Бектур Искендер: Почему дочь президента Кыргызстана — историческое явление

На прошлой неделе в Кыргызстане случилось событие, масштабы которого мы пока не осознали — страна узнала, что ребенок президента страны может быть прекрасен.

Повествование ведется от лица журналиста, со-основателя Kloop.kg Бектура Искендера. Подпишитесь на его интереснейший телеграм-канал.

Автор колонки: со-основатель Kloop.kg Бектур Искендер.
Автор колонки: со-основатель Kloop.kg Бектур Искендер.

События развивались стремительно. Ещё 24 марта не было известно ничего. “Спутник” выпустил новость о том, что 19-летняя художница Алия Шагиева заработала 200 тысяч сомов с продажи картин на собственной выставке и решила отдать все средства фонду, который помогает детям с синдромом Дауна.

В этом материале не было ни слова о том, кем являются родители Алии. Тем не менее, реакция читателей была ошеломляющей для уровня кыргызского интернета — в течение суток после публикации, этой новостью поделилось в “Фэйсбуке” больше тысячи человек, и это только с сайта самого “Спутника”.

Людям был заслуженно симпатичен жест юной художницы. Я следил в тот день за всем этим, потому что я знаком с Алиёй. Мы никогда не виделись, но несколько раз переписывались в чате “Фэйсбука”, в основном, как раз, о её творчестве.

Когда-то я рекомендовал ей познакомиться с моим близким другом Маратом Раимкуловым, одним из лучших творцов, что я знаю в родной стране — он и прекрасный художник, и замечательный постановщик очень необычных спектаклей.

Спустя какое-то время я заметил, что Алия и Марат познакомились, и я был этому искренне рад, потому что, мне кажется, они друг друга очень хорошо понимают.

Как и журналисты “Спутника”, я не знал, кто у Алии родители, да и, честно говоря, не думаю, что я вообще этим вопросом был озадачен.

И вот наступило 25 марта — день, когда сразу несколько изданий раскрыли имя отца Алии, и оказался им не кто иной, как президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев.

Разумеется, ажиотаж вокруг художницы разгорелся мгновенно. И хотя я знаю её очень-очень плохо (насколько можно вообще хорошо знать человека, весь опыт общения с которым укладывается, наверное, в две страницы формата A4), я чувствовал, что Алие нелегко.

Что подтвердилось спустя пять дней, когда она впервые публично отреагировала на раскрытие имён её родителей.

И вот этот текст, простой текст одного сообщения в “Фэйсбуке”, войдёт в учебники истории Кыргызстана, поверьте мне. Почитайте его:

Друзья, извините за то, что не отвечала, хотя была в сети. Да, эти дни я часто заходила сюда, читала всё, что происходит…

Posted by Алия Шагиева on Wednesday, March 30, 2016

 

Почему это так важно?

Давайте вспомним этого, довольно гнусного персонажа, сравнений с которым Алие, увы, никак не избежать:

85531892

Максим Курманбекович Бакиев, сын второго президента Кыргызстана. Уверен, у многих моих соотечественников до сих пор мурашки по коже и рвотные позывы одновременно при виде этого человека.

Можно также вспомнить его предшественника, Айдара Аскаровича Акаева, сына первого президента Кыргызстана.

И не только их — был еще Марат Бакиев, занимавший высокую должность в спецслужбах, была ещё Бермет Акаева, почти занявшая кресло депутата, и так далее.

Все они становились в какой-то момент людьми очень заметными и, к великому сожалению всего кыргызского народа, людьми слишком влиятельными.

Я до сих пор убежден, что в 2005 году свергали не совсем как бы только самого президента Акаева, а, скорее, его семью вместе с обнаглевшими детьми. Точно так же, как и в 2010 году большой вклад в революцию внёс Максим Бакиев, которого, кажется, начинали ненавидеть даже школьники.

Сын или дочь президента — это было имя нарицательное чего-то настолько гнусного, грязного и преступного, что людям честным и принципиальным хотелось держаться от этих людей как можно дальше. Другое дело, что не всегда такая возможность давалась — Максим Бакиев, пусть и не в буквальном смысле, но в худшие годы проникал в жизни такого количества людей, что, казалось, оставалось только бежать из страны не глядя. Некоторые, в общем-то, так и делали, и я никогда не посмею осуждать их за это.

