Мой Боуи: Известные кыргызстанцы о смерти музыканта

David Bowie live at Hammersmith Odeon on Ziggy Stardust tour.

Один из самых влиятельных музыкантов XX века Дэвид Боуи скончался 11 января после полутора лет борьбы с раком. Kloop.kg попросил нескольких известных кыргызстанцев рассказать, как они познакомились с творчеством Боуи, и кем он для них останется.

Марина Ким, журналист:

12032856_1045715858802529_1080737518843119192_o-200x130

Во времена моей молодости, когда MTV только-только начало проскальзывать в наши головы, у нас был журнал COOL. Это был очень модный музыкальный журнал, а мы были совсем маленькими, и не знали, что есть «Птюч» (российский молодежный журнал, – прим. автора) и Rolling Stones.

И вот, в одном из номеров я читаю рассказ со словами «Она была как Дэвид Боуи – не как все, не с этой планеты, и если она появлялась в комнате, весь остальной мир переставал существовать». Вот это – про него. Если кто-то был крутой – то он был «как Боуи».

Если гениальный фрик – тоже «как Боуи». Все остальные были всего лишь «как Боуи». Все, что было после – было всего лишь повторами Боуи. Немного Боуи есть в каждом. Немного музыки Боуи есть в каждом айподе.

Кем был для меня Дэвид Боуи? Да пожалуй, никем. Так, эпохой.

Ширин Айтматова, экс-депутат парламента:

Ai-tmatova-SH-200x130

Ещё в свою подростковую бытность, услышав альбом Дэвида Боуи “Black Tie, White Noise” в 1993 году, поняла, что Боуи — саундтрек моей жизни.

В 90-е все мои сверстники слушали совсем другую музыку — grunge. Никто особо не понимал из моих сверстников, почему мне нравился Боуи.

Боуи — уникум, неподвластный времени или же моде. Он оставался всегда самим собой. Таким подросткам, как я, Боуи давал надежду на признание.

Прочитав о кончине Дэвида Боуи, обняла свою 2-летнюю дочку Лолу и включила песню, “Don’t Let Me Down and Down”.

Мы медленно танцевали и прощались с великим творцом нашей эпохи.

Жоомарт Ормонбеков, популярный блогер:

10418499_10152265195431557_1170613269388660485_n-200x130

Умер великий андрогин, который вводил в заблуждение весь мир тем, кого он любит, и своими эпатажными образами, которые и определили не только рок-музыку наших родителей, но и наше понимание искусства, моды и музыки.

В контексте чопорной Британии 60-х годов прошлого века Боуи не просто ещё один фрик, а целая культурная революция с космическими названиями альбомов и не менее космическими хитами.

Не буду лукавить и говорить, что любил и понимал его музыку — для меня его имя в первую очередь ассоциировалось с его красавицей-женой, Иман.

Однако стоит помнить, что уход людей такого масштаба, как Боуи — ещё одно напоминание об окончании эры безбашенного артистизма, подкреплённого кокаином, экспериментальным сексом, и высоким начëсом на голове. На смену приходят интеллигентные рыжие парни в очках и недорогих свитерах.

Влад Вейнгардт, ведущий радиостанции РетроFM, вокалист группы «По»

1147721_505641359513359_410384461_o-200x130

О существовании музыканта Боуи я знал, наверное, лет с 13 — с того самого времени, как стал увлекаться музыкой. Но настоящая «встреча» с его творчеством произошла после того, как я посмотрел фильм «Бархатная золотая жила». Образы главных героев этого фильма были навеяны жизнью двух музыкантов — Дэвида Боуи и Игги Попа (да и само название появилось благодаря песне Боуи “Velvet Goldmine”).

Произошло это в году 2007-м. Тогда-то я и открыл для себя мир Дэвида. Кто он для меня? Прежде всего — творец, существующий вне стилистических рамок, вне границ и вне времени. Первый образ, который меня зацепил это, конечно же, Зигги Стардаст.

А потом я начал слушать все подряд. Для меня это был настоящий космос, пронизанный эмоциями, интеллектом, двусмысленными намеками и дивными измышлениями. Буквально вчера я распаленно рассказывал о его последнем альбоме “Blackstar”, а сегодня Дэвида Боуи нет… странная жизнь. Я не скажу, что я был фанатом, Боуи был для меня примером того, что творчество, если оно настоящее, вне времени… влияние его огромно…

А он, как и Фредди Меркьюри, создал целую эпоху, наполнил ее собой, и громко хлопнул дверь перед самым своим уходом… Хотя, в случае с Боуи, хочется верить, что его смерть — это фантасмагория… И мы обязательно услышим и увидим его в новом обличии и с новой музыкой.

Вот такие странные и путаные мысли в моей голове сейчас…

Дэвид Боуи скончался 11 января на 70-м году жизни после полутора лет борьбы с раком. За несколько дней до смерти музыкант выпустил свой последний, 25-й по счету, альбом, приуроченный к его дню рождения. За 50-летнюю карьеру Боуи было продано более 130 миллионов пластинок. В 2000 году британский журнал NME признал Боуи самым влиятельным музыкантом столетия. Его творчеству посвящали целые конференции, на которых разбирали его эпатажный стиль и эксперименты с музыкой. Все знают знаменитый басовый проигрыш из песни “Ice, Ice baby” Vanilla Ice, но мало кто знает, что его придумал Боуи. Лунная походка Майкла Джексона — всего лишь модифицированный танец Боуи. Его влияние на поп-сцену велико и не останется незаметным.