Вход на крытый рынок в Ереване. Фото: Александра Ли / Kloop.kg

На центральных улицах Еревана много туристов. Официанты зазывают на обед, а прохожие охотно помогают заблудившимся иностранцам найти дорогу. Главная площадь города пуста из-за жары и на ней виднеются только машины с рекламой туров по достопримечательностям.

В магазинах и на рынках можно найти много футболок и бейсболок с надписью на армянском «Будь смелее» — девизом прошедших в апреле протестов. На некоторых из них изображен лидер революции — новый премьер-министр страны Никол Пашинян. Но в остальном, ничто не указывает на то, что несколько месяцев назад в Армении прошли самые масштабные протесты в истории страны, которые привели к смене правительства. В СМИ эти протесты назвали «Бархатной революцией», армяне же зовут ее «Революцией любви».

Отец троих детей Эдвард Арутюнян был одним из десятков тысяч вышедших на протесты. Сперва он не верил в революцию и не обращал внимание на протестующих. Но в один день все поменялось — во время митинга подростки остановили его машину и попросили помочь перекрыть дорогу. Такая просьба от юных протестующих настолько растрогала Эдварда, что он согласился и поверил, что в стране можно что-то изменить.

«Я начал плакать, честно. Помог детям перекрыть улицу, попросил прощения, что оставляю их, и поехал в центр делать свою революцию. С этого момента я был там с утра до вечера», — рассказывает он.

До смены власти Эдвард, как и многие жители Еревана, постоянно думал о том, чтобы уехать из Армении.

«Сейчас я уже начал любить свою страну, хочу жить в ней, растить здесь детей. Я согласен даже работать в такси, но видеть, как люди улыбаются и смеются. Не то, что раньше было — у всех в глазах только мрак и страдание, — говорит он. — Ситуация сейчас очень классная. Такое ощущение, что Армения заново родилась».

Футболки с изображением Никола Пашиняна на ереванском рынке «Вернисаж». Фото: Александра Ли / Kloop.kg

Молодые министры и подготовка к выборам

Вслед за новым премьером к власти пришли и недавние революционеры — самоуверенные, амбициозные, но в чем-то пока недостаточно опытные, а в чем-то и вовсе наивные.

Недавно занявшие свои посты замминистра иностранных дел Рубен Рубенян и советник премьера по внешним отношениям Арсен Харатян, не могут дать исчерпывающие ответы на вопросы журналистов без помощи пресс-секретаря МИДа Тиграна Балаяна, который работает там уже 20 лет.

Но к неопытности новых министров общество относится с пониманием — прошлая власть не подпускала к высоким чинам новых людей, и молодые политики просто не имели шанса набраться опыта в государственном управлении.

Здание правительства Армении. Фото: Александра Ли / Kloop.kg

Пока новые чиновники говорят, что кардинальных изменений в ближайшее время не будет, так как они только временное правительство и основная работа начнется уже после парламентских выборов, которые хотят провести не позже весны 2019 года.

Министр образования Араик Аратюнян, как и остальные чиновники, готовится к выборам — в его планах сделать так, чтобы здания учебных заведений не использовали в качестве избирательных участков.

«Большинство директоров школ и ректоров вузов представляли прежнюю партию власти (РПА), которая была во главе правительства. Это помогало партии злоупотреблять ресурсами и обеспечиваться себе голоса во время выборов», — объясняет министр.

Он предлагает арендовать здания для избирательных участков и перестать заставлять учителей помогать в организации и проведении выборов.

Араик Аратюнян

Всего в армянском парламенте 105 мест, сейчас 50 из них занимают депутаты правящей фракции «Республиканская партия Армении» (РПА) бывшего президента и премьер-министра Сержа Саргсяна.

Фракция Пашиняна — «Елк» — занимает всего 9 мест, но её депутаты настолько самоуверенны, что говорят журналистам о «полной деморализации» своих оппонентов.

«Ко мне подошел один из депутатов правящей партии и спросил, можно ли попросить моего помощника давать ему расписание заседаний в комитетах, потому что ему эту информацию не дают. Они полностью деморализованы. Я не знаю, как они будут участвовать в выборах», — говорит депутат фракции «Елк» Ален Симонян.

Сейчас большие политические силы в Армении заняты подготовкой к грядущим парламентским выборам: систему голосования упрощают, а порог для прохождения в парламент снижают — чтобы в парламент попало больше партий.

Кинотеатр «Москва» на площади Шарля Азнавура в Ереване. Фото: Александра Ли / Kloop.kg

Аресты бывших чиновников

На фоне подготовки к выборам задерживают бывших чиновников и родственников Саргсяна. Одним из первых задержали бывшего замминистра обороны и экс-депутата парламента от РПА Манвела Григоряна.

Служба нацбезопасности распространила в СМИ видео обыска в его резиденции. Там спецслужбы нашли гуманитарную помощь, которую должны были отправить солдатам: тушенку, обувь, одежду, нижнее белье, влажные салфетки.

Помимо этого, в резиденции нашли крупные суммы наличных, огнестрельное оружие и дорогие автомобили. Григоряна обвинили в незаконном хранении оружия и хищениях в особо крупном размере и арестовали на три месяца, пока не закончится следствие.

Сам арест Григоряна не транслировали — в отличие от задержания младшего брата Саргсяна, которое произошло неделю спустя. На глазах у прохожих его сначала прижали к капоту автомобиля, а после обыска посадили в машину и увезли.

У Саргсяна-младшего изъяли огнестрельное оружие, а его самого обвинили в незаконном хранении, но отпустили вечером того же дня.

Задержания и аресты бывших высокопоставленных чиновников власти называют борьбой с коррупцией, а политологи — избирательным правосудием.

«Их арестовывают не за то, что они были или являются коррупционерами, а за то, что они были частью класса, принимающего решения», — считает директор Института Кавказа Александр Искандарян.

Глава новой Службы госконтроля Давид Санасарян уверен, что Пашинян будет помогать ему в работе, даже если дело коснется его родственников и близких.

Служба госконтроля выявляет нарушения — в том числе и коррупционные — в работе членов правительства и отдает эту информацию премьер-министру. Дальше премьер уже сам решает, передавать ли ее в правоохранительные или надзорные органы.

При этом по закону Санасарян не имеет права самостоятельно передавать информацию о выявленных противозаконных действиях членов правительства в правоохранительные органы, но обязан отдать ее премьеру.

Давид Санасарян

«У нас [с Пашиняном] еще в самом начале была договоренность, что передо мной закрытых дверей и красных линий не будет», — заявляет глава Службы госконтроля.

В целом армянское общество положительно встречает новости об арестах бывших чиновников. Участники революции говорят, что шли на протесты именно из-за того, что устали от повсеместной коррупции.

«Многое изменилось. Против коррупции столько дел возбудили. Много денег вернут в правительство. Радость у всех людей — видите, как они радуются? Чувствуется, что в Армении будет прекрасная жизнь», — говорит жительница Еревана Наталья Базенян.

Фонтан на площади Республики в Ереване. Фото: Александра Ли / Kloop.kg

«Пашинян — хороший мужик»

Эйфория от революции все еще витает в воздухе — многие и вовсе будто обожествляют Пашиняна и верят, что он станет панацеей от всех бед.

На ступеньках перед зданием правительства сидят люди, которые хотят встретиться с премьер-министром и попросить его разобраться с крысами в подъезде, отремонтировать дом или помочь найти вторую работу.

«У нас в Армении очень сложно зарабатывать, а в магазине очень дорого. Здесь никому не интересно, как ты живешь и что делаешь, — рассказывает жительница Еревана Гаяне. — Но, когда Никол стал премьером, я почувствовала, что все будет хорошо. Пашинян не как Серж [Саргсян], он лучше. Он мне нравится, хороший мужик».

Листовка с надписью «Никол — премьер» на Северном проспекте Еревана. Фото: Александра Ли / Kloop.kg

Но есть и те, кто уже успел разочароваться в новом премьере и его кадрах. Артем Минасян, который тоже участвовал в революции, сейчас уже не уверен, что хочет видеть главой правительства именно Пашиняна.

«Лично я ему доверяю частично. Сейчас он довольно неплохой премьер-министр и дело не в нем, а в его окружении», — говорит Минасян.

В частности, он не доволен тем, что люди после революции пошли с нападками на главу армянской церкви Гарегина II — часть общества считает, что тот участвовал в коррупционных схемах при правлении Саргсяна и должен уйти с поста. Пашинян и его правительство на эти нападки пока никак не реагируют.

Тем не менее, и Минасян, и другие граждане Армении живут надеждой на лучшее будущее.

«После каждой революции, когда эйфория проходит и наступает тишина, уже становится видно, что да как», — говорит он с серьезным видом и, улыбаясь, добавляет: «Я пока что жду и надеюсь».