора Бахтияра с милиционерами:

Милиционер: Ты уже четвертый курс?

Активист: Ага.

Милиционер: Ты, оказывается, слишком увлекся политикой, да?

Мама активиста: Он, оказывается, интересуется политикой.

Активист: Мне нравится политика.

Милиционер: С кем общаешься?

Активист: С разными людьми.

Милиционер: Ну так, библиотека это место, куда можно пойти тихо-мирно и спокойно читать книги, правда?

Активист: Ага.

Милиционер: А ты туда пошел и по телефону говоришь, что нужно закрыть газ, не давать узбекский газ Кыргызстану, нужно делать с Кыргызстаном что-то, говоришь, что одобряешь бандеровцев. Ты что дружишь с бандеровцами?

Активист: Нет, просто, Степан Бандера на самом деле в советской литературе показан как фашист. А на самом деле, сам Степан Бандера умер в фашистском лагере (прим. ред. — Бахтияр, очевидно, ошибается — Бандера сидел в немецком концлагере во время Второй мировой, но умер много лет спустя). Но он был также против НКВДшников, то есть коммунистов, одновременно был он против гитлеровских фашистов. Что Степан Бандера хотел делать? Он хотел избавить Украину от тоталитарных режимов и создать независимую Украину.

Милиционер: Так ты поддерживаешь бандеровцев? Их действия одобряешь?

Активист: То, что они выступают за независимость и от России, и от Запада — я одобряю. А что касается например вот уничтожения, геноцида — я против.

Милиционер: А как насчет Путина? Ты вообще против него?

Активист: То, что он сделал на Украине, нарушил международные права… Москва официально говорит разные вещи, что мы не вторгаемся… А на самом деле, что делает Россия, Кремль точнее? Посылает своих диверсантов, силы специальных операций и ФСБ. И они проводят подрывные работы на территории Украины. Финансируется сепаратизм, отделение. Появляются разные городские республики. Новороссия, например. Представим Кыргызстан, например. Вдруг Узбекистан говорит, что они будут защищать узбекское население. И, например, в Оше создается сепаратизм под названием Ошская народная республика. То есть, это было бы абсурдно, это не правильно, правда? Россия — агрессор, против России выступили все цивилизованные страны кроме… Сто стран были против. Кыргызстан не проголосовал, да, в ООН? И Россию поддержали Зимбабве, не знаю там, какие-то диктаторские Никарагуа…

Милиционер: А как ты относишься к действиям Атамбаева?

Активист: Атамбаев мне в начале нравился, а потом то, что продал [«Кыргызгаз»] за один доллар… Газ можно было вообще не продавать, наказать именно тех, кто привел к долгу. А как Кыргызгаз оказался в долгах больших? К этому привели наш «ИнтерГласс», «ТокмокГаз», «Токмок Теплосеть» и разные компании.

Милиционер: Дай-ка свой телефон.

Мама: А ты вообще, оказывается, по полному вошел в политику? Зачем тебе политика?

Милиционер: Вы чего? (милиционер матери)

Мама: Защищаю.

Активист: Я просто сказал, что возможно за нами придут. Потому что клеветники, враги у меня есть именно пророссийские…

Милиционер: А ты сейчас по этой теме сидя в библиотеке разговаривал? Говорят, что ты с кем-то по телефону разговаривал о политике: насчет газа, об Украине по телефону обсуждал? С кем?

Активист: С разными людьми, например. В основном, например, в «Фейсбуке» находишь разные группы. Например, есть кыргызы которые говорят, мы ни перед кем не должны прогибаться, ни перед Россией прогибаться…

Милиционер: А это что, служба поддержки 0 550 620792, чей номер?

Активист: Техническая поддержка. Если сами позвоните, но единиц у меня мало… Техническая поддержка терминалов платежей. Платишь, деньги суешь, единицы приходят.
Просто я, например, действую в интересах национальной безопасности Кыргызской Республики. А те говорят, Жириновский же говорил, у нас есть определенные политические силы, которые лоббируют, чтобы Кыргызстан вошел в состав…

Милиционер: Хорошо. Начиная с 9 часов… Получается, с кем ты тогда разговаривал? Только с мамой?

Активист: С мамой.

Милиционер: Через «Мегаком» разговаривал или общался с этими людьми, с которыми про политику. С кем общался?

Активист: С разными людьми. Через «Мегаком» или через… Встречи, разговоры. Необязательно через телефон. Бывают живые встречи, как мы с вами разговариваем, так и разговариваем. Необязательно виртуально.

Милиционер: А где вы встречаетесь?

Активист: Это редко.

Милиционер: Где?

Активист: Ну, иногда в Бишкеке. Просто я не понимаю, почему я. Я же именно в интересах Кыргызстана выступаю, а не в интересах России или Америки.

Милиционер: Какой у тебя номер телефона?

Активист: 0559-****39

Милиционер: А интересы Кыргызстана ты в каком порядке поддерживаешь?

Активист: Например, вот народ недоволен тем, что газ продали и в Оше нет газа. Сейчас уровень воды на Токтогульском водохранилище снизился, веерные отключения… Народ сам недоволен. Опять же, такое же случается, как при Бакиеве.

Мама: Все это не нужно тебе.

Милиционер: Бахтияр, ты не устал?

Активист: Нет.

Милиционер: Я наверное… Мать, вы работаете медиком?

Мама: Ага.

Милиционер: Медсестра?

Мама: Да.

Милиционер: Посмотрите глаза вашего сына. Как вы думаете? Он, по-моему, вошел туда.

Активист: Куда?

Мама: В зависимость.

Милиционер: Ты сам не устал?

Активист: Устаю, но… если, например, я просто не хочу, чтобы Кыргызстан вошел в состав России. Я не хочу, потому что…

Милиционер: И поддерживающие люди есть тебя?

Активист: Поддерживающие люди есть и их не один.

Милиционер: Сколько?

Активист: Где-то половина [от] ста.

Милиционер: По городу Токмок?

Активист: Нет, по Кыргызстану.

Милиционер: Ты с ними через … общаешься, да?

Активист: Нет, почему. Вот, Жириновский тоже говорит нагло, политические силы, которые… Как мы можем потерять свой суверенитет? Суверенитет — это одна из главных ценностей…

Милиционер: Вот так, Бахтияр. Отдохни.

Активист: Ага.

Милиционер: Так сколько тебе лет, получается, если родился в 90-м?

Активист: 24.

Милиционер: 24.

Мама: Уже начнется учеба.

Активист: Почему, я свободно гражданскую позицию говорю.

Милиционер: Нет. Свободно гражданскую позицию говоришь, против тебя ничего не говорим. Ты не беспокойся то, что тебя в милицию привели. Сейчас тебя с мамой на беседу привел. Просто на беседу.

Активист: Ага.

Милиционер: Я смотрю, ты уже устал.

Мама: Посмотри на себя, каким ты стал, все время дома! О, Боже.

Милиционер: У тебя, по-моему, от этого голова шатается.

Активист: Нет, просто я помню, что сделали в 1916 году, помню Ата-Бейит, кыргызы лежат в Украине репрессированные. Просто я боюсь, что кыргызы будут, как рабы. Я не хочу. Я считаю, что мы никому не должны подчиняться в международных отношениях.

Милиционер: Международные отношения?

Активист: Ага. Мы не должны ни перед кем прогибаться.

Милиционер: Платная у тебя школа?

Мама: Платная.

Милиционер: Сколько платите?

Мама: У него нет отца, платим часть.

Милиционер: Есть же у него отец.

Мама: Это мой второй муж. А его отец скончался в Алматы. Он не хочет отчиму подчиняться.

Активист: Нет, если человек сидевший в тюрьме, тем более мне будет что-то диктовать, я не буду перед ним вообще…

Мама: Сейчас он нормальный. Работает.

Милиционер: А твой отчим ранее судимый что ли? … Все понятно, на. Выйди-ка в коридор.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. да друг тебе еще надо расти, и не осуждай других я тебе как будущий политик, как сильно любящий политику нечего не думающий кроме политики говорю.

Comments are closed.