Дети двух первых президентов нанесли огромный урон Кыргызстану.

Но как же нам удалось пройти через немыслимое изменение?

Объясните мне, как мы прошли метаморфозу от Максима Бакиева к Алие Шагиевой за каких-то шесть лет?

Как так получилось, что шесть лет назад ребенок президента ассоциировался с дворцами, кортежами и проеданием денег налогоплательщиков, а сегодня ребенок президента — это глубочайшее искусство и пронзительные фотопортреты на фоне старых зданий?

Алия Шагиева. Фото взято с сайта Limon.kg.
Алия Шагиева. Фото взято с сайта Limon.kg.

И немного о президенте

Алия искренне негодует, что часть общества обвинила её в “самопиаре”. Обвинений этих, на мой взгляд, она не заслуживает ни на йоту — насколько я могу судить, она действительно не хотела раскрывать свою настоящую фамилию. Посмотрите или почитайте все её интервью до Дня великого разоблачения — нигде ни слова о семье.

Лишь однажды, в интервью радио “Азаттык”, Алия сказала, что одну картину она приберегла в подарок папе, но имя не назвала.

Алмазбеку Атамбаеву, впрочем, не стоит расслабляться. Да, вопреки нежеланию Алии, она всё же стала роскошным, внезапным, свалившимся с небес пиар-подарком для президента страны.

Но неожиданное появление этой талантливой девушки в общественной жизни Кыргызстана несёт с собой некоторые риски, самый главный из которых — это возможное ослабление общественного контроля над работой президента на фоне прекрасной дочери.

Сейчас как никогда важно обществу отделить в своём сознании родителя от ребенка, как бы трудно это не было. Нам, жителям Кыргызстана, очень важно научиться восхищаться творчеством Алии, и при этом спрашивать с Атамбаева за все ошибки, которые он в своём правлении совершает. А он, на мой взгляд, совершает их немало.

Мы убедились, что Атамбаев — крутой папа. Но давайте не позволим этому факту затмить наш разум — всё-таки этому человеку ещё целых полтора года нужно работать на нас президентом. (Мне нравится именно такая формулировка, и я настаиваю на её употреблении — работать на нас президентом. Под нами я подразумеваю народ Кыргызстана.)

Ролевая модель

Возможно, если бы она не провела выставку, мы никогда и не узнали бы о ней. Но Алия выбрала рискованный путь публичности, и, конечно, рано или поздно это должно было всплыть.

Я знаю, что Алие не будет нравиться пристальное внимание, и, возможно, ей, в том числе, очень не понравится, что я выпустил этот текст. Но я надеюсь сохранить наше с ней общение, и я также уверен, что ничего страшного в раскрытии её семейного древа нет.

Во-первых, это нормально, когда общество знает о жизни детей президента и пристально следит за ними. В контексте первых двух президентов Кыргызстана это даже скорее необходимо.

Как же это удивительно, что я неоднократно призывал людей собирать информацию о детях Атамбаева, не подозревая о том, что я уже знаком с его дочерью:

А расскажите, чем занимаются дети нашего президента Алмазбека Атамбаева? Кто они, как их зовут, сколько им лет, чем влад…

Posted by Бектур Искендер on Monday, November 30, 2015

 

Во-вторых, Алия может стать восхитительной ролевой моделью на много поколений вперёд. Если у неё это получится, то Кыргызстан лишается половины источников бед и катастроф, которые сотрясали страну в первые двадцать лет её независимости.

Всё, что ей нужно сделать — это остаться самой собой.

Потому что Алия — это пример того, что круче всего быть умной, независимой, иметь увлечения, делать людям добро и отказываться от привилегий социального статуса.

Я правда хочу, чтобы именно такие люди вдохновляли как наше общество в целом, так и детей всех будущих президентов.

Фото на главной взято со страницы Шагиевой на “Фэйсбуке”.