1 min read

Баткенская область Кыргызстана, где сходятся рубежи сразу трех стран — Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана — в приграничных районах похожа на лоскутное одеяло. Проблема очень сложных и неопределенных границ усугубляется здесь наличием анклавов, что приводит к частым пограничным конфликтам. Один из рычагов давления соседей друг на друга — вода — главный ресурс в этой засушливой местности.

Оригинал материала опубликован на сайте «ЛИВЕНЬ. Living Asia». Автор: редактор Kloop.kg Дмитрий Мотинов.

Саламат, живущая в кыргызской части села, набирает воду в арыке – он снабжает водой все село

«Колодцев и кранов у нас нет, все село берет воду из таких арыков, — Саламат, жительница кыргызского приграничного села, показывает в сторону неглубокой канавы. — Пьем тоже ее, но сначала кипятим — у нас же дети, а вода здесь бывает грязная, в нее бросают мусор».

Кок-Таш опутан паутиной арыков – вода в них прибывает из Тортгульского водохранилища.

Через все село проходит система подобных арыков, вода в которые поступает из Тортгульского водохранилища, расположенного неподалеку. Кок-Таш — так называют деревню живущие в ней кыргызстанцы, граждане Таджикистана же зовут ее Сомониен. Государственная граница делит село пополам на кыргызскую и таджикскую части, но вода для его жителей общая.

Вода из водохранилища снабжает и кыргызское, и таджикское население деревни.

Из-за такого расположения Кок-Таш периодически становится эпицентром пограничных конфликтов. Вода в них — либо причина, либо рычаг давления для той или иной стороны.

Государственная граница делит Кок-Таш на кыргызскую и таджикскую части.

Одно из последних крупных столкновений произошло здесь в августе 2015 года. Граждане Таджикистана перекрыли жителям Кок-Таша дорогу для проезда к кладбищу, которая проходит через таджикскую территорию, а кыргызстанцы заблокировали канал, по которому поступает вода в таджикское село Чорку. Обе стороны тогда настаивали, что их оппоненты начали первыми, а остальное было лишь ответной реакцией.

В итоге сотни местных жителей стали закидывать друг-друга камнями — в конфликте пострадало несколько человек.

Дым над водой

Основная проблема приграничных районов в том, что граница как таковая во многих местах не определена. Между Таджикистаном и Кыргызстаном до сих пор есть около 70 спорных участков – это примерно 30% процентов всей общей границы, которая по своей протяженности лишь немного не дотягивает до 1000 километров.

Вопрос делимитации осложняется тем, что две республики в своих переговорах опираются на разные документы: Таджикистан считает, что границу нужно проводить по картам 1930-х годов, кыргызская же сторона утверждает, что правильнее руководствоваться картами 1950-х.

«Главная проблема – не вода, а неопределенность границы, – подтверждает это таджикистанец Мукаддас, житель Чорку, – Мы здесь до сих пор спорим, чья это земля». Он стоит на мосту через реку Исфара, который расположен на очередном спорном участке границы. Это, пожалуй, главная «горячая точка» этих окрестностей – напряженные пограничники обеих стран напоминают своим видом о том, что не так давно здесь стреляли снайперы и разрывались заряды минометов.

Тогда, в январе 2014-го, конфликт произошел не из-за воды — таджикским пограничникам не понравилось, что кыргызстанцы строили здесь дорогу до села Ак-Сай, куда раньше можно было добраться лишь через Таджикистан. Однако во время столкновения из минометов был обстрелян кыргызский водозабор, через который часть воды из Исфары направляется в Тортгульское водохранилище (то самое, откуда снабжается водой Кок-Таш). К счастью, конструкции от обстрела серьезно не пострадали.

На снимающих здесь журналистов пограничники обеих стран реагируют нервно — пока я фотографирую подводящий канал, по которому вода из реки идет в водохранилище, со стороны кыргызских военных прилетает пластиковая бутылка и падает в паре метров от меня. Таджикские пограничники машут руками и требуют не снимать их погранзаставу.

Воду из Исфары здесь делят так же, как и 35 лет назад – по документам, подписанным министром мелиорации и водного хозяйства СССР в 1982 году – 55% объема воды достается Таджикистану, 37% – Кыргызстану, а 8% уходит в Узбекистан.

Пластиковая бутылка плывет по водам озера Торт-Гуль.

До Тортгульского водохранилища отсюда почти двадцать километров пути – канал, питающий водоем, тянется до него прямо по обочине дороги. Возведенное в начале 1970-х годов, водохранилище оживило земли вокруг себя – здесь появились абрикосовые сады и виноградники, площадь пригодных для возделывания земель увеличилась в 3-4 раза, стали строиться новые села.

Торт-Гуль, как и прежде, питает водой земли на много километров вокруг, но объемов воды в нем уже не хватает – население Баткенской области только за последние двадцать лет выросло более чем на 100 тысяч человек. Еле колышащуюся гладь водохранилища то тут, то там разрывает торчащий из воды мусор, который прибило к берегу – в основном это пластиковые бутылки.

Мусор скопился и на берегу озера.

Конфликты и их решения

Несмотря на то, что пограничная ситуация между двумя странами обострилась после краха советской системы, в которой границы между республиками были административными и не имели столь большого значения, первые серьезные конфликты начались здесь еще в начале 1980-х. Уже на рубеже 90-х ситуация была по-настоящему напряженной и сопровождалась требованиями Таджикистана передать спорные земли ему.

Вода периодически становилась главным объектом споров – столкновения из-за ее распределения происходили здесь и в 1998 году, а в марте 2008-го граждане Таджикистана пытались с помощью экскаватора разрушить кыргызскую дамбу на одном из каналов – она не пропускала поливную воду на таджикскую территорию.

Примерно в тридцати километрах от Кок-Таша находится другое кыргызское село – Кара-Бак. Оно тоже расположено рядом с таджикской границей, и вопрос совместного использования поливной воды гражданами двух стран стоит здесь довольно серьезно. Канал Чилгази, который проходит через деревню и прорезает территорию Кыргызстана на протяжении чуть более двух километров, используется и кыргызским, и таджикским населением.

Большая часть канала – около 20 километров – проходит по территории Таджикистана. До недавнего времени население приграничных территорий просто в устной форме договаривалось о его совместном использовании, в результате с поливной водой возникали серьезные перебои.

Батриддин Нажимийдинов, работающий в ассоциации водопользователей села уже более 20 лет, вспоминает, что в последний раз вода в него прекратила поступать на целых три или четыре года, несмотря на то, что Чилгази неплохо оснащен. Еще десять лет назад канал забетонировали, что почти свело на нет потери воды в нем, которые до того достигали 40%.

Проходя через кыргызскую территорию, вода в канале идет дальше в Таджикистан, где снабжает село Лаккон.

Вопрос с перебоями воды был решен подписанием соглашения – в 2015 году районные управления водного хозяйства с кыргызской и таджикской стороны подписали договор о совместном использовании канала – кыргызстанцам достается 20% объема воды, идущей через него – это 200 литров в секунду.

В отличие от Кок-Таша, в Кара-Баке есть питьевая вода – здесь работает система колонок.

За тем, чтобы население Кара-Бака не забирало больше воды, следит местный житель – кыргызстанец, чья должность здесь называется «мураб». Зарплату ему платит таджикская сторона. Символично, что жители Кара-Бака называют канал «Дружба».

Из-за малого уклона за год канал сильно загрязняется – весной его всем селом чистят вручную.

Благодаря такому трансграничному сотрудничеству более 10 тысяч жителей приграничной зоны со стороны Кыргызстана снабжены поливной водой в самые засушливые летние месяцы, когда она особенно необходима.

Поливная вода в канал подается в основном только летом, когда она особенно необходима. У приграничных сел есть и другие источники воды – в Карабак она поступает из того же Тортгульского водохранилища.