Рай для айтишника и безопасная среда. Почему кыргызстанцы уезжают жить и работать в Беларусь

1 min read
Фото: Александра Ли / Kloop.kg

Минск встречает холодным ветром на улицах с хорошо отреставрированными советскими зданиями. В городе чисто, а пешеходы и автомобилисты почти не нарушают правила дорожного движения.

Тут живет около двух миллионов человек. Однако из-за того, что город почти в три раза больше Бишкека по площади, в нем совсем не тесно. Даже в час-пик на улицах людей немного.

Это одна из причин, почему кыргызстанцы переезжают в Беларусь, но есть и другие. Например, Эрика Базылова влюбилась в Минск, когда путешествовала автостопом по постсоветским странам с парнем.

«Мы приехали в Минск, я вышла на вокзале и поняла, что хочу здесь жить. Это была любовь с первого взгляда», — говорит она.

Через несколько дней ее парню-программисту пришло приглашение на работу в Минске. После того, как его приняли на работу, он и Эрика забрали свои вещи из Бишкека и переехали в Беларусь.

Когда пара распалась, девушка уговорила свою подругу переехать и попробовать осесть в Минске. Здесь у них не было ни работы, ни жилья. Но девушек это не напугало. «У нас был только энтузиазм. У меня здесь живет тетя и троюродная сестра. Я понимала, что если у меня ничего не получится, я займу денег и просто уеду обратно в Бишкек», — рассказывает она.

Но обеим девушкам повезло — они нашли работу. Теперь Эрика и ее подруга вместе снимают квартиру и пока не собираются возвращаться в Бишкек. Говорят, уже привыкли к хорошей жизни в Минске.

«Я сейчас живу в районе, где очень много алкашей, но даже алкаши крайне деликатные. Они никогда не докопаются, не скажут тебе лишнего слова, без твоего разрешения даже не станут с тобой разговаривать. А в Бишкеке с тобой могут подраться и покрыть матом», — говорит Эрика.

Нравится ей и то, что в Беларуси людей не осуждают за внешний вид и поведение — у Эрики дреды и тоннели в ушах.

«В Бишкеке я избегаю многих районов, потому что там к тебе цепляются, трогают, смотрят на тебя. Едешь в общественном транспорте и чувствуешь, что тебя просто дергают за дреды. Я не хочу туда снова», — заключает она.

«В Бишкеке сплошной негатив»

Не у всех переезд в Минск связан с романтической историей. Екатерина Федорова окончательно решилась вместе с мужем переехать в другую страну, когда чуть не умерла после родов в государственной больнице в Кыргызстане.

«Случилось так, что нас оставили в палате одних. Я чуть не умерла, благо муж был рядом, вовремя притащил директора больницы. Мы поняли, что жить в Бишкеке нам страшно в плане медицины», — рассказывает она.

Уехать из Кыргызстана семья Екатерины планировала давно, еще до появления ребенка они подавали документы для эмиграции в Канаду — Минск даже не рассматривали. Но после ситуации с родами решили, что уезжать надо срочно, а мужу Екатерины как раз пришло приглашение на работу в Беларусь.

Сначала семья боялась перебираться в незнакомый город, поэтому первым переехал муж. Он провел разведку — нашел квартиру, узнал расценки, уровень жизни, условия для ребенка. Через три месяца приехали и Екатерина с дочкой.

«Мы сначала боялись с ребенком перебираться, потому что непонятно, куда едешь. Мы боялись не ассимилироваться, — рассказывает Катя и добавляет со смехом. — Мы не смогли тут нигде найти казан, чтобы плов приготовить. Тут продают только котелки и кастрюли».

Екатерина говорит, что в Беларуси редко нарушают правила дорожного движения — из-за больших штрафов и строгости законов.

«Мы недавно в отпуск в Бишкек ездили, и люди с такой ненавистью относятся друг к другу. Мы две недели всего пробыли там и поняли, что там сплошной негатив, — говорит она и приводит пример с дорогами. — Садишься за руль и все начинают бибикать. Если пропускаешь кого-то, считается, что ты лох. А тут на дорогах спокойствие».

Жить в Беларуси семье Екатерины нравится из-за лучшей инфраструктуры и безопасности.

«Тут с ребенком не страшно вообще. Что-то случилось, тут же можно вызвать платную или бесплатную скорую, и они приедут. Точно знаю, что приедут. Не страшно ночью идти по улице даже в час ночи. […] В последние полгода я читаю новости [из Кыргызстана] и страшно становится: насилуют детей, воруют», — рассказывает она.

Для программиста Эдуарда Аблязимова решающим фактором для переезда в Беларусь тоже стало рождение ребенка. «Мне нравится, как ребенок коммуницирует с другими детьми и очень нравятся государственные детские садики, которые, грубо говоря, бесплатные, но на хорошем уровне и без разницы, из какой ты страны и какое у тебя гражданство», — говорит он.

Фото: Александра Ли / Kloop.kg

«Не хватает глотка свободы»

«Здесь я более уверен, что государство защитит меня. В случае каких-то неправомерных действий в мою сторону государство будет действовать жестко, по всей строгости закона, — говорит Аблязимов. — Cложилось такое мнение, что на бытовом уровне все стараются соблюдать закон. У нас нужно идти и с кем-то договариваться через знакомых, здесь этого нет».

Безопасность — один из ключевых факторов, который удерживает кыргызстанцев в Минске. О ней говорили почти все респонденты, с которыми поговорила журналистка «Клоопа». Беларусь находится на 72 месте в рейтинге общественной безопасности Global Peace Index — на 21 позицию выше Кыргызстана.

«Жить классно: чисто, недорого, безопасно. Можно гулять в любое время дня. Например, в Бишкеке у меня нередко бывали инциденты, когда я гулял и просто неудачно завернул в подворотню. Это может произойти в любое время в любом районе. Полицейское государство — свои плюсы, свои минусы», — рассказывает программист Дмитрий Селиванов, который тоже переехал из Бишкека на работу в Минск.

Именно из-за этих минусов — верховенства правоохранительных органов и политической ситуации в стране — он не собирается навсегда оставаться в Беларуси и получать здесь вид на жительство.

«Политическая ситуация тут довольно непонятная. Порой применение законов происходит по принципу какого-то запугивания, — говорит Селиванов. — Все происходит по велению левой пятки какого-то человека (президента Беларуси Александра Лукашенко — прим. ред.). Если случится чудо и тут произойдет небольшая либерализация и демократизация — это будет вообще идеальная страна. Все, чего не хватает — это небольшого глотка свободы».

Из Минска программист планирует переехать в Испанию, США или Канаду. Пока же он вполне доволен своей жизнью в Беларуси, где он работает уже два года.

Работать с Западом, говоря по-русски

Эдуард Аблязимов перед переездом на работу в Минск успел поработать в США, но жизнь там у него не задалась.

«Я жил в Чикаго полгода, но друзей у меня там не завелось. Все мои друзья были приезжие из Кыргызстана. У меня никак не получилось интегрироваться, — рассказывает он. — Я когда сюда приехал, я вообще не почувствовал, что белорусы живут в другой стране — как-будто переместился в другую часть своего города. У нас с минчанами примерно одно воспитание — советское. Мы понимаем шутки, известные только в СНГ и только носителям языка, мы понимаем друг друга».

Аблязимова и его коллег по IT-сфере — одной из самых доходных и бурно развивающихся в стране — в Беларуси привлекает и то, что, находясь в русскоговорящей стране, можно работать над крупными проектами для США и Европы.

Кроме этого, добавляет Дмитрий Селиванов, белорусские компании зачастую оплачивают переезд сотрудника и его семьи, обеспечивают их жильем, помогают с регистрацией. Для программиста и его девушки это стало одним из решающих факторов.

«На самостоятельный переезд нужно немного больше денег. Сюда мне полностью покрыли все затраты, поэтому быстрее получилось, — объясняет Селиванов. — Если бы мне не поступило предложение на переезд в Беларусь, я бы еще полгода-год копил деньги и дальше уезжал бы куда-то сам, куда решил бы в тот момент».

Мусор как дурной тон

В новой стране Селиванова и его девушку сразу поразило, что люди не привыкли мусорить на улице — на главной площади Минска горожане праздновали новый год, там продавали глинтвейн в пластиковых стаканчиках, но не было урн. Когда все разошлись, на земле не осталось никакого мусора.

«Я отлично помню, что было бы на нашей площади [Ала-Тоо в Бишкеке], если бы что-то продавали в пластиковых стаканчиках — они бы усеяли всю площадь. И меня поразило, что при очень большой толпе, я не увидел ни одного стаканчика на земле. Тут считается дурным тоном мусорить на улице», — вспоминает Селиванов.

Фото: Александра Ли / Kloop.kg

Белорусских детей учат не мусорить и соблюдать правила дорожного движения еще в детских садах и школах — для взрослых же это просто привычка.

«После переезда был только восторг от того, как классно, что может быть нормально организован общественный транспорт, с помощью которого за копейки можно добраться в любую точку города на метро или троллейбусе. Тут отличные больницы, мгновенно приезжающая и абсолютно бесплатная скорая, несмотря на то, что мы иностранцы, очень квалифицированные врачи», — перечисляет Селиванов важные для себя преимущества Минска.

Самым негативным белорусским опытом для него оказалась бюрократическая процедура продления регистрации: «Я потратил много времени на продление срока пребывания. [Но] пока для меня здесь позитивных моментов больше, чем негативных».

Возвращение в Кыргызстан он практически не рассматривает — говорит, что вернется «если только крупно зафейлит и останется без денег и возможности устроиться в хорошее место».