Новый «Настоящий детектив»: от готики к нуару

В прошедшее воскресенье стартовал второй сезон сериала «Настоящий детектив», в котором играют Винс Вон, Колин Фаррелл и Рейчел Макадамс. Обозреватель Kloop.kg Азамат Омуралиев посмотрел первый эпизод и пришёл к выводу, что смена сеттинга двояко повлияла на сериал.

Когда в прошлом году вышел «Настоящий детектив», произошла маленькая революция. Актёрская игра тандема Мэттью Макконахи—Вуди Харельсон стояла на голову выше всего, что показывали в полнометражных фильмах за весь год. Кажется, Макконахи сыграл лучше себя самого в «Далласском клубе покупателей», и сделал персонажа не только яркого и достоверного, но и запоминающегося.

Его интровертный персонаж, детектив с проблемами с алкоголем и пристрастием к философии Ницше, выглядел экстраординарно и приковывал к себе внимание. Возможно, впервые на телевидении случилась актёрская игра таких масштабов.

Мэттью Макконахи в первом сезоне "Настоящего детектива"
Мэттью Макконахи в первом сезоне “Настоящего детектива”

Однако важен «Настоящий детектив» был не только этим. Это был именно что «детектив» — триллер с постоянной интригой, жёсткой атмосферой и клишированными сценами. Он брал понемногу от каждого поджанра детективов и превращал в высококачественную драму.

И всё это существовало во многом за счёт антуража. Атмосфера болотистой местности штата Луизиана настраивала на мрачное повествование, и именно это помогло выжить суровым готическим мотивам в сериале. «Настоящий детектив» отсылал к Эдгару Аллану По, воздвигал культурный код сложных отсылок и тесно вплетал это в сюжетную линию.

Во втором сезоне, несмотря на то, что сменилось практически всё — фабула сюжета, главные персонажи, место действия и источники вдохновения — приёмы осталось прежними. Клишированное и предельно пафосное театральное действие попытались оправдать на этот раз нуаром.

Всё к этому и располагало: Лос-Анджелес, продажные копы, мафия и джазовые переливы в саундтреке. Однако сила нуара в современном мире гораздо менее эффективна, нежели сила готики. Нуар стабильно эксплуатируется во всех сферах культуры (полнометражный фильм «Только Бог простит», сериал «Сорвиголова» и игра L.A. Noire) и принимается довольно равнодушно.

Rachel McAdams and Colin Farrell investigate in True Detective. Photograph: Lacey Terrell/HBO

Создателям сериала и сюда удалось вписать множество культурных отсылок и реминисценций, однако они не уравнивают пафос происходящего. В новом «Настоящем детективе» ожидаемо нет ни нотки юмора, всё окружено экзистенциализмом, а коррупция и разврат наполняют буквально каждую сцену первого эпизода. Да что говорить, в середине серии девушка в баре распевает песню с текстом «Моя самая нелюбимая жизнь… моя самая нелюбимая жизнь», а заканчивается эпизод меланхоличным пост-панком Ника Кейва.

Но выглядит всё это слегка наиграно: нуар действительно не столь мощен как готика, и создателям, кажется, не стоило так вдаваться в сюжете в пессимизм и трагику.

Что, впрочем, не отменяет одного факта: серия хороша. В каждой сцене чувствуются внутренняя сила и свежесть идей, в которых перемешались самые разные клише детективных жанров. Смена сюжета пришла на пользу сериалу — второй сезон не чувствуется притянутым за уши, в нём все блестит и сверкает новизной.

true-detective

И сюжетные линии, развязанные в первом эпизоде нового сезона, тоже оставляют надежду на лучшее. Эксцентричного персонажа Макконахи из первого сезона заменил гневный коп Колина Фаррелла, угрожающий собственному сыну и травмирующий чужих детей. Также в новом сезоне появились вполне конкретные антагонисты: если в первом сезоне ими были тайные секты и эфемерные насильники, то во втором это русская мафия (которая выглядит вполне терпимо) и харизматичный подонок Винса Вона.

Впрочем, определять, кто здесь действительно плохой парень, наверно, не придётся. Это «Настоящий детектив» и он вернулся с настоящей жизнью, в которой нет белого и чёрного, а есть одна лишь большая серая пустота.