Нолан не изменил себе. Возможно, это его opus magnum, однозначно, это бесконечно чувственный и проникновенный фильм, но Нолан остался Ноланом, пусть и сверхамбициозным — «Интерстеллар» сугубо каноничен и заканчивается лихим плот-твистом.

Кристофер Нолан — безумно популярный режиссёр, каждый фильм которого собирает внушительные кассы. Но важнее то, как он создает свой образ. Нолан любит сюжетные игры, тет-а-тет интригуя каждого зрителя неотвеченными вопросами и просторами для интерпретаций. Так было сначала в его детективе «Бессоница» (пусть и с более тонкими намеками), а позже в одной из самых резонансных картин британца, триллере «Начало». Мало какие финалы помнятся с такой отчетливой ясностью — а ответа на вопрос, выбрался ли персонаж Ди Каприо изо сна или нет, до сих пор нет.

15594854242_9db8d791dd_k

«Интерстеллар» выводит зрителей из зала в похожем состоянии — на этот раз обошлось без принципиально важных тайн, но осмыслить произошедшее гораздо труднее, нежели развлекательные истории «Мементо» или «Темного рыцаря». То же «Начало» об исследовании подсознания было исключительно развлекательным продуктом. «Интерстеллар» — игрок другой лиги.

Фильм, который мог попасть в руки Стивена Спилберга, отказавшегося от сценария в последний момент, оказался настолько традиционной научной фантастикой, насколько это вообще возможно при бюджете в 165 миллионов долларов. Такие большие деньги на Sci-Fi не давали, наверно, никогда — прошлогодняя «Гравитация» Альфонсо Куарона стоила 100 миллионов, «Элизиум» Нила Бломкампа 115 миллионов, а «Прометей» Ридли Скотта 130 миллионов. Разница в пару десятков миллионов при тем не менее космических бюджетах разительна лишь при детальном рассмотрении. И Куарон, и Бломкамп, и Скотт, при наличии должных идей и скрытых подтекстов, снимали в первую очередь развлекательные фильмы. Научно-фантастические идеи для двух были лишь сюжетными завязками, а в третьем, «Гравитации», и вовсе отсутствовали.

При всей своей каноничности — поражающие сюжетные повороты, заведомо мощный финал и запредельная зрелищность — «Интерстеллар» не оказывается поп-корновым спектаклем. Но в то же время не оборачивается холодной «Космической одиссеей», отсылками на которую фильм, всё же, напичкан до предела. Зрителю не оставляют додумывать суть строения червоточин или пути за «горизонтом событий», но от него постоянно требуют максимальной концентрации, без которой и сюжетные ходы перестают удивлять.

«Интерстеллар» затрагивает и общую теорию относительности Эйнштейна, и Теорию большого взрыва с её основополагающим элементом, сингулярностью, и, к счастью, обходит теории Шрёдингера.

Из трейлеров было не совсем понятно, сколько в фильме будет Sci-Fi, а сколько сентиментальных сцен, но Нолан изящно нивелирует оба компонента. По сюжету фильма планета Земля истощилась до катастрофических пределов, и возделывать урожайные культуры на ней стало невозможно. Города с незавидной периодичностью заносит пыльными бурями, а правительства сворачивают все военные и исследовательские программы. В школах, из пропагандистских целей отучить детей от любознательности, теперь объясняют, что программа «Аполлон» была инсценировкой, и никто никогда на Луне не высаживался. Герой Мэттью Макконахи, бывший пилот НАСА Купер, во всей этой эсхатологической атмосфере чувствует себя неуютно. Во-первых, от изучения далекого космоса, ему пришлось вернуться на ферму, во-вторых, дискредитирующие программы правительства уничтожили и систему здравоохранения, отчего погибает его жена. Но важнее всего, конечно, то, что он остался на планете, перспективы которой пугающе туманны, с двумя детьми.

-ef118340-ea83-469a-bf9e-58800b56e569

Дальше — события, отдаленно напоминающие начало «Армагедонна» Майкла Бэя, но прописанные, естественно, гораздо более органично и аккуратно. Купер оказывается в составе секретной экспедиции, направляющейся сквозь червоточину на исследование трех планет, орбиты которых проходит в опасной близости от чёрной дыры.

Всю суть астрофизических и космологических проблем в фильме дотошно объясняют зрителю, мотивируя его тесной привязкой научных проблем к сюжетным ходам истории. В определенный момент из убедительной драмы, которые у Нолана до сих пор не получались, фильм перерастает не в фирменный триллер, а в самый амбициозный фильм года. Когда кажется, что одним сюжетным поворотом объяснят нежелание создателей «Интерстеллара» углубляться в щекотливые вопросы (а черные дыры и её составляющие, в том числе образующие их сингулярности и пространство за «горизонтом событий», вместе с темной материей и тёмной энергией остаются одними из самых неизученных разделов астрофизики), фильм внезапно набирает неземные обороты и начинает на полном серьезе выставлять свои гипотезы. В каком из научно-фантастических блокбастеров разъясняли форму червоточин или природу чёрных дыр? «Интерстеллар» в этом плане предельно дружелюбный фильм — он не разграничивает свою аудиторию на тех, кому нужно красочное представление, и тех, кто станет углубляться в теоретические проблемы.

interstellar-movie-still-010-1500x1000

Однако если бы «Интерстеллар» состоял лишь из вышеперечисленного, то на выходе бы получилось не больше дорогой документалки. Будь это в первую очередь фильм о любви, итог несильно отличался бы от череды остальных Sci-Fi проектов, вышедших за последнее десятилетие. Нолан пошел дальше.

Любовь — это физическая величина, изменяющая строение солнечных систем и разрушающая принципы закона Мёрфи. Мысль, безусловно, дерзкая и в определенный момент нисколько не сентиментальная. Нет, «Интерстеллар» берет за душу и чувственными сценами, которыми он чрезвычайно богат, он действует до слёз и точнее всего описывается словом проникновенный. Но совместить громоздкие космологические теории, сведенные до простоты изложения, доступной миллионам зрителей и одобренной ведущими учеными этого сегмента, с идеями Данте («…любовь, что движет солнце и светила») — вот что такое амбициозность.

Фильм «Интерстеллар» режиссёра Кристофера Нолана с Мэттью Макконахи и Энн Хэтэуэй в главных ролях идет в бишкекских кинотеатрах с 6 ноября.


1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.