Дело Аскарова: Обвинение настаивает на том, что расследование проводилось без нарушений

На шестом заседании по пересмотру дела правозащитника Азимжана Аскарова суд опросил двух представителей правоохранительных органов и правозащитницу Азизу Абдирасулову. Руководитель следственной группы по делу Аскарова сказал, что пытки не применялись и «все было по закону», правозащитница настаивала на том, что Аскарова пытали.

Суд опросил руководителя следственной группы по делу Аскарова Жылдызбека Исмаилова. По его словам, он изучил все материалы дела правозащитника и довел его до суда.

Исмаилов настаивал на том, что Аскарова не пытали, а в его деле не выявлено нарушений со стороны правоохранителей.

«Здесь противоречий никаких нет, указанные вами факты пыток и незаконного задержания были расследованы, нарушений не выявлено. О решении Комитета ООН по правам человека, что пытки были, мне ничего не известно. Когда дело ко мне в руки попало, там уже была избрана мера пресечения. Его уже задержали. От начала расследования до предъявления обвинения было все по закону», — сказал он.

Второй свидетель, следователь Базар-Коргонского РОВД Улугбек Жоробеков рассказал о том, как проходил осмотр места происшествия и обыск дома Аскарова.

По его словам, на месте происшествия были собраны и отправлены на экспертизу пули. Он сказал, что при обыске в доме Аскаровы были изъяты видеокассеты и книги.

Свидетель со стороны защиты, правозащитница Азиза Абдирасулова, сказала, что «уверена» в том, что в отношении Аскарова применялись пытки, потому что она видела соответствующие следы. Она сказала, что задержание Аскарова связано с его правозащитной деятельностью.

Адвокат подсудимого Валерьян Вахитов сообщил суду, что есть фотографии и видеоматериалы, которые готовил Азимжан Аскаров в первые два дня июньских событий на юге страны в 2010 году.

«Я прошу суд приобщить их к делу. Они доказывают, что Аскаров не мог разжигать межнациональную рознь, и призывать узбеков к убийству кыргызов, так как он снимал всех убитых и раненых с обеих сторон. Он защищал права и тех, и других», — сказал адвокат.

Суд оставил вопрос о приобщении этих материалов открытым. Суд планировал выслушать показания Аскарова, но в связи с болезнью его главного адвоката Нурбека Токтакунова рассмотрение дела перенесли на 22 ноября.

Предыдущие заседания

Суд уже провел пять заседаний по пересмотру дела Азимжана Аскарова.

На первом заседании суд заслушал показания жены убитого милиционера Мыктыбека Сулайманова и свидетелей-милиционеров. Трое из шести свидетелей сказали, что не помнят, был ли Аскаров на мосту, когда погиб Сулайманов.

Остальные три милиционера сказали, что видели Аскарова среди протестующих, но не смогли описать, как он выглядел и, что делал в тот день. Они сказали, что он призывал «убивать кыргызов», но точно не смогли рассказать, как это происходило, потому что находились на расстоянии — от 30 до 150 метров.

Аскаров заявил, что показания милиционеров являются ложью. По его словам, во время своей правозащитной деятельности он расследовал их нарушения и против одного из свидетелей-милиционеров было возбуждено дело.

На втором заседании суд заслушал показания шестерых свидетелей — акима Базар-Коргона, прокурора Базар-Коргона, начальника Базар-Коргонского районного отдела Службы национальной безопасности и двух сотрудников СНБ. Также показания дал сокамерник, сидевший с Аскаровым в ИВС после задержания последнего.

Прокурор сказал, что не был на мосту, поэтому не видел Аскарова. Он в своих показаниях опроверг применение пыток в отношении правозащитника.

Аким и представители СНБ сказали, что видели Аскарова на мосту, но не смогли детально рассказать, что он конкретно там делал. Сокамерник Аскарова сказал суду, что избил в камере Аскарова.

Аскаров сказал, что показания о том, что он был на мосту являются ложью.

На третьем заседании суд заслушал показания двух свидетелей со стороны обвинения — Джамили Туражановой, которая занимала пост заместителя прокурора Базар-Коргонского района в 2010 году, и Орозбека Бердибаева, занимавшего должность заместителя прокурора Джалал-Абадской области.

Туражанова рассказала о том, как было обнаружено тело Сулайманова, и как проходило задержание и допрос Азимжана Аскарова.

Сторона защиты пыталась установить, когда именно был взят под стражу Аскаров, чтобы доказать, что были нарушены его права — ему вовремя не предоставили адвоката.

Аскаров также указывал на то, что его пытали, но свидетели со стороны защиты опровергли его слова.

На четвертом заседании суд допросил осужденных вместе с Аскаровым заключенных, которые заявили, что «боятся давать показания» из-за угрозы их жизни. Они также пожаловались на пытки со стороны правоохранительных органов.

Все свидетели сказали, что не были в день беспорядков на мосту, где происходили беспорядки, и не видели там Аскарова.

На пятом заседании все свидетели со стороны защиты — соседи и родственница Аскарова — говорили, что «видели его возле дома» во время столкновения жителей на мосту и убийства милиционера. Они не хотели давать показания в 2010 году, потому что на них «оказывали давление».

Кто такой Аскаров?

Азимжан Аскаров — этнический узбек, правозащитник, проживающий на юге Кыргызстана. Он стал известен благодаря своим публикациям, посвященным пыткам со стороны милиции. На протяжении 15 лет он возглавлял правозащитную организацию «Воздух».

Аскарова задержали 15 июня 2010 года во время межэтнического конфликта на юге Кыргызстана. Правоохранительные органы заявили, что он был одним из организаторов перекрытия дороги Бишкек-Ош, во время которого были избиты милиционеры, а один из сотрудников был сожжен.

Базар-Коргонский суд обвинил Аскарова в «организации массовых беспорядков», «разжигании межнациональной розни» и «соучастии в убийстве». Суд приговорил его в конце 2010 года к пожизненному заключению, но сам Аскаров не признал своей вины. Вместе с ним были осуждены еще восемь человек.

Защита Аскарова неоднократно заявляла, что обвинения в адрес правозащитника «необоснованные». Свидетели утверждали, что Аскаров не присутствовал на месте событий.

После решения суда адвокат правозащитника Валерьян Вахитов заявил, что расследование по делу велось с грубыми нарушениями процессуальных норм. По его словам, обыск дома правозащитника осуществлялся без присутствия хозяев, а доказательства к делу были «неубедительными».

Независимые эксперты заявили, что правозащитник подвергался пыткам, и обвинили власти Кыргызстана в том, что они не реагировали на его жалобы. Они также установили, что во время следствия были нарушены процессуальные нормы, которые не дали возможность Аскарову обеспечить свою защиту.

Соавтор: Александра Ли.