Бермет Букашева: Как работает портретная пропаганда Бабанова

1 min read
Фото: Тем Колосов

Сколько бы мы ни критиковали обилие портретов Омурбека Бабанова на рекламных щитах, эта технология — правильная и психологически обоснованная.

Материалы, опубликованные в рубрике «Мнение», выражают личную позицию их авторов.

Портретная пропаганда — традиция тоталитарного общества. В Америке, например, такого вида политической рекламы просто не существует. Но учитывая специфику и менталитет постсоветского общества, в таких странах как Кыргызстан она все еще оправдывает себя.

Билборды Бабанова, размашисто заполонившие Бишкек, и справедливо охарактеризованные понятием «too much» — слишком много, а потому безвкусно — живут не по закону искусства, дизайна и культуры. Они живут по законам войны и политики. Пропаганда — это по сути информационная война. Поэтому рекламные щиты и прочие ролики сродни дымовым шашкам.

Во-первых, для устрашения противника. Многие армии в истории человечества создавали видимость многочисленности войска путём специальных трюков, чтобы деморализовать врага и победить его как в блицкриге — молниеносной войне.

Психологическая атака помогла быстро. К сильному всегда подтягиваются союзники (читай — сдаются в плен). Так, на сторону Бабанова уже переходят конкуренты-тяжеловесы, такие как Торобаев. На очереди Мадумаров и кто-нибудь еще. Так называемый цвет нации, интеллигенция и общественные деятели уже мечутся между Бабановым и Сариевым.

Бермет Букашева, журналист, автор, независимый мыслитель Кыргызстан-США.
Фото: Тем Колосов

Для избирателей — это тоже трюк. Внушение, зомбирование масс, внедрение в их сознание образа лидера гонки. По такому же принципу работает накручивание рейтингов. Люди склонны идти за толпой.

«Если большинство за Бабанова, то и я за Бабанова», — думает среднестатистический избиратель. Те, кто не следует за стадом, всегда в меньшинстве. Они, вообще, как правило, голосовать не ходят. И очень неправильно делают, конечно. Но это уже другая тема.

Эта политтехнология рассчитана даже на тех, кто вначале презрительно морщатся: «Че за лажа, зачем так много портретов, перебор». На самом деле они подсознательно уже под влиянием этой рекламы. Эти информированные и сравнительно продвинутые люди ещё сильнее настроены против административного ресурса, поэтому когда выбор станет узким (Бабанов или Жээнбеков), они проголосуют за Бабанова.

Кроме того, это деморализует избирательные штабы других кандидатов, таких как Темир Сариев. Состоящие в них мальчики и девочки на фоне массированного вброса на «рынок» чужого бренда перестают верить в победу своего.

Фото: Александра Титова

Трамп все время преувеличивал количество своих сторонников и избирателей, пришедших на встречу с ним. Он постоянно орал, что у него «огромная», «невероятная» по количеству поддержка, что он собирает несметные толпы, и что медиа врут, занижая его рейтинги. Слова «huge» и «incredible» стали визитными карточками Трампа, подсознательно идентифицируясь с ним. СМИ, пародируя и критикуя, повторяли и показывали его, невольно и бесплатно делая ему рекламу. Трамп был везде: его голос, образ, его твиты доминировали. В результате, народ постепенно привык к нему, и многие из протестного электората, кто стоял в сторонке, не зная, какое из двух зол выбрать, как заговоренные, присоединялись к его толпе.

Параллельно должна идти массированная дискредитация кандидата от власти, его партии, дискредитация уходящего лидера, который двигает кандидата как своего преемника. Скандал с «Лиглассом» здесь играет основную роль. В Америке кандидаты в президенты критиковали Обаму, хотя он уже не баллотировался. Но Хиллари была его преемницей от демпартии, и все стрелы, пущенные в слабые места Обамы, разили ее.

Поэтому мишенью в кампании Бабанова должна быть СДПК в целом — неважно, будет это Сапар Исаков, «хромая утка» или сам Сооронбай Жээнбеков. Все будет работать против кандидата от власти. Кроме коррупционных скандалов, необходимо педалировать зажим свободы слова и преследование политических оппонентов.

Бабанову надо говорить об этом самому, и очень важно бить на нарушения выборного законодательства, на применение административного ресурса. Ему следует держать флаг борца за свободу волеизъявления. Это будет цинично, потому что гражданская активность, скорее всего, в ряде случаев будет оплачиваться. Но мальчики и девочки научатся не бояться властей и преподавателей, научатся голосовать так, как хотят сами: за деньги или по зову сердца, но не за пинки и угрозы.