«Враг у ворот»: Как «Первый канал» рассказал о вербовке экстремистов в Кыргызстане

1 min read
Сюжет «Первого канала» называется «Враг у ворот» и посвящен вербовке экстремистов в Кыргызстане.

Российский «Первый канал» выпустил 15-минутный сюжет «Враг у ворот», который посвящен «исламскому подъему» в Кыргызстане. В самом Кыргызстане репортаж вызвал неоднозначную реакцию.

Сюжет был выпущен 23 апреля и показан на российском «Первом канале». Перед тем, как показать сюжет, диктор Валерий Фадеев говорит о том, что за последнюю неделю спецслужбы России «задержали и уничтожили» боевиков, которые готовили теракты и вербовали молодых людей.

Сюжет «Первого канала» о Кыргызстане.

Затем Фадеев указывает на взаимосвязь, что все задержанные — уроженцы Центральной Азии, а поток мигрантов из этих стран в Россию «огромный».

Диктор констатирует, что тысячи выходцев из Центральной Азии воюют в рядах запрещенной экстремистской группировки «Исламское государство» (ИГИЛ). Но затем Фадеев добавляет, что «отгородиться от этих стран невозможно» и предлагает странам ЕАЭС решать вместе проблемы терроризма. После этих слов диктор переходит в самому сюжету.

Интервью с «бывшими членами ИГИЛ»

Репортаж журналиста Георгия Олисашвили «Враг у ворот» посвящен вербовке в радикальные группировки в Центральной Азии, но все действие сюжета идет на юге Кыргызстана. Репортаж начинается с интервью двух бывших заключенных, которых называют «бывшими членами ИГИЛ».

Первым показывают дальнобойщика Бабура — он говорит, что попал в Сирию из Турции, когда поехал туда «работать к пацанам». Следующим в кадре появляется Халил, который говорит, что был в Сирии, но не участвовал в боях, а был поваром для экстремистов.

«От администратора в интернет-форуме я узнал, что мусульманам в Сирии нужна помощь. Я туда поехал. Я не воевал, а просто готовил им еду», — говорит Халил.

Халила в сюжете называют «бывшим членом ИГИЛ».

Третий герой сюжета Исмаилжан Мамаджанов, которого представили как бывшего члена Джебхат ан-Нусры, говорит, что «никогда не был таким исламским фанатиком» и сам «по сути пацифист».

После слова «пацифист» Олисашвили добавляет «самому смешно», и что после кадров из Сирии Мамаджанов «забыл о своих пацифистских убеждениях» и его «потянуло на подвиги».

Журналист подытоживает интервью с тремя героями тем, что «таких историй в Оше сотни».

Вербовка

Действие сюжета переносится в мечеть, где проходит намаз. Олисашвили говорит, что ислам в Оше — «не просто часть культуры, а мода».

Затем журналист берет интервью у «осужденного за вербовку» Эмира, который объясняет, как вовлекает людей в радикальные течения после массовых молитв.

«Мы вместе ходим в мечеть, что-то рассказываем, и я рассказываю, допустим, сверх того, что рассказывает имам. Я говорю, в исламе это будет вот так, есть такой пример, есть такой хадис, при Пророке было вот так. И, естественно, вот это неинформированность. Они [спрашивают], а где это можно узнать? [Я отвечаю:] “Да я тебе могу это преподать. Я могу тебя познакомить”»,— говорит «вербовщик» Эмир, лицо которого не показано.

Лицо «осужденного за вербовку» Эмира не показано.

Эмира сменяет видеоряд из колонии — Олисашвили говорит, что осужденных за экстремизм вынуждены держать в отдельных камерах, чтобы избежать вербовки.

Потом идет разговор с семьей Турабаевых, которые рассказывают, как их дочь Барчынай уехала в Сирию и несколько раз вышла там замуж. Дочь Барчынай, которая осталась в Кыргызстане, кивает головой в ответ на вопрос журналиста о том, скучает ли она по маме. Отец Барчынай уже не верит, что она вернется домой живой.

Затем действие переносится в одну ошскую махаллю, где живут этнические узбеки. По словам репортера Олисашвили, кыргызские узбеки «исторически более религиозны» — живут по своим правилам и строят собственные мечети.

«И потому за молодежь из махалли экстремисты разных мастей ведут настоящую войну. Акбар Жалилов, смертник из петербургского метро — как раз отсюда», — говорит журналист.

Разговор с семьей Азимовых

Автор сюжета также поговорил с семьей уроженцев Кыргызстана Аброра и Акрама Азимовых, задержанных по подозрению в причастности к теракту в петербургском метро.

Младший брат Билол Азимов объясняет журналисту, что его брат Акрам летал в Турцию и продавал там товар, но какой именно — неизвестно. Олисашвили считает, что родственники «могли многого не знать про Акрама».

Мать братьев говорит, что Акрам находился в ошской больнице на лечении, откуда его забрали кыргызские спецслужб. Затем она увидела своего сына только по телевизору после того, как его задержали в России.

В качестве подтверждения своих слов мать Азимова показывает журналисту выписку из больницы, в которой написано, в какие даты Акрам находился на лечении. О самой выписке ничего в сюжете не говорят.

Российское гражданство и паспорта

Олисашвили уверен, что братья Азимовы и предполагаемый террорист-смертник Акбаржон Жалилов, получили российское гражданство, «предоставив ложные документы».

Далее журналисты показывают интервью с «бывшим боевиком ИГИЛа», который купил себе поддельный паспорт в Стамбуле, прилетел в Украину и оттуда приехал в Россию.

Олисашвили уверен, что «с документами у тех, кто сотрудничает с ИГИЛ, проблем не возникает».

Семья Турабаевых показывает фото Барчынай с дочкой.

Последний респондент в сюжете — руководитель Антитеррористического центра государств-участников СНГ Андрей Новиков. Он говорит, что боевики представляют опасность, потому что обладают навыками «мини-взрывной войны».

«Кто-то, так сказать, приезжает с чистым намерениями, разочаровавшись в идеологии и остальных вещах, кто-то приезжает с другими намерениями совершенно, с борьбой против неверных, с совершением терактов», — заключает он.

Сюжет «Враг у ворот» заканчивается выводами Олисашвили — журналист говорит, что теракт в Петербурге можно было избежать, если бы Кыргызстан и Турция прилагали больше усилий.

«Петербургского теракта могло и не быть, если бы в Бишкеке знали, с кем из земляков общается Жалилов за границей. Если бы Москве сообщили о его турецких делах. Если бы Анкара закрыла, наконец, дыру на границе с Сирией», — считает репортер.

Реакции

Депутат кыргызского парламента Мыктыбек Абдылдаев считает, что сюжет «приносит негатив» в адрес Кыргызстана. Он потребовал, чтобы МИД Кыргызстана «оперативно реагировал» на такие передачи.

Министр иностранных дел Эрлан Абдылдаев ответил, что официальные лица России «не поддерживают политику», которая озвучена в сюжете.

Опрошенные изданием «Заноза» эксперты разошлись во мнениях.

Политолог Игорь Шестаков считает, что делать обобщающие выводы в отношении региона по нескольким людям — необъективно. «От некоторых российских СМИ меня начинает коробить. То, что сейчас они делают, смахивает на истерию по одному человеку», — говорит он.

Шеф-редактор по Кыргызстану издания «Регнум» Григорий Михайлов говорит, что сюжеты по телевидению можно проигнорировать и списать на попытки найти внешнего врага, но он добавляет, что, как минимум, большая часть озвученного — правда. «Угроза налицо, и с ней нужно бороться», — считает он.

Политолог Эдиль Осмонбетов считает, что российские СМИ ведут «обычную медиа-войну» против Кыргызстана тогда, как сами власти России ищут союзников в геополитике.

«Но [СМИ] не задаются вопросами, почему некоторые получают так быстро российское гражданство? Стоит ли всех грести под одну гребенку? При этом доказано, что большинство людей вербуются ИГИЛ именно в России. Страны должны объединяться в борьбе с общим врагом», — говорит Осмонбетов